ВАЙГИН: «Ведем полемики с Седневым»

Интервью со старшим тренером мужской сборной Украины по биатлону

Вполсилы прошли украинские биатлонисты этапы Кубка мира в Оберхофе и Рупольдинге. Не во всеоружии подошла наша сборная и к соревнованиям этой недели в Антхольце. Тренерский штаб решил дать отдохнуть от сумасшедшего темпа некоторым ведущим биатлонистам, что вполне логично. Нашей стартовой квоте ничего не угрожает, и нужно порой в боевых условиях проверять и второй эшелон команды, как бы больно ни били его результаты по самолюбию украинских болельщиков.

И еще один немаловажный фактор: остается меньше месяца до чемпионата мира в Остерсунде. Напомним, что прошлогодний мировой форум принес нашей сборной бронзу Андрея Дериземли. И если в свете воспоминаний о золотых девяностых украинского женского биатлона нынешнее достижение выглядит более чем скромным, то с точки зрения истории его невозможно переоценить. Ведь та бронза стала первой наградой мировой пробы для мужской сборной Украины.

В успехе Дериземли, что, к слову, признает и он сам, большая заслуга старшего тренера мужской команды Константина Вайгина, который, напомним, также приложил руку и сердце к олимпийской бронзе Лилии Ефремовой. Не без его участия добыта в декабре прошлого года и первая в истории нашего мужского биатлона победа в Кубке наций по итогам индивидуальной гонки на этапе в Поклюке. Еще более впечатляющими выглядит послужной список Вайгина в роли старшего тренера сборной Белоруссии, с которой он проработал около десяти лет. Три золотые медали чемпионатов мира, бронза тогда еще белоруса по паспорту Алексея Айдарова в Нагано-1998 и более сорока наград с этапов Кубка мира.

С Вайгиным и Ефремовой корреспондент «СЭ» познакомилась еще до Олимпиады-2006. Тренер и его ученица, впоследствии ставшая супругой, держались особняком, не совсем уверенно чувствуя себя в новом окружении сборной Украины. Мало кто знает, что после нескольких неудачных стартов в российскую биатлонистку с белорусской страничкой в биографии в нашей сборной практически перестали верить. Награду этапа Кубка мира в Осрбли-2005, ставшую предвестницей успеха на Играх в Турине, Лилия завоевала без своего тренера. Константин, проведший с ней весь подготовительный период, смотрел гонку по телевизору в Украине. Вообще, они не любят вспоминать про тот период, тем более что после олимпийской бронзы в их жизни многое изменилось.

КОНТАКТ С КОРОЛЬКЕВИЧЕМ - ПО ТЕЛЕФОНУ

- По вашему самолюбию не ударило то, что перед началом сезона вас понизили в должности, переведя в ранг помощника к Владимиру Королькевичу?

- Во-первых, вторым тренером работать спокойнее. А Королькевича хорошо знаю еще по сборной Белоруссии. У него есть чему поучиться: Владимир больше двадцати лет проработал в Европе. Володю приглашали на место старшего тренера украинской мужской сборной еще после туринской Олимпиады.  Но тогда из-за трудностей финансового характера он не смог уехать из Словении. А перед началом этого сезона с ним был заключен официальный   контракт. Он разработал планы на подготовительный период, внедрив некоторые изменения.  Моей задачей было убедить спортсменов, что это необходимо. Королькевич провел с украинской командой сборы в Поклюке и Раубичах. А затем ему сделали операцию на спине. Он уже почти восстановился после нее и вернулся к работе с лыжной сборной Словении.

- А как же украинская команда? Он продолжает заниматься ее подготовкой на расстоянии?
- Невозможно корректировать планы дистанционно, но мы очень часто созваниваемся. Володя не дождался успеха команды в Поклюке, уехал со своими лыжниками на этап Кубка  мира  в  Рыбинск. Он смотрел гонку по телевизору, а потом сказал, что меня после такого чуда должны чуть ли не с оркестром встречать в Украине.

- Может, вы и этот успех предсказывали, как когда-то олимпийскую медаль Лилии Ефремовой?
- Исходя из состояния, в котором находилась команда, можно было ожидать - или, лучше сказать, надеяться - на удачное выступление именно в индивидуальной гонке еще в Контиолахти. К сезону ребята подошли в неплохом функциональном состоянии, а в стрелковом направлении украинские биатлонисты всегда работали хорошо. На следующий день после той гонки тренеры из других команд шутили, что могут спать подольше и вообще на пристрелку не приходить. Ребята и так стреляют без штрафа.

ЗНАЛ, ЧТО СЕДНЕВ ОБГОНИТ БЕРЕЖНОГО

- А на чьей стороне были ваши симпатии в споре за бронзу, развернувшемся между Сергеем Седневым и Олегом Бережным?

