Волшебный Кев

Отрывки из автобиографии Кевина Кигана

Волшебный Кев

Мы продолжаем знакомить наших читателей с мемуарами великих иностранцев, не переведенные пока что на русский язык. На сей раз, нашим героем стала звезда Ливерпуля и Гамбурга 70-х, владелец двух Золотых мячей, Кевин Киган. В своей книге Кевин изложил немало интересных фактов, которые, возможно, заинтересуют как старшее поколение (лицезревшее Mighty Мауса на поле), так и молодежь, в лучшем случае знающая его как тренера.

 

Потомственный шахтер

Насколько я мог установить, наша семья прибыла в Ньюкасл из Ирландии во времена картофельного голода, в поисках работы на угольных шахтах северо-востока. Мой дед, Фрэнк Киган, жил в Стэнли и работал на ответственной должности, он был инспектором. Я не застал его, но мой отец часто рассказывал мне, что он проявил себя настоящим героем во время часто случавшихся в те времена (и, к сожалению, случающихся в некоторых отсталых странах до сих пор – прим. А.К.) несчастных случаев на шахтах. Я не сильно верил ему, но когда стал играть за Ньюкасл и упомянул о своем деде, ко мне пришло много писем, и все это оказалось правдой.

Не сильно верил я оттого, что мой отец был большим фантазером. В детстве я больше всего любил воскресным утром забраться к нему в постель и слушать его рассказы. О деде-герое, о прошедшей войне (отец Кигана воевал в Бирме с японцами, а домой возвращался через Индию, и соответственно был полон ярких воспоминаний). Он рассказывал мне о погребальных кострах и тому подобные ужасы, что бы я с детства почувствовал отвращение к войне. А потом он пел мне старые военные песни, которые я запомнил на всю жизнь.

Мой отец был настоящим шахтером. Он любил пропустить вечерком несколько пинт эля, курил дешевые сигареты, и спал сном честного человека. Он был большим консерватором, и никогда не пользовался услугами банка, не слишком доверяя этой организации (это в Англии-то!).

 

Детский доктор сказал: Ништяк

У нас в семье было заведено, что старшего сына зовут как отца, поэтому меня назвали Джозефом. Но так как моей матери было очень неудобно каждый раз уточнять кого из Джозефов ей хочется видеть в данную минуту, мое второе имя – Кевин, вышло на передний план (ситуация несколько напоминает начало оперы Летучая мышь).

Мой отец также любил играть на скачках, и этому я обязан появлению у меня настоящих футбольных бутс (отец купил их мне на выигранные деньги). Дядя Фрэнк подарил мне свою старую (зато настоящую) футболку и я был готов играть в парке целыми днями. Но, увы, доктор сказал мне забыть об активном спорте, так как я страдал от крупа. На помощи пришла тетушка Бэла. Она натирала мне грудную клетку гусиным салом, и я выздоровел. С позволения доктора я стал вратарем в школьной команде.

Стать на ворота мне захотелось после просмотра по телевизору знаменитого финала 1960 Реал - Айнтрахт. Меня поразил тогда вратарь франкфуртской команды. Однако, из меня вратарь не получился. Мой рост равнялся всего лишь 5 футам (152 см) когда наш учитель истории мистер Тенби, заодно занимающийся юношеской футбольной командой сказал мне: Если ты хочешь остаться с нами, ты должен стать полевым игроком. Он поставил меня на правый фланг (где мои размеры не имели большего значения) и на этой позиции я расцвел.

Мой дебют, как профессионального футболиста, состоялся, когда мне было 17 лет. Моя команда Сканторп Юнайтед играла с Петерборо Юнайтед. Это был матч четвертого дивизиона. Я играл на своем правом фланге и выполнял тренерскую установку, не более. Соответственно я ничем не смог помочь команде, и мы были разгромлены. Так что дебют мой не получился романтичным.

 

Getting better

Ливерпуль был моей мечтой. Нигде я не хотел так играть, как в этом городе. Еще когда я был ребенком, нас возили на экскурсии в город, откуда вышли, чтобы покорить мир, The Beatles и куда каждый день приходят корабли со всех уголков земного шара. Еще тогда, школьником, гуляя по Пенни-лейн и другим воспетым улицам, я чувствовал, что моя судьба – играть здесь.

Я поехал в Мерсисайд с тренером Сканторпа Роном Эшманом, который также сильно как и я хотел, чтобы сделка состоялась. 33 тысячи фунтов были неплохой суммой по тем временам. Хоть и не рекордной (за Барри Томаса заплатили 45 тысяч). Когда договор был подписан, Рон сказал, что в моей жизни начинаются большие перемены. А я даже ничего не смог ему ответить от волнения.

Я начал усердно тренироваться в ожидании дебюта в команде своей мечты. Мне неплохо удались несколько контрольных игр. Я чувствовал себя хорошо как никогда, и ребята сказали мне, что я, скорее всего, выйду играть против Ноттингем Форест в субботу. В тоже время, решать это предстояло не им, а тренеру, легендарному Биллу Шенкли.

Во вторник Шенкс подозвал меня и спросил, как мне нравится на Энфилде. Я сказал, что это просто фантастика. Ты чувствуешь себя готовым? - спросил он. Лучше чем когда-либо, - какой еще он хотел услышать ответ? В субботу ты бы хотел сыграть за первую команду или за дубль? - продолжал задавать глупые вопросы хитроумный наставник. Я не для того переходил в Ливерпуль, чтобы играть за дубль, - гордо ответил я.

В пятницу Билл сказал, что я буду играть за первую команду.

 

На первый матч я опоздал

Это было большим событием для меня. Вся родня была на стадионе. Не было только меня.

Опоздать на десять минут для меня – обычное явление. Я всегда забываю учесть несколько тысяч других людей, которые тоже куда-то едут. Я наглухо застрял в пробке. В отчаянии я обратился за помощью к полицейскому и объяснил ему, что с минуты на минуту должен играть за Ливерпуль. Конечно, сынок, - сказал мне недоверчивый полицейский (эцилоп он и в Англии эцилоп) и рассмеялся мне в лицо. Мне пришлось бросить машину и с сумкой бежать к стадиону. Неизвестный водитель Форда подвез меня. Когда я вбегал на стадион, мне сказали, что Шенкс ждет меня. На свою первую игру я опоздал на 25 минут, и тренер не выглядел очень довольным. Он сухо сказал мне идти переодеваться, и я бросился в раздевалку с такой скоростью, с какой не бежал к воротам противника. А когда я вышел оттуда Шенкс сказал мне: Иди и получай удовольствие, сынок!. Все-таки он был незлым дядькой, этот Билл Шенкли.

 

Офигительный набор отверток

Воспоминаний о Ливерпуле конечно предостаточно. Но были и особенные матчи, которые я никогда не забуду. Например, ответный матч ¼ финала Кубка европейских чемпионов 76/77 против Сент-Этьенна. Это был мой последний сезон в клубе, и в тот раз мы выиграли КЕЧ. Так вот, тот матч с французами был особенным. Даже сейчас, проезжая по Франции, я вспоминаю его. Думаю, что и французы хорошо помнят меня, обе мои ноги и мой гол во втором матче. Атмосфера в обеих встречах была потрясающая. Зеленое море болельщиков Сент-Этьенна и их песня Давай, зеленые! перемешались с красными (по цвету футболок, а не лиц) ливерпульцами, которые тоже вовсю горланили разные песни. Я был травмирован в первом матче в Сент-Этьенне, и мне оставалось только присоединится к фанатам и истошно поддерживать своих. Я хотел только одного, чтобы мы не пропустили очень много голов, потому что тогда отыграться на Энфилде было бы слишком тяжело. Мы проиграли вполне пристойно – 1:0. После игры был маленький банкет, на котором остряки-французы подарили нам по ящику с инструментами (как сказала бы Масяня – офигительны       й набор отверток). Мол, не умеете играть в футбол, попробуйте смастерить что-нибудь для дома.

К ответному матчу я вылечил ногу, и, увидев 55 тысяч болельщиков, не умолкавших ни на мгновение, понял, что сделаю все для победы. Начало игры нам удалось. На 2-й минуте я набросил мяч на голову Джона Тошака, мяч немного срезался, а голкипер Куркович был так сосредоточен на Тошаке, что не смог помешать мячу залететь в ворота. Я подумал: отлично, мы забили им, теперь главное не расслабляться. Но это у нас не получилось. Во втором тайме я позволил Бэтнею ударить с дальнего расстояния, думая, что он нипочем не попадет. Но он попал, и счет стал равным. Теперь для победы нам надо было забивать два гола. И у нас получилось. Сначала Рэй Кеннеди забил с паса Тошака, а затем ошибкой французской обороны воспользовался рыжеволосый Дэвид Фэйрклауф по прозвищу Supersub.

После этой победы ничто не могло помешать нам выиграть Кубок.

 

Нетипичный ленивый англичанин

Когда я переехал в Гамбург мне довольно быстро удалось изучить немецкий. Возможно, он и не был слишком хорошим немецким, потому что наибольшие познания у меня были в сленге и ругательствах (все это я постигал на тренировках), но все-таки немцы оценили мои старания. Они поняли, что я не обычный ленивый англичанин, не желающий учить другие языки и уверенный, что все должны подстраиваться под него. И они приняли меня.

 

Назад, в будущее?

Известный в прошлом игрок Сандерленда Лэн Шеклтон в своей автобиографии назвал одну из глав – «Что руководство знает о футболе?». И оставил несколько страниц пустыми. Я повторю этот фокус с главой, которую назову Мое будущее. Это не значит, что со мной больше ничего не произойдет, просто я должен все обдумать и прочувствовать, прежде чем продолжать двигаться дальше. Сейчас я могу сказать, что должно произойти нечто невероятное, чтобы меня потянуло вернуться в футбол (да и немного осталось в этой игре такого, что меня привлекает), но кто может знать, что я скажу через несколько лет бездействия?

 

P.S. Этими словами Кевин закончил свою книгу, написанную в период отдыха после ЧЕ-2000. В 2001 году он возглавил Манчестер Сити и тренирует эту команду до сих пор. Впрочем, угрожает время от времени покончить и с этим занятием и с тренерством в целом.

 

Джозеф Кевин Киган родился 14 февраля 1951 года в Эрнторпе.

Карьера игрока: Сканторп Юнайтед (1968–1971 гг.), Ливерпуль (1971–1977 гг.), Гамбург (1977–1980 гг.), Саутгемптон (1980–1982 гг.), Ньюкасл (1982–1984 гг.), малазийский Тайгерс (1984–1985 гг.).

Провел 321 матч в чемпионатах Англии, забил 68 голов. В Бундеслиге 90 матчей, 32 гола.

Чемпион Англии 1973, 1976, 1977 гг., чемпион ФРГ 1979 г., обладатель Кубка Англии 1974 г., обладатель Кубка европейских чемпионов 1977 г., Кубка УЕФА 1973 и 1976 гг. В составе сборной Англии провел 63 матча, забил 21 гол. Участник чемпионата мира 1982 г. (1 матч) и чемпионата Европы 1980 г. (3 матча). Лучший футболист Англии 1976 г., лучший футболист Европы 1978 и 1979 гг. Лучший бомбардир чемпионата Англии 1982 г. (26 голов). Тренировал клубы Ньюкасл (1992–1997 гг.), Фулхэм (1998–1999 гг.), сборную Англии (1999–2000 гг.), Манчестер Сити (с мая 2001 г.). Лучший тренер Англии 1993 г. В бытность футболистом за прическу носил кликуху Mighty Маус.

 

Переводил Андрей Крикунов

Подписывайся на наш канал в Telegram и узнавай все самые свежие новости первым!

Источник — Sport.ua

(1 голос)

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Новости партнеров
Комментарии
    Комментарии отсутствуют. Вы можете стать первым.
    Комментарии отсутствуют. Вы можете стать первым.
Вы не авторизованы.
Если вы хотите оставлять комментарии, пожалуйста, авторизуйтесь.
Если вы не имеете учётной записи, вы должны зарегистрироваться.
Продолжая просматривать SPORT.UA, Вы подтверждаете, что ознакомились с Политикой конфиденциальности