Олеся ПОВХ: «С детства мечтала побить рекорд Пинтусевич»

Украинская бегунья - о своей профессиональной карьере

Олеся Повх в нашей женской эстафетной команде 4х100 метров отводится место локомотива, призванного на своем первом этапе разогнать «состав» так, чтобы запаса скорости хватило до самого финиша. Без днепропетровской бегуньи не обошелся ни один триумф украинской команды.
 
Она задавала темп в «золотом» забеге на чемпионате Европы-2010 в Барселоне, делала первые шаги к исторической «бронзе» чемпионата мира-2011 в Тегу, а год спустя в Лондоне - к исторической для Украины олимпийской медали - тоже бронзовой. В этом зимнем сезоне мы не увидим Олесю на официальных турнирах: впервые за пять лет она решила взять тайм-аут. Не для отдыха, а для новых начинаний и свершений.
 
О поворотном этапе в своей спортивной жизни, о невозможных возможностях женской дружбы, о мечтах, родом из детства и, наконец, о том, как наступить на горло собственной лени, Олеся Повх рассказывает читателям «СЭ».
 
С РУРАКАМИ РАССТАЛИСЬ БЕЗ ОБИД
 
- Я ушла из группы Михаила и Константина Рураков, - призналась Леся. - И сейчас тренируюсь самостоятельно по плану Валентина Бондаренко – тренера, который привел к золоту чемпионата мира Жанну Пинтусевич-Блок.
 
На данный момент у нас не получается работать в непосредственной близости: У Валентина Петровича контракт в Португалии. Мы работаем на расстоянии: Бондаренко планирует для меня тренировки, мое же дело – неукоснительно выполнять все его указания. Каждый день связываемся по скайпу и обсуждаем проделанную работу.
 
А в марте планируем провести совместный сбор в Португалии и начать подготовку к летнему сезону. При этом в Украине я тренируюсь не одна. Бондаренко - мозг нашей небольшой команды. Но дома со мной работает и другой наставник.
 
- Какие нововведения появились в вашей подготовке вместе со сменой тренера?
- Мы кардинально изменили направленность тренировок. Раньше у нас превалировали силовые нагрузки, теперь же выполняю много беговой работы, развивая скоростную выносливость. Надеюсь, у меня все получится. Силы у меня достаточно, тренировки в группе Михаила и Константина Рурака принесли свои плоды. Теперь будем разбегаться. Я благодарна своим бывшим тренерам. Но сейчас пришло время перемен. Мы с Константином Михайловичем посоветовались и приняли решение расстаться. К счастью, между нами нет обид, мы продолжаем общаться. И, конечно же, сотрудничать в периоды подготовки эстафетной команды, за которую он отвечает.
 
Самые теплые отношения поддерживаю и с Машей Ремень, вместе с которой я начинала свой путь в большом спорте. Мы приехали в Запорожье к Михаилу и Константину Руракам из разных городов - я из Днепропетровска, Маша из Макеевки. Мы были практически неразлучны, даже квартиру снимали вместе. Многое пережили, делили победы и поражения. Такая дружба не может развалиться со сменой тренера. Да, мы конкурентки. Но главное, чему научились за годы совместных тренировок, - разделять спорт и жизнь за пределами стадиона. Обсудив прошедшую тренировку и указав друг дружке на увиденные ошибки, мы шли домой, беседуя о тысяче вещей, совершенно не связанных с легкой атлетикой. Вот подумаю о том, что на сборах у меня может быть другая соседка по комнате, и становится тоскливо… Надеюсь, на соревнованиях мы с Машей по старой привычке снова будем жить вместе.
 
С другими девочками у меня не такие доверительные отношения. Но даже таких заядлых индивидуалисток, какими небезосновательно принято считать бегуний на спринтерские дистанции, всерьез сплотила эстафета.
 
РЕМЕНЬ РАССМЕШИТ КОГО УГОДНО
 
- Когда люди долгое время делят одну территорию, они волей-неволей перенимают некоторые привычки. Маша рассказала, что от вас она научилась быть уверенной и спокойной. А что «одолжили» у нее вы?
- Наверное, умение отключаться от повседневных проблем и настраиваться на позитив. Вообще-то я чрезвычайно мнительная. А вот Маша, как никто, умеет оставлять все ненужное в стороне. Она, кажется, даже Несмеяну смогла бы рассмешить. Мы, когда проводим время вместе, только и делаем, что смеемся.
 
- У вас спортивная семья. Значит ли это, что ваш жизненный путь был предопределен?
- Это не совсем так. Мои папа и мама тоже занимались легкой атлетикой: как и я, бегали спринт, хотя и не на таком высоком уровне. И «в наследство» родители передали мне очень полезные качества: папа - частоту движений, мама – хорошую реакцию и скорость. А еще по-настоящему спортивный характер. Впервые на стадион я попала в девятилетнем возрасте. Это был мой собственный выбор. Мама была против моих занятий легкой атлетикой, ведь она по себе знала, какой это нелегкий труд. Она видела меня пианисткой. Тогда я стала убеждать, даже умолять папу. Мне казалось, что просто не смогу прожить без бега. В школе я участвовала во всех соревнованиях по легкой атлетике и практически всегда побеждала. К тому же, все чемпионаты мира проходили у меня на глазах: мы с родителями не пропускали ни одной трансляции. Рьяно болела за Жанну Блок. Ее победа на стометровке чемпионата мира-2001 в Эдмонтоне стала для меня настоящим праздником. Феноменально, когда «белая» бегунья обыгрывает в спринте темнокожих соперниц, которым сам бог велел быстро бегать. Меня воодушевил ее рекорд Украины - 10,83, который до сих пор актуален.
 
Благодаря чему побеждала Жанна? Железная воля и бойцовский характер, приправленные завидными техническими характеристиками - физической силой и длиной шага. Все соперницы без исключения боялись ее еще до старта. Я с детства мечтала бегать так, как Жанна. И впоследствии побить ее рекорд. Из-за поглотившей меня любви к легкой атлетике я даже бросила прыжки на батуте. Не удивительно, что папа не выдержал и отвел меня на стадион «Трудовые резервы».
 
ЖАЛЬ, ЧТО НЕ РАЗЫГРЫВАЮТ МЕДАЛИ В БЕГЕ НА 20 МЕТРОВ
 
- А какие качества помогают вам бежать к рекордам?
- Огромное желание! Еще у меня имеется быстрота реакции выхода со старта. Я всегда мечтала, чтобы проводили чемпионаты мира по бегу на 20 метров: думаю, какую-то медаль я бы там зацепила. (Смеется). Теперь моя главная задача - добиться такого же стремительного финиша. Моя стометровка укладывается в 53 шага. В идеальном варианте Жанна Блок пробегала ее за 49 шагов. У меня много ошибок, поэтому работы непочатый край. 
 
- Чью технику хотели бы примерить на себя? 
- Ничью! Хочу добиться того, чтобы мою собственную технику считали эталонной (Смеется). Хотя, конечно, есть люди. которые просто не могут не восхищать - это Кармелита Джетер или Шелли-Энн Фрейзер-Прайс. А техника бега Флоренс Гриффит-Джойнер вообще образец на все века. Кроме мощных мышц, присущих всем темнокожим спортсменкам, у нее совершенные пропорции тела. Поэтому нам, европейцам, повторить ее технику на полной скорости практически невозможно. Чем мы можем побить такой козырь? Трудолюбием и рациональным подходом. Обычно темнокожие спринтеры бегут естественно, что не очень технично. Им тренеры не меняют технику. Нам же нужно оттачивать детали и работать до седьмого пота.
 
- Вы с первых дней стали специализироваться на спринте или успели попробовать другие дисциплины?
- Когда я пришла в секцию легкой атлетики, там не оказалось специалистов по спринту. Поэтому некоторое время я занималась общефизической подготовкой под руководством тренера по метанию. Впоследствии на меня обратила внимание закончившая карьеру известная бегунья Антонина Слюсарь. Под ее руководством я и стала профессионально заниматься спринтом.
 
Затем пришла пора переключиться на несколько иной уровень работы. Я поехала тренироваться в Запорожье к Михаилу и Константину Руракам. Так хотела усовершенствовать свой бег, что не думала о том, как тяжело мне будет в чужом городе без родителей и друзей. Меня поначалу преследовали и финансовые трудности. Но я знала: эти тренеры помогут мне подняться. А ради этого можно и потерпеть. Всеми способами поддерживали меня и родители. Мама напрочь забыла о моей не сложившейся музыкальной карьере и стала самой рьяной моей болельщицей. Дома даже оформила уголок «моей спортивной славы»: вывесила фотографии, выставила кубки и медали. Мама – мой самый близкий человек. Мы созваниваемся даже для того, чтобы сказать друг другу доброе утро или пожелать спокойной ночи. Она в курсе практически всего, что происходит в моей жизни. Так что я, судя по всему, мамина дочка. (Смеется). Хотя мама утверждает, что похожа я больше на папу. 
 
КОШКА ВЫТИРАЛА МНЕ СЛЕЗЫ
 
- Занятия в музыкальной школе как-то повлияли на ваши музыкальные предпочтения?
- Я занималась музыкой, но при этом была настолько далекой от нее! Сейчас, если вы посадите меня за фортепиано, я ничего путевого вам не сыграю. Слушаю же очень разную музыку - под настроение. На мобильном телефоне для меня поет Ирина Дубцова. А вот в литературе предпочитаю классику. Сейчас читаю «Красное и черное» Стендаля. Впервые эту книгу взяла в руки во втором классе. Но тогда мама сказала, что лучше на какое-то время ее отложить. Теперь вот вспомнила. Еще очень люблю детективы.
 
- Если бы вы стали писать книгу о себе, какой период своей жизни описывали бы с наибольшим удовольствием?
- Конечно же, детство. Несмотря на все трудности 90-х, я чувствовала себя защищенной, под маминым крылом. А значит, счастливой. Помню все свое детство: самые мимолетные события тогда казались значимыми. Но с наибольшим удовольствием вспоминаю, как играла со своими домашними животными. Вот моя кошечка, когда я плакала, вытирала мне слезы… Также подробно описала бы запорожский период, когда жизнь в один момент сделала крутой поворот. До сих пор, когда пересматриваю видео с чемпионата Европы-2010 в Барселоне, на глаза наворачиваются слезы. Эта первая и неожиданная победа кардинально изменила мое восприятие жизни и моего места в ней. Я осознала, что наши успехи имеют значение не только для нас и наших тренеров, но и для всей страны. Что пот и слезы на тренировках были пролиты не зря. В тот момент я почувствовала себя профессионалом. А еще поняла, что повзрослела.
 
С радостью также вспоминаю о своей первой личной победе, которая случилась год спустя в Париже, на чемпионате Европы в помещении, в беге на 60 метров. Следующей ступенью стала эстафетная «бронза» чемпионата мира и, конечно же, олимпийская медаль Лондона. Для меня эти медали находятся вне какого-то рейтинга. Все они имеют для меня одинаковую ценность.
 
НА МЕСТЕ ПОГРЕБНЯК Я БЫ, НАВЕРНОЕ, УШЛА ИЗ СПОРТА
 
- Лично для вас London is…
- …захватывающий триллер со счастливым концом. Анализирую наши результаты, мы с девчонками имели все основания рассчитывать на медаль. Но эстафета - это своеобразная лотерея, где карты может спутать неудачная передача палочки или ошибка в коридоре. Мы понимали, что все зависит только от нас. Но до последнего не знали, в каком составе побежит наша четверка, и поэтому не могли избавиться от безумного напряжения. Два года до главного старта четырехлетия украинская команда была на хорошем счету.
 
В нашем квартете все было слажено: отточен каждый шаг, каждый жест. И тут в последний момент тренеры решили внести изменения (Кристину Стуй, бежавшую в Тегу последний этап, тренеры поставили на вторую позицию вместо Наталии Погребняк, а заключительный отрезок доверили Елизавете Брызгиной; Наталия Погребняк по результатам отбора в эстафетную команду не попала - Е. С.). Наша тройка Повх - Погребняк - Ремень была  слаженной, мы спинным мозгом чувствовали друг друга при передаче эстафеты. Когда же ключевая связка была разорвана, казалось, потерялись в пространстве. Мне не удавалось скрыть панику, царившую внутри, и сконцентрироваться на соревнованиях. Вместо этого переживала обиду вместе с Наташей Погребняк, которая вместе с нами съела не один пуд соли, но вот в олимпийскую четверку не попала. На ее месте я бы ушла из спорта. Но она, к счастью, осталась. Более того, улучшает свои результаты. Мне бы очень хотелось, чтобы в Рио-2016 уже никто не сомневался в способностях нашего трио. Чтобы мы снова финишировали на призовой позиции и завоевали олимпийскую медаль - для Наташи.
 
- Перед стартом атлетов заводит один вид соперниц. Есть ли у вас секрет: как выплеснуться на дорожке, а не до начала забега?
- Контролировать своим эмоции получается уже на автомате. Раньше же мне казалось, что все мои переживания моментально отражаются на лице. А потом посмотрела запись соревнований и удивилась: на меня смотрела внешне совершенно спокойная Олеся. Мой мозг уже сам все знает: когда нужно отрешиться от всего на свете, а когда выстрелить.
 
- Спортсмены нередко признаются, что их основной соперник - лень. И побороть ее - вот главный рецепт победы…
- Хотелось бы и мне узнать этот рецепт. (Смеется). Я ведь тоже очень ленивая. На тренировке готова много работать. А вот в свободное время разводить лень - мое любимое занятие. Если бы было возможно, я спала бы до часу, потом смотрела б телевизор, отдыхала. Но такое могу позволить себе только во время отпуска. На тренировке у меня проявляется другой недостаток - жалость к себе, особенно когда очень тяжело и приходится переступать через себя. В такие моменты не получается стимулировать себя. Это обычно делает кто-то другой - тренер, друзья или родители.
Подписывайся на наш канал в Telegram и узнавай все самые свежие новости первым!

Источник — Sport.ua

(1 голос)

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Метки
Новости партнеров
Загрузка...
Комментарии
    Комментарии отсутствуют. Вы можете стать первым.
    Комментарии отсутствуют. Вы можете стать первым.
Вы не авторизованы.
Если вы хотите оставлять комментарии, пожалуйста, авторизуйтесь.
Если вы не имеете учётной записи, вы должны зарегистрироваться.
© 2003-2019 Sport.ua
Продолжая просматривать SPORT.UA, Вы подтверждаете, что ознакомились с Политикой конфиденциальности