- Меня порадовал бы любой исход. Четвертое место для молодого спортсмена тоже прекрасный результат. Олег после финиша, несмотря на то, что отстрелялся без штрафа, сказал, что хорошо бы было в тридцатке удержаться. Бережного вызвали в Поклюку с Кубка Европы. Ему, как спортсмену, не имеющему очков, по новой системе пришлось стартовать в
первой группе. Гонка была в разгаре, у меня не было возможности выбегать на трассу. Седнева, в отличие от Бережного, я уже сам подгонял на финишном круге. Надеялся, что он отстреляется чисто на четвертом рубеже. Но даже когда увидел промах и около тридцати секунд отставания, все равно был уверен, что он догонит Олега. Я хорошо знаю Сережу, его упрямство и характер. Хотя три десятых - это очень мало, просто звезды в тот день больше благоволили ему. Если бы Олег знал, что борется за третье место, он бы обязательно нашел в себе силы прибавить, даже просто выкинул бы ногу на финише - и нет этих трех десятых.

- Означают ли последние успехи, что украинским болельщикам, не испытывавшим подобных чувств со времен ухода золотого поколения нашего женского биатлона, можно снова привыкать к такому положению дел?
- Я бы был более осторожен в оценках. В Поклюке меня больше порадовала даже не индивидуальная гонка, а спринт. Айдаров с чистой стрельбой был пятым. Два спортсмена с двумя промахами расположились в поблизости от тридцатки. Это свидетельствует об очень хорошем функциональном состоянии команды и позволяет ожидать хороших результатов на чемпионате мира. Мы провели последнюю проверку сил и наработку эстафетного состава в
Оберхофе и Рупольдинге. В Антхольце выступит практически второй состав. Все остальные будут целенаправленно готовиться к стартам в Остерсунде.

- Быть может, лучше было придерживаться той схемы подготовки, которая принесла результат в прошлом сезоне. Вы уверены, что украинские биатлонисты смогут справиться с нагрузкой?
- Оказавшись у руля новой для себя команды в прошлом сезоне, я не мог кардинально что-то менять. Нужно было присмотреться к спортсменам, найти общий язык. Мы сделали обычную программу, а когда пошел провал на первых этапах, пришлось готовить команду к чемпионату мира и одновременно держать удар на Кубке мира.  В Антхольце получилось лучшее выступление в сезоне, даже без учета медали Дериземли. Достойно сражались все,  боролись за высокое место даже в эстафете, что поначалу казалось фантастикой. В этом году
нужно было выступать уже с большим блеском, и потом, если бы мы показали такие результаты на первом этапе, как в прошлом сезоне, то по новым правилам существенно пострадала бы наша кубковая квота.

ДЕРКАЧА ОТПУСКАЛ СО СПОКОЙНОЙ ДУШОЙ

- За украинской мужской командой давно закрепилась характеристика перспективной. И все бы хорошо, если бы она не застыла в этом статусе. В чем, на ваш взгляд, была причина отсутствия прогресса?

- Команда ходила в перспективных небезосновательно. Да, получился период застоя - на мой взгляд, из-за неразберихи с тренерами и психологического давления на спортсменов. Безусловно, были допущены и определенные ошибки в подготовке. Но мне не пришлось ничего менять кардинально. Достаточно было внести небольшие коррективы, что мы с Владимиром Королькевичем и сделали. То, как выступила команда в этом сезоне, результат работы нескольких лет. Анатолий Хованцев многое сделал. Просто на тот момент запланированные им объемы нагрузок оказались для ребят слишком большими.

- На основании ваших слов можно сделать вывод, что наконец-то в мужской команде воцарился мир да покой. А как тогда расценивать отказ от работы с вами Вячеслава Деркача?
- Славу отпускал со спокойной душой. Более того, нужно было еще весной разрешить ему тренироваться в группе Николая Зоца, в которой находится и его жена Оксана Хвостенко. Желание спортсмена быть поближе к семье объяснимо и мне хорошо знакомо. Ведь именно из-за личных отношений нам с Лилей в свое время пришлось уехать из Белоруссии. Руководству сборной не понравилось, что старший тренер живет со спортсменкой. Я человек по природе прямой и открытый: если мне что-то не по душе, говорю сразу. А кому это понравится? Не скажу, что меня все украинские спортсмены приняли с распростертыми объятиями, но сейчас контакт полностью налажен. Ребята доверились мне, когда поняли, что отношусь к ним непредвзято и стараюсь руководствоваться спортивным принципом.

- Вам важно слышать слова благодарности от спортсменов?
- Лучшая  благодарность, когда их глаза блестят. Если бы вы видели, как светился от счастья, стоя на пьедестале чемпионата мира, Андрей Дериземля. Никакие финансовые поощрения с подобными чувствами не сравнятся.

