РАЦ: «Боялся ярлыка «Предатель»

Василий Рац рассказал о своей богатой на события футбольной жизни

Метки
РАЦ: «Боялся ярлыка «Предатель»

Ярких эпизодов в карьере самобытного полузащитника киевского «Динамо» и сборной СССР этнического венгра Василия РАЦА было предостаточно. Под руководством Валерия Лобановского Василий выигрывал Кубок обладателей Кубков, серебро Евро-1988 и трижды - чемпионат СССР. Затем Рац выступал за испанский «Эспаньол» и венгерский «Ференцварош». Завершив карьеру, Василий основал в Будапеште фирму «Рац и сыновья». В прошлом году он попытался вернуться в футбол, став помощником главного тренера киевского «Динамо» Йожефа Сабо, но после прихода в клуб Юрия Семина оказался не нужным команде, где прошли его лучшие футбольные годы.
 
ПРЕДЛОЖЕНИЕ БЕСКОВА
- Василий Карлович, правда ли, что вы еще на заре своей карьеры могли оказаться в Москве?

- Было дело. В 1981 году, когда я выступал за винницкую «Ниву», после одной из домашних игр меня кто-то попросил выйти из раздевалки на улицу. Там в машине сидел Александр Петрашевский. Я сел к нему в автомобиль. Он успел сказать, что внимательно наблюдает за моей игрой. Пригласил в московское «Динамо». Сказал, что это великий клуб, из которого мне будет легче попасть в сборную СССР. Но продолжения разговора не последовало – к машине буквально подбежал наставник «Нивы» Иван Терлецкий. Он одним махом вытащил меня из авто и накинулся на Петрашевского: «Оставь в покое парня». Покричали друг на друга, после чего Петрашевский уехал. А Иван Иванович, отдышавшись, махнул рукой в мою сторону: «Не беспокойся, твоя команда еще придет».
 
- И к вам вскоре приехали гонцы из киевского «Динамо».
- Спустя несколько дней после того случая Иван Терлецкий вызвал меня в свой кабинет. Там уже ждал Анатолий Сучков. Он спросил, как я смотрю на перспективу играть в киевском «Динамо». Я почему-то ответил, что не знаю. Сучков вскочил со стула и взорвался: «Как не знаешь, тебя ведь киевское «Динамо» приглашает?!» Я спокойно парировал: «Пусть решает Иван Иванович – я ему полностью доверяю». Терлецкий тут же дал добро. Я, естественно, тоже согласился. Единственное, о чем я договорился с тренером, так это чтобы он взял меня обратно в «Ниву», если в «Динамо» не заладится.
 
- А до приезда Петрашевского и Сучкова другие клубы не пытались вас переманить?
- Были предложения от «Пахтакора» и запорожского «Металлурга». Но, думаю, Терлецкий к тому времени уже договорился о моем переезде в Киев, у него были хорошие отношения с Валерием Лобановским. Поэтому другой дороги у меня не было. Иван Иванович сам отвез меня в Киев. Наверное, боялся, чтобы никто не перехватил в пути. На вокзале нас ждал динамовский автобус – Терлецкий передал меня Михаилу Фоменко, который тогда тренировал дубль киевлян, как говорится, лично в руки.
 
- Тем не менее в Киеве вы стали своим не сразу и в 1982 году подумывали о переходе в «Спартак». Почему не поддались на уговоры Константина Бескова?

- Лобановский удержал. Для меня тот сезон вышел неудачным, я не проходил в основной состав. Мы играли последнюю игру чемпионата СССР со «Спартаком». Бесков позвонил тогда в гостиницу. Сказал, что хочет встретиться, подъедет к отелю и будет ждать в машине. Я вышел, сел в Merсedes. Константин Иванович начал рассказывать, что пристально следит за моими выступлениями. По его мнению, мой стиль игры органично вписывается в «спартаковский». «Мы здесь играем в хороший футбол и получаем удовольствие от игры, а в Киеве только бегать нужно. Футбол Лобановского – беготня и загон футболистов», - приводил аргументы Бесков. Предложил переходить к нему. Даже протянул какую-то бумагу, чтобы я написал заявление.
 
