«Наркота? Ни в коем случае! Бухло? Ну дык!» Куда исчез легендарный Адриано

Авторская колонка культового бразильского нападающего «Интера»

«Наркота? Ни в коем случае! Бухло? Ну дык!» Куда исчез легендарный Адриано
© Getty Images/Global Images Ukraine

Авторская колонка экс-форварда Интера и сборной Бразилии на The Players Tribune.

Говорили, что я исчез.

«Адриано отказался от миллионов».

«Адриано — наркоман».

«Адриано прозябает в фавелах».

Знаете, сколько я такого перечитал? Ох, ё…

Ну вот он я. Улыбаюсь — прямо перед вами.

Вы все еще хотите услышать правду? Прямо от меня? Без выдумок? Ну тогда садись рядом, браток.

У Адриано есть для тебя история.

***

«Фавелы».

Даже просто слово — и то его никто не понимает. Иностранцы… они просто не понимают ничего. Когда они обсуждают Бразилию или припоминают детишек из трущоб, они всегда вырисовывают мрачную картинку. Боль и страдания.

И да, порой оно так и есть. Но не все так просто. Когда я вспоминаю свое детство в фавелах, я вспоминаю только хорошие моменты. Как мы запускали воздушных змеев и играли в футбол. Это было настоящее детство, а не современная х..ня, когда только и делаешь, что тыкаешь пальцем в экран.

Меня окружала семья, мои люди. Я был частью сообщества. Я не страдал. Я жил.

И давайте начистоту, я греб деньги лопатой, пока играл. Но сколько нужно заплатить, чтобы вернуться к этой безмятежности?

Мяч всегда был у моих ног. Его туда поместил Бог. Когда мне было семь лет, родственники насобирали деньги, чтобы отправить меня в академию «Фламенго» — «эсколинью» (маленькую школу). Ни хрена себе! Из фавел — да во «Фламенго»? Ну поехали — дайте только ботинки зашнурую. И покажите, где останавливается автобус.

Затея была слегка безумная, потому что мы жили в Пенье, а если вы знаете карту Рио, то сразу поймете, что это у черта на рогах, и очень далеко от «Фламенго», чья школа размещалась в Гавее. Были девяностые, до появления желтой линии. Это два автобуса, и, поскольку я еще под стол ходил, мне нужна была опека.


theplayerstribune.com

Так в моей истории появляется бабушка.

Бабуля! Елки… Вы лучше перекреститесь, когда произносите ее имя. Без нее я был бы ничем. Никто бы не знал Адриано.

Нет, вы не понимаете. Эта женщина! Просто персонаж! Легенда! Вот небольшая история…

Как-то, когда я был в «Интере», пресса следовала за мной по пятам. Журналюги парковались прямо у моего дома и даже не думали съезжать. Я был в ловушке. Тогда со мной жила бабушка, и как-то я услышал закипающую воду на кухне.

Я пошел ее проведать. «Как оно, бабуля? Что готовишь?»

«Дорогой, я не готовлю».

Но на плите стояла здоровенная кастрюля, которую мы использовали для пасты.

«Я просто соображаю небольшой подарок для наших друзей за окном».

Я такой: «Чего?! Баб, ты с ума сошла! Так нельзя!»

Она: «Нет-нет, я просто пойду искупаю наших друзей из прессы. Им будет тепло и уютно! Им понравится!»