ИДЕАЛЬНЫЙ ХАРАКТЕР ТОЛЬКО У БЬЕРНДАЛЕНА

- Какие ошибки, допущенные по отношению к вам как к спортсмену, вы ни при каких условиях не повторите как тренер?

- Не навредить здоровью. Малейшая болезнь - освобождаю от тренировок. Моя карьера во многом не сложилась из-за одного неправильного решения тренера. Я привозил медали с юниорских чемпионатов мира, один раз в составе эстафеты выигрывал этап Кубка мира. В Красноярске на Спартакиаде народов меня попросили выступить, несмотря на высокую температуру, сказали, что для родины надо. Я пробежал три гонки, заработал большое перенапряжение сердечной мышцы и потом два года восстанавливался. Естественно за это время меня исключили из сборной СССР.

- Почему же вы тогда позволили вместе со всеми начать сезон Андрею Дериземле. пропустившего два месяца летней подготовки по болезни?
- Андрей перед началом сезона показал, что находится в неплохой форме, вполне прилично пробежал контрольные тренировки. Правда, у него были небольшие проблемы со стрелковой подготовкой, но это естественно. Он пропустил сентябрь, когда шла наработка пульсовых режимов. Сложно сказать, стоило его выпускать на старт с первых этапов или нет. Главное, что сейчас он чувствует себя неплохо.

- Насколько хорошо вы изучили своих подопечных? Знаете, кому и что можно сказать, а кому - нет?
- Когда в команду приходит новый тренер, ему сразу дают такую информацию. Дериземле, например, во время «лежки» вообще ничего нельзя говорить, Айдарову, наоборот, если не скажешь, куда промах уходит, могут возникнуть проблемы. Зато придерживаюсь мнения, что спортсмену всегда нужно говорить правду, когда речь идет о его отставании по ходу гонки. Он должен уметь переваривать подобную информацию, ведь однажды она может стоить ему олимпийской медали.

- А можете составить из украинских сборников портрет идеального биатлониста?
- У него должно быть спокойствие Бережного, Дериземли и Коробейникова, импульсивность Айдарова и Седнева, стрелковые качества Биланенко. А вообще, для биатлона идеального характера нет ни у кого, разве что у Бьерндалена.

- А в чем выражается этот идеальный характер?
- В умении правильно выполнять свою работу, не делая ошибок.

БЫСТРО БЕЖАТЬ ВСЕГДА ТЯЖЕЛО

- Вас не смущает то, что многие ребята, несмотря на статус старшего тренера и регалии, так и не перешли с вами на официальный тон?

- Не вижу ничего зазорного в том, что меня называют Геннадиевичем, а некоторые спортсмены - просто Костей. Привык за два года работы в Польше. Я ведь очень рано закончил спортивную карьеру - в 24 года. Попробовал зарабатывать деньги. Мои друзья, с которыми начинал это «купи-продай», сейчас довольно обеспеченные люди. Но меня не совсем устраивало то, что приходилось выходить из дома в восемь утра и только в десять вечера возвращаться. Я сознательно перешел на тренерскую работу сначала в обычной минской ДЮСШ, потом в молодежной сборной Белоруссии. А после того, как мои подопечные после трех месяцев подготовки начали показывать хорошие результаты, меня перевели в национальную команду, за которую в то время выступали Виктор Майгуров, Евгений Редькин, Юрий Кашкаров, Александр Попов. Каждый из них сильная личность. Кроме того, я сам еще недавно бегал, так что тренерский авторитет пришлось зарабатывать личным общением, а не отчеством.

- Не только тренер многое дает своим спортсменам, но и спортсмены - тренеру.  Какие главные уроки вы извлекли за более чем пятнадцать лет работы?
- Мне вспоминается один случай из первого года работы в сборной Белоруссии. На этапах Кубка мира тренерский штаб у нас был небольшой, мне приходилось и лыжи готовить, и на трассу бегать. Первые белорусские биатлонисты, которые закончили борьбу, сказали, что лыжи вообще не катились, и им было очень тяжело. Я стал переживать, что завалил первый
старт: инвентарь не подготовил должным образом, функциональное состояние у команды плохое. Прохожу понурый мимо протокола и читаю: Рыженков - лучший ход, Майгуров - девятый по скорости, Редькин недалеко от десятки. Владимир Гундарцев, олимпийский чемпион по биатлону в свое время рассказывал мне, как после гонки обменивался впечатлениями с соседом по комнате. Тот говорил, что просто летел по трассе. Гундарцев, наоборот, жаловался, что ему было очень тяжело. Но в итоге он занял первое место, а его товарищ - тридцатое. Так что быстро бежать всегда тяжело, легко медали не достаются. А я с тех пор взял себе за правило никогда не делать поспешных выводов. Последнее время часто ведем интересные полемики с Седневым. Но больше всего меня, конечно, учат Айдаров и Ефремова. Хотя я всегда утверждал и продолжаю утверждать, что женский биатлон для меня только хобби, как бы это ни обижало Лилю.

УБЕДИТЬ, А НЕ ЗАСТАВИТЬ

- Но ведь работа с мужчинами требует большей жесткости, чем с представительницами  прекрасного пола. А вы производите впечатление мягкого по характеру человека.
- Я два года проработал с польской женской командой, но мне было очень тяжело. Привык любить своих спортсменов, а любить сразу пять или десять женщин невозможно. А так я люблю одну Лилю. Что самое интересное, с ней бываю более жестким, чем в работе с мужчинами. Лиля молчит, конечно, это мне другие люди говорили. А вообще мой принцип - убедить спортсмена, а не заставлять его. Мы все соратники и делаем одно общее дело. Правда, бывали моменты, когда с некоторыми спортсменами чуть не до мата доходило. Большинство тренеров после такого просто выгоняют из команды. А я списываю все на эмоции, часто стараюсь разряжать обстановку с помощью юмора.

- А когда чувство гордости у вас было острее: на Олимпиаде-1998, где отличился Айдаров, или на Играх в Турине, где бронзу завоевала Ефремова?
 - Первый успех прошел как-то вскользь - может быть, потому, что выступление белорусских биатлонистов тогда оценили всего лишь как удовлетворительное. Почему? На тренерском совете один человек встал и сказал: «В Лиллехаммере была серебряная медаль Светланы Парамыгиной, в Нагано у нас только бронза Алексея Айдарова. Значит, уровень ниже стал». Зато был приятно удивлен тем, как Украина оценила медаль в Турине. Последняя изменила практически всю нашу жизнь с Лилей.
Кстати и Ефремова, и Айдаров, вполне могли бы быть чемпионами Олимпийских игр. Леша накануне выиграл пробную мини-гонку, в которой участвовали практически все лидеры. Лиля в тот год была в таком состоянии, что могла завоевать награду в любой гонке. Более того, она даже лучше себя чувствовала в последующие после спринта дни. Если бы она бежала последний круг в спринте, как в эстафете, победила бы.

НЕ ПОЗВОЛИЛ ЕФРЕМОВОЙ ПОМЕНЯТЬ ФАМИЛИЮ

- Вы, по-моему, были единственным, кто верил, что она снова вернется на трассу из отпуска, взятого после Олимпиады в Турине?

- Я просто очень хорошо знаю, как тяжело прощаться со спортом, когда понимаешь, что ты еще что-то можешь. Лиля после возвращения стала тренироваться с еще большим рвением, что, к сожалению, иногда как раз и является причиной неудач. Она по характеру взрывной, импульсивный человек, кстати, здорово играет в футбол. В этом году она очень прибавила в стрелковой подготовке. И эти ее срывы, которые были на первых этапах, - всего лишь избыток старания. А неудачи она переживает намного больше, чем радуется победам. Олимпийская медаль совершенно ее не изменила, она такой же скромный и непритязательный человек. Иногда даже приходится заставлять ее покупать выходные наряды. Статус все-таки обязывает.

- Скажите, это вы настояли, чтобы после свадьбы она взяла двойную фамилию?
- Все заявления нужно было писать на украинском языке. Она два раза переписывала, и сказала: «Если еще раз ошибусь, оставлю только фамилию Вайгина. Ошиблась, но я настоял,  чтобы она сохранила свою фамилию. Все-таки ее все знают, как Ефремову.

- Ходят слухи, что на следующий сезон, несмотря на все ваши успехи, на должность старшего тренера подыщут новую кандидатуру. Это правда?
- Воздержусь от комментариев. Скажу только, что в нашей стране так далеко загадывать невозможно. Меня уже звали в одну из клубных команд России, предлагали вернуться в Белоруссию. Но удерживала и удерживает здесь ответственность за Лилю Ефремову и Лешу Айдарова. Последний не просто спортсмен, которого я сюда пригласил, а еще и мой друг. А мы в ответе за тех, кого приручили.


Анна САВЧИК, газета «СЭ в Украине»

Подписывайся на наш канал в Telegram и узнавай все самые свежие новости первым!

Источник — Sport.ua

(1 голос)

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Метки
Новости партнеров
Комментарии
    Комментарии отсутствуют. Вы можете стать первым.
    Комментарии отсутствуют. Вы можете стать первым.
Вы не авторизованы.
Если вы хотите оставлять комментарии, пожалуйста, авторизуйтесь.
Если вы не имеете учётной записи, вы должны зарегистрироваться.
Продолжая просматривать SPORT.UA, Вы подтверждаете, что ознакомились с Политикой конфиденциальности