- Что ответили?
- Из «Динамо» намереваюсь уйти, потому что хочу играть. Но заявление подписывать не стал. Сказал, что нужно переговорить с Васильичем. Однако после разговора с Лобановским решил остаться в Киеве. Он каким-то образом узнал о моих контактах с Бесковым. Когда я ему поведал свои сомнения, он как отрубил: «Мне только что позвонили, «Спартак» взял нескольких новых игроков. В Москве тебе придется все заново доказывать. А здесь ты уже свой, я на тебя рассчитываю. Аккурат после сборов получишь квартиру в Киеве». Убедил, одним словом. Квартиру действительно вскоре дали. А перед Бесковым пришлось извиняться.
    
ТРИ МЕСЯЦА В «ЭСПАНЬОЛЕ»
- Думаю, о своем выборе не пожалели, ведь вы выиграли с «Динамо» немало трофеев, да и в сборную СССР постоянно вызывались. А затем попали в число первой волны советских легионеров, которые уехали в Западную Европу…

- Получилось, что в один прекрасный день Лобановский вызвал меня в кабинет. Говорит, мы вынуждены делегировать тебя в Испанию. Но у тебя есть право выбора. В «Глазго Рейнджерс», который тогда тренировал Грэм Сунесс, левый полузащитник сломался, они готовы сейчас подписать с тобой трехлетний контракт. Только сначала ты должен на три месяца съездить в «Эспаньол». Или же шотландцам даем отбой, и затем, если проявишь себя в Испании, можно будет пролонгировать соглашение с «Эспаньолом».
 
- Удивились подобным раскладам?
- Был озадачен. Но, взвесив все, решил с «Рейнджерс» ничего не подписывать. Подумал, что спешить не стоит. На носу был чемпионат мира, хорошее выступление в котором могло значительно поднять статус игрока. У меня к тому времени супруга была беременна, и мы с ней решили, что нам больше подходит климат теплолюбивой Испании. Плюс я надеялся, что «Эспаньол» сможет остаться в элитном дивизионе и мне удастся подписать с ним серьезный и более долгосрочный контракт.
Лобановский, кстати, накануне чемпионата мира не хотел отпускать меня в команду, которая плетется в хвосте турнирной таблицы. Но был вынужден это сделать, так как клубы уже подписали предварительное соглашение.
 
- Как получилось, что финалист Кубка УЕФА-1988 вылетел на следующий сезон из примеры?
- В предыдущий сезон «Эспаньол» действительно вышел в финал Кубка УЕФА. Дома испанцы победили леверкузенский «Байер» - 3:0, но в Германии немцы сумели ликвидировать такой впечатляющий гандикап и в серии пенальти отпраздновали победу - 3:2. Однако затем в Барселону приехал Хавьер Клементе, который начал создавать новую команду. В чемпионате «Эспаньол» стартовал неудачно и по ходу сезона так и не смог найти свою игру. Мы уступили в переходных играх. Впрочем, моя игра, судя по всему, испанцев устраивала. Они предложили новый контракт. 150 тысяч долларов за год, Merсedes и квартиру.
 
- Почему же не остались в Барселоне?
- Лобановский еще перед моим отъездом говорил, что через три месяца я в любом случае должен вернуться в Киев. «Если не вернешься, спорткомитет тебя «зарубит» как минимум на год», - грозил Васильич. Честно говоря, когда я окунулся в испанский клубный футбол, увидел уровень жизни в этой стране, местный быт, отношение к игрокам, возвращаться домой перехотел. Думал остаться, но побоялся, что на меня навесят ярлык предателя. Тогда еще была свежа история с побегом в НХЛ Александра Могильного. Побоялся за родителей, жизнь которых стала бы, по моему мнению, невыносимой – их в селе все знали.
 
- Вернувшись в Киев, вы были в команде едва ли не последним из могикан – большинство партнеров разъехалось по заграничным клубам. 
- Да, по-моему, не было ни одного из тех, с кем я выигрывал Кубок кубков. Лобановский уехал в ОАЭ, команду тренировал Анатолий Пузач. Мне тяжело было вновь окунуться в нашу суровую реальность. Пузач говорил, дескать, оставайся, будешь лидером команды. Но я сразу сказал, что хочу уехать и играть здесь больше не смогу.
 
ЗАГАДОЧНАЯ БОЛЕЗНЬ
- Почему же в качестве продолжения карьеры вы выбрали Венгрию - не самую футбольную страну? Не было предложений от клубов из Западной Европы?

- Это сейчас уже сформировался рынок агентов. Тогда у нас такого и в помине не было. О Венгрии вспомнил по нескольким причинам. Во-первых, я венгр по национальности. В детстве разговаривал на венгерском языке, смотрел венгерские телеканалы, болел за венгерские клубы. Поэтому сам Бог велел завершать карьеру в Венгрии. К тому же тогдашний президент «Динамо» Виктор Безверхий сразу сказал: «В венгерские клубы тебя отпустим бесплатно, в остальные – за деньги». Венгрия уже тогда в футбольном плане была небогатой страной.
 
- И как вы вышли на «Ференцварош»?
- В венгерском посольстве в Киеве работал знакомый. Через него я вел переговоры с клубами «Вашаш», «Гонвед», МТК и «Ференцварош». Все они выразили заинтересованность, поэтому у меня был выбор. Отдал предпочтение самому популярному в Венгрии клубу – «Ференцварошу». 
 
- Но перед отъездом в Будапешт с вами произошел случай, который поставил под сомнение не только вашу футбольную карьеру, но и жизнь.
- Тогда мне стало страшно. В декабре 1990-го я самостоятельно стал готовиться к новому сезону. 31 декабря потренировался на стадионе «Динамо». Принял душ. С мокрой головой простоял, пытаясь поймать такси, около тридцати минут. Дома с семьей посидели, немного выпил и лег спать. Ночью чувствую себя не в своей тарелке. Плохо, не могу пошевелить ни левой рукой, ни ногой. Оказалось, парализовало всю левую сторону. Вызвали «скорую помощь». Две недели пролежал в госпитале. Думаю, здесь сказались и почти десять лет запредельных нагрузок в «Динамо». Ведь я провел несколько сезонов без замен. Короче, сначала речь шла совсем не про возвращение в футбол. А из «Ференцвароша» все время, которое я пролежал в госпитале, обрывали домашний телефон. Жена сначала скрывала правду, говорила, что я подхватил простуду. Но когда через несколько недель я немного пришел в себя и начал ходить, позвонил в Будапешт. Рассказал все как есть, без утайки. В клубе к происшедшему отнеслись с пониманием.
 
- В «Ференцвароше» без проблем прошли медицинский осмотр?
- Нет, врач не дал разрешения включать меня в заявку команды. Отказался подписывать соответствующие бумаги. Я не знал, что делать. Помог профессор-невропатолог, большой поклонник футбола. С ним президент «Ференцвароша» договорился, профессор дал разрешение с условием, чтобы я ежемесячно ездил к нему на медосмотр. С клубом я подписал контракт на два с половиной года. Здесь свою роль сыграло мое имя – я был единственным венгром в сборной СССР. Болельщики «Ференцвароша» узнали, что я не Василий Рац, а Ласло Рац. Они ждали от меня яркой, искрометной игры, но я на нее уже не был способен. Хотел показать себя, но у меня уже были проблемы с координацией. Так промучился полтора года. А затем венгерские бизнесмены попросили помочь им с наведением мостов на Украине. Я решил уйти в бизнес. Разорвал контракт и с головой окунулся в новую работу.
 
- Однако в сезоне-1996/97 вы вернулись в футбол и проработали несколько месяцев в тренерском штабе «Ференцвароша».
- Меня пригласил к себе помощником Золтан Варга, который в свое время играл в сборной Венгрии, а потом покинул страну, уехал, учитывая тогдашний социалистический строй в Венгрии, в Западную Европу. Выступал за «Аякс». Он сам меня нашел и пригласил в «Ференцварош». Однако долго проработать в клубе мы не смогли, там не проводили серьезную системную работу по возрождению клуба. В итоге сейчас у венгерского футбола - огромные проблемы как с полями, так и с инфраструктурой.
 
РЕВОЛЮЦИЯ НУЖНА
- Почему же в Венгрии все так плохо? Местные бизнесмены не хотят вкладывать деньги в футбол?

- Думаю, они не видят в этом смысла. Здесь показателен пример многолетнего лидера венгерского футбола - «Ференцвароша». Команда сыграла в Лиге чемпионов, заработала деньги. Но никто не знает, куда они делись, затем коллектив начал распадаться. В итоге клуб вылетел из элитного дивизиона и уже второй сезон предпринимает безуспешные попытки вернуть себе место под солнцем.   
 
- У вас в Венгрии был бизнес. Чем занимаются жена и дети?
- Когда меня пригласили в тренерский штаб киевского «Динамо» помогать Йожефу Сабо, жена осталась в Будапеште, вела дела, присматривала за сыновьями. Старший, Ласло, пошел по моим стопам, играет в футбол. Говорят, похож на отца. Левша. Ростом выше меня. Данные лучше. Функционально хорошо бежит. Любит футбол. Окончил школу, поступил в Будапеште на заочное отделение института физкультуры, учится на менеджера. Честно говоря, я хотел бы отправить его на стажировку в какой-нибудь украинский клуб. Думаю, на хороших полях и с квалифицированным наставником Ласло мог бы значительно прибавить в футболе. В прошлом году он уже тренировался на базе в Конче-Заспе с дублем «Динамо». Для него это был хороший урок. Я не хотел, чтобы его воспринимали как сына Василия Раца. Искусственно продвигать сына не буду. Он сам должен доказывать все на футбольном поле. Моя задача - создать ему для этого соответствующие условия. Все-таки возраст у него еще не критический – только 18 лет.
 
- Слышал, что ваш младший сын, шестнадцатилетний Атилла, – один из лучших теннисистов в Венгрии в своем возрасте.
- Атилла - максималист и в учебе, и в спорте. Для дальнейшего прогресса ему тоже желательно сменить обстановку, уже нужна полноценная игровая практика на уровне международных турниров. Я сам часто посещаю его занятия. А как будет дальше, посмотрим.
 
- В Будапеште у вас квартира или дом?
- Дом.
 
- Венгры довольны, что их страна вошла в Евросоюз?

- Нет. Цены сравнялись с европейскими. На бензин цена выше, чем в Австрии, хотя доходы австрийцев и венгров разнятся многократно. Для простых людей это плохо. Многие теперь живут буквально на грани нищеты. А ведь в свое время среди социалистических стран Венгрия и Югославия были самыми капиталистическими, самыми развитыми. Евросоюз хорош для развитых стран Европы. Венгрия нужна им как рынок сбыта. Простым венграм Евросоюз не нужен. В Украине, думаю, похожая ситуация. Если Украина войдет в Евросоюз, люди будут только выживать.
 
- Скажите, пожалуйста, получали ли вы в Венгрии тренерскую лицензию?
- Нет. Мог, конечно, но не видел смысла. В Венгрии футбол в полном упадке. Там живут только славными воспоминаниями далекого прошлого. Несколько лет назад казалось, что дальше некуда падать. Но только казалось, ведь венгерский футбол продолжает скатываться вниз. Поэтому я предпочел несколько раз съездить в Киев и сдать там на диплом PRO.
 
- Только поработать в киевском «Динамо» вам удалось недолго.

- (После паузы.) Скорее всего, мне стоит перевернуть эту страничку. Хотя могу привести известную пословицу: «Никогда не говори никогда».
 
- А почему, кстати, во время работы в «Динамо» вы жили на тренировочной базе в Конче-Заспе?
- Квартиру в Киеве я продал еще в 1994 году Ване Яремчуку. Думал, буду жить в Будапеште. Но мне было вполне нормально и на базе в Конче-Заспе. Да и зачем мне квартира, если семья живет в Венгрии?
 
Рука Хиддинка
- Двадцать лет назад сборная СССР завоевала серебряные медали чемпионата Европы. Время не стерло в вашей памяти эпизоды выступления команды в Германии?

- Самые яркие эпизоды, безусловно, остались. Это, во-первых, оба матча с голландцами. В первом поединке Рууд Гуллит и компания по игре выглядели лучше нас, но победа досталась СССР. Единственный гол в том поединке оказался на моем счету – Игорь Беланов сбросил мне мяч, а я внешней стороной стопы левой ноги отправил его в дальний от Ван Брекелена угол ворот. Перед финальным матчем голландцы нас уже боялись. Но на поле ситуация оказалась прямо противоположной. Мы выглядели лучше, но проиграли. Что делать, так сложились обстоятельства. Гол, который нам забил Марко ван Бастен, можно увидеть раз в тридцать лет.
 
- Правда ли, что после проигранного финала Валерий Лобановский плакал прямо в раздевалке?
- Вряд ли. По крайней мере, я такого не помню. Зато прекрасно помню, как после матча несколько «ответственных работников» распекали нас за «позорное» поражение. Валерий Васильевич за нас тогда заступился. Он недоуменно пожал плечами, как, дескать, второе место на континенте можно считать позором?
 
- Тем более что до финала сборная СССР провела полуфинальный матч со сборной Италии, после которого наставник итальянцев Вичини с чувством тряс руку Лобановскому и благодарил его за «преподанный урок».
- Тот поединок был лучшим для сборной СССР на турнире. По моему мнению, он вообще был одним из самых ярких за всю историю чемпионатов Европы. Мы даже шанса итальянцам не предоставили. После поединка многие из нас были уверены, что мы обыграем голландцев в финале.
 
- Сборная России за свою пока что недолгую историю и близко не подошла к подобному результату. Как считаете, есть ли у подопечных Гууса Хиддинка нынешним летом шанс попробовать повторить достижение двадцатилетней давности?
- Искренне считаю, что Хиддинк – один из лучших тренеров не только Европы. В организации игры российской дружины чувствуется рука старины Гууса. Думаю, ваша сборная должна выйти из группы. Подбор игроков в российской сборной неплохой. Двадцать лет назад в нашей команде не было ярко выраженного лидера. Даже Беланов, выигравший за два года этого «Золотой мяч», считался равным среди равных. Но каждый из нас выходил на зеленый газон и добротно делал свое дело. У подопечных Хиддинка сейчас похожая ситуация. Думаю, россияне входят в число четырех-пяти команд, которые могут преподнести сюрприз и выйти в финал.
 
Василий (Ласло) Карлович РАЦ
Дата рождения: 25 марта 1961 года.
Место рождения: село Фанчиково, Украина (СССР).
Амплуа: полузащитник.
Выступал за клубы: «Карпаты» Львов – 1978—1980, «Ниву» Винницу 1980—1981, киевское «Динамо» 1981—1989, 1991, «Эспаньол» Барселона, Испания - 1989, «Ференцварош», Венгрия – 1991—1992.
Достижения: вице-чемпион Европы-1988, обладатель Кубка Кубков-1986, трехкратный чемпион СССР, трехкратный обладатель Кубка СССР, чемпион Венгрии - 1992.
За сборную СССР сыграл 47 игр, забил 4 гола. Участник чемпионатов мира – 1986, 1990.
Вошел в символическую сборную чемпионата Европы-1988.
Тренерская карьера: тренер «Ференцвароша», Венгрия – 1996—1997, тренер «Динамо» Киев, Украина – с сентября по декабрь 2007 года.
 
Максим РОЗЕНКО

Еженедельник Футбол (Россия)

Подписывайся на наш канал в Telegram и узнавай все самые свежие новости первым!

Источник — Sport.ua

(1 голос)

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Новости партнеров
Загрузка...
Комментарии
    Комментарии отсутствуют. Вы можете стать первым.
    Комментарии отсутствуют. Вы можете стать первым.
Вы не авторизованы.
Если вы хотите оставлять комментарии, пожалуйста, авторизуйтесь.
Если вы не имеете учётной записи, вы должны зарегистрироваться.
Продолжая просматривать SPORT.UA, Вы подтверждаете, что ознакомились с Политикой конфиденциальности