Продолжая просматривать SPORT.UA, Вы подтверждаете, что ознакомились с Политикой конфиденциальности
Олимпийские игры
| Обновлено 27 января 2022, 14:50
6065
6

Виктор ПЕТРЕНКО: «В Альбервилле чувствовали, что представляем Украину»

Первый украинец, выигравший золото Олимпиады во времена независимости, дал интервью Sport.ua

| Обновлено 27 января 2022, 14:50
6065
6
Виктор ПЕТРЕНКО: «В Альбервилле чувствовали, что представляем Украину»
Фото Ивана Вербицкого. Виктор Петренко

Наш нынешний гость – фигура историческая. На Играх-1992 во французском Альбервилле именно Виктор Петренко стал первым украинцем, выигравшим олимпийское золото во времена независимости. Правда, в честь Виктора еще не раздавался наш национальный гимн и не поднимался сине-желтый флаг. Петренко выступал под знаменами так называемой Объединенной команды, в которой были собраны атлеты уже несуществующего Советского Союза. Бесспорно другое: именно одессит Виктор Петренко, которому тогда было 22 года, в Альбервилле стал первым уроженцем Украины за всю историю, выигравшим «белую» Олимпиаду. До него как представитель УССР Игры дважды выигрывал биатлонист Иван Бяков. Однако он родился в селе Исаковцы Кирово-Чепецкого района Кировской области (РФ), а в Киев переехал в уже зрелом возрасте. Петренко, а также воспитанник хоккейной школы киевского «Сокола» Алексей Житник, тоже завоевавший золото в составе ОК на Играх-1992, родились в Украине и выросли здесь в спортсменов высокого уровня.

Сейчас Петренко – 52. Он живет под Нью-Джерси, в США, на историческую Родину наведывается не слишком часто. В минувшее воскресенье произошел один из таких случаев. Которым было грех пренебречь. В этом разговоре мы вспомнили о трех Олимпиадах самого именитого фигуриста в украинской истории – начиная с бронзовой в Калгари, продолжая золотой в Альбервилле и завершая драмой Лиллехаммера. Поговорили мы об Оксане Баюл и о перспективах украинских фигуристов на будущих Играх в Пекине.

— Виктор, для начала скажите: вы в Украину проездом или надолго?
— Отвечу так: в Украине сейчас провожу достаточно много времени. Благодаря этому у меня есть возможность участвовать в мероприятиях Национального олимпийского комитета Украины.

— Конечно, знамениты вы в первую очередь олимпийским золотом Альбервилля. На этом фоне мало кто вспомнит, что Петренко в 18 лет был бронзовым призером Игр-1988. И тогда это была настоящая сенсация.
— Да. Особенно если учитывать, что в Калгари я поехал даже не вторым, а третьим номером сборной СССР в одиночном мужском катании. И единственным представителем Украины в советской олимпийской команде в целом. В преддверии Олимпиады рассчитывал попасть в десятку. Однако спорт непредсказуем. Наверное, за это мы его и любим. Тогда в Калгари я показал свой максимум и действительно сотворил сенсацию. Вообще, на Олимпиаде мало просто быть сильным – необходимо, чтобы в нужное время сошлись звезды. Мне тогда повезло. На тех играх фигуристы определяли победителя по сумме трех видов – фигур, короткой и произвольной программ. Когда я закрывал разминку во время произвольной программы, судьба золотых и серебряных наград уже была решена – чемпионом стал американец Брайан Бойтано, второе место занимал канадец Брайан Орсер. Самым трудным для меня был момент ожидания выхода. Но я справился с нервным напряжением и показал максимальный для себя прокат. Когда на мониторе появился результат и стало ясно, что у меня бронза, эмоции были невероятными.


Getty Images/Global Images Ukraine. Виктор Петренко (справа) - бронзовый призер Олимпиады-1988 в Калгари

— Нервное напряжение во время выступлений на Олимпиадах разрушило мечты многих, даже самых опытных, спортсменов. Даже в не таких технически совершенных видах, как фигурное катание.
– У нас действительно нет права на ошибку. Каждый нечистый прыжок или неправильно выполненный технический элемент может разрушить все то, над чем работал в течение всей карьеры. От понимания нервное напряжение становится еще больше. Олимпийские игры выигрывают только морально стойкие атлеты. Эта черта прививается не сразу, а годами труда и правильного подхода к процессу со стороны тренеров. К таким соревнованиям, как Олимпиада, максимально готовыми физически подходят все спортсмены без исключения. Побеждают те, кто лучше готов психологически.

— На вторую в жизни Олимпиаду вы уже ехали в ранге чемпиона мира и Европы, считались главным фаворитом соревнований мужчин-одиночников. Такой статус тоже давит.
– Конечно, я понимал, что являюсь одним из фаворитов. Но четкую задачу – обязательно выиграть – никогда перед собой не ставил. Всегда настраивался на максимальный результат, но заранее ничего не планировал и не загадывал. Я отношусь к таким вещам осторожно. Перед Альбервиллем понимал, что могу выиграть. Но соперники были серьезные.

– На Олимпиаде-1992 вы продемонстрировали свой эталонный прокат?
– У меня были проблемы с ботинками. Я потерял большое количество времени в процессе подготовки. Но, несмотря на это, я сумел выйти на пик. Оставалось не сломаться морально. Большинство людей мечтают просто попасть на Олимпиаду. А получить медаль – это что-то удивительное. Поскольку это была моя вторая Олимпиада, я уже знал, чего ожидать. Тогда, 30 лет назад, определяющую роль сыграла короткая программа. Ее я откатал блестяще. После нее сумел победить, даже допустив несколько ошибок в произвольной программе. Однако сейчас может так показаться, мол, после короткой программы мне было достаточно удержать преимущество. В реальности это сделать очень непросто.

– В Альбервилле вы выступали за команду, которая не имела ни флага, ни гимна. На вас это как-то влияло?
– Я тогда был настолько сильно сосредоточен на достижении результата, что почти на это не обращал внимания. При этом мы уже идентифицировали себя, как украинцы. Всем украинцам наши представители уже выдали атрибутику в цветах национального флага – значки, флажки. Мы уже ясно осознавали, что представляем не СССР, а Украину.


Getty Images/Global Images Ukraine. Виктор Петренко (в центре) с золотой медалью Альбервилля-1992

– Состав олимпийской команды все же определялся в Москве. Это могло помешать вам поехать на игры?
– Такое, возможно, можно было предположить в каком-то другом виде спорта. Но не в фигурном катании. Ибо одесская школа тогда доминировала в мире. На чемпионатах и ​​Кубках СССР представители Одессы тогда занимали первые пять мест. Слава Загороднюк, Василий Еременко, я, люди, которые выигрывали юношеские чемпионаты мира – у нас тогда была сильнейшая группа подготовки. Спустя годы хочу поблагодарить своих друзей-соперников. Они меня стимулировали, не давали расслабиться. Внутренняя конкуренция была безумной. Каждая тренировка у нас превращалась в мини-соревнования. Мне некогда было успокоиться, потому что амбициозная молодежь выходила на лед и выдавала каскады из тройных прыжков. Я не мог и не хотел отставать, был постоянно собран.

– На Олимпиаде-1992 золото завоевал еще один украинец – хоккеист Алексей Житник. В минувшее воскресенье вы вместе провели мастер-класс на катке Выставочного центра. А после этого тепло пообщались.
– Не поверите, но до сих пор мы не были знакомы. Конечно, я знал, что есть такой хоккеист, потому что люблю хоккей, иногда смотрю хоккейные матчи и играю сам. Но лично Алексея не знал. Предварительно мы договорились, что потренируемся вместе. Надеюсь, Алексей научит меня некоторым отдельным хоккейным тонкостям. Житник предложил присоединяться к их матчам.


Фото Ивана Вербицкого. Виктор Петренко и Алексей Житник (справа)

– После Олимпиады в Альбервилле вы решили не ожидать следующих Игр, а переходить в профессионалы. При условии, что Олимпиада в Лиллехаммере проходила всего через два года.
– На тот момент мне показалось, что в любительском фигурном катании я уже достиг всего, чего мог добиться. Тогда выступления среди профи мне казались более интересными. Там были другие программы, больше творческой работы. И я действительно получал от этого процесса удовольствие. Однако, когда Международный союз конькобежцев в 1994 году позволил профессионалам вернуться, я такой возможности упустить не мог. Тогда понял, что мне есть еще что сказать. Уверенности добавил пересмотр чемпионата мира-1993. Понял, что способен побеждать каждого из этих ребят.

– Тот факт, что на время вы выпали из любительского катания, как-то повлиял на выступление в Лиллехаммере?
– Напротив, помог, потому что в промежутке между двумя Олимпиадами у меня появился серьезный опыт выступлений перед большой публикой. Это придало внутренней уверенности. Вообще сезон-1994 был, возможно, лучшим в моей карьере. В течение того года я неудачно откатал одно выступление – короткую программу на Олимпиаде. Остальные прокаты провел почти идеально. Я выигрывал у американцев в США, что тогда выглядело нонсенсом.

– А что же произошло во время выполнения короткой программы в Лиллехаммере?
– Я анализировал причины неудачи неоднократно и не мог найти однозначного объяснения. Ведь был готов идеально, за несколько недель до Олимпиады откатал ту же короткую программу на чемпионате Европы отлично, получил максимальные оценки. Наконец, пришел к выводу, что у меня в Лиллехаммере сбилась моторика при подготовке к выходу на лед. Это было связано с тем, что у выступавшего передо мной эстонца Магнуса Генитса из коньков вылетели шурупы. Его остановили, сказали, что откатает свою программу позже, после того как устранит технические проблемы. А ведь у меня была своя система подводки к выходу на лед – выйти в зал, посмотреть на зрителя, выполнить свои упражнения, поприседать, пару кругов раскататься, проверить позицию выезда. Эти составляющие у меня были отработаны до автоматизма и расписаны чуть ли не посекундно. На подсознательном уровне.

А тут все сбилось. Стою, ожидаю своего времени, когда бежит тренер: «Иди, ты выступаешь!» Да я и сам слышу: «Приглашается Виктор Петренко!» Я ничего не мог понять. Хорошо, хоть коньки на тот момент успел обуть. Тогда на старт давалось две минуты (сегодня – 30 секунд). Наспех выбегаю, тренер вдогонку предупреждает, чтобы обращал внимание на лед и не попал коньком на рассыпанные эстонцем шурупы. Эта суета меня сбила. Другого объяснения не нахожу. Ведь на следующий день вышел и откатал произвольно программу практически безошибочно, чисто выполнил все прыжки. Стал в итоге четвертым, до третьего места, которое занял француз Филипп Канделоро, не хватило совсем немного.

– Тогда было принято говорить, что победу у вас украл белорусский судья, выставивший слишком низкие оценки.
– Я лично судей не обвинял никогда. Надо находиться рядом со льдом, все видеть. Тогда, может быть, решения рефери будут восприниматься по-другому. Нас всегда учили: будь на две-три головы повыше, и ни у кого сомнений не возникнет.

– Свою причастность к историческому золоту Оксаны Баюл чувствуете?
– Никогда этим не кичусь, но считаю, что даже не я, а тренер Галина Змиевская сделала из Оксаны олимпийскую чемпионку. Не было бы в жизни Баюл Галины Яковлевны – мир бы не узнал об Оксане. Это мое личное, возможно, субъективное мнение. Собственно, Галина Змиевская также помогла подняться на вершину и мне. Я попал к Галине Яковлевне в группу с девяти лет, когда она переехала в Одессу из Харькова. Мы с ней взбирались на вершину вместе, начиная с первых побед на юниорском уровне, победы на юношеском чемпионате мира. К слову, это заслуга Змиевской, что у нас собралась такая уникальная группа мужского одиночного катания. А потом появилась и Баюл. Я помогал Оксане как мог: оплачивал костюмы, коньки, все, что было нужно. Покупал одновременно для себя и для Оксаны. Таким образом, и участвовал в ее становлении.

– Тогда, в Лиллехаммере, вы с Оксаной презентовали очень памятный «рок-н-ролл» во время показательных выступлений.
– Мы этот номер готовили с братом. Даже успели на собрании во Франции откатать. А потом решили попробовать «рок-н-ролл» с Оксаной. Еще до Олимпиады впервые. Уж и не припомню – было какое-то выступление или только тренировочный прокат. Поняли, что это работает. В Лиллехаммере получилось вроде неплохо, миру понравилось. Потом с этим выступлением мы объездили многие страны, и всегда зал воспринимал выступление с восторгом.


Оксана Баюл и Виктор Петренко

– В Лиллехаммере настроились на показательные выступления после того, как не смогли выиграть медали?
– Разочаровался, конечно, сильно. Но для меня это было внутреннее испытание самого себя. Не только во время показательных выступлений, но и в произвольной программе, которую начинал, занимая только девятое место после короткой. Понимал, что при той системе судейства шансов у меня нет, но хотел доказать самому себе, что в этой ситуации смогу найти внутренние силы и доказать, что произошедшее днем ​​раньше – досадная случайность. Горжусь, что мне это удалось. Думаю, во время произвольной программы все убедились, что я провалился в короткой не потому, что слаб или плохо готов, а потому, что в этот день не сошлись звезды.

– Вы общаетесь с Баюл сейчас?
– Нет.

– Как воспринимаете ее резонансные поступки – попытку отсудить большую сумму у государства Украина, отказ от украинского гражданства?
– Я читаю то, что пишет Оксана. Не буду давать никаких оценок. Хочу Оксане пожелать, чтобы все у нее было хорошо. И пусть поглядит на календарь. На нем – не 1994-й год, а 2022-й. Надо жить в ногу со временем. Тогда все будет правильно.

– Виктор, вы каким-либо образом  будете причастны к Олимпиаде в Пекине? Там будет кто-нибудь из ваших воспитанников?
– Нет. Буду болельщиком, так же, как и вы. Конечно, буду поддерживать украинских фигуристов. Отлично, что наша страна представлена ​​в командном первенстве. Это будет хорошая возможность показать себя зрителям и судьям, продемонстрировать свои лучшие черты и реальную форму. В прошлый раз Украина в командном первенстве была представлена ​​на Играх-2014 в Сочи. Тогда мы заняли девятое место. Попадание в десятку – это тоже была удача. Да и вообще тот факт, что сейчас мы вернулись в командное первенство, уже свидетельствует о прогрессе. В Пхенчхане-2018 мы этим похвастаться не могли.

– Чем вы занимаетесь сейчас?
– Консультирую фигуристов не в одной стране мира, общаюсь со старыми знакомыми из мира фигурного катания. Например, с чехом Михалом Брезиной, которого когда-то тренировал. У него уже семья, двое детей. Также общались недавно с французом Стефаном Ламбьелем, с которым я тоже некоторое время работал. Самые теплые воспоминания остались, конечно, от сотрудничества с Джонни Вейром. Он, правда, сейчас медийная звезда. К нему сейчас сложно подступиться. Однако Джонни меня восхищает – открытостью, образованностью, начитанностью, изысканным чувством юмора.

Іван Вербицький
Оцените материал
(28)
Сообщить об ошибке

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Новини партнерів
Комментарии 6
Введите комментарий
Вы не авторизованы
Если вы хотите оставлять комментарии, пожалуйста, авторизуйтесь.
SAD1969
На бронзовому фото Петренко справа, взагалі то!
Robert Dahl
Легенда!
Score Pion
Як не крути а Віктор у лютому 1992 року був вже 100% громадянином України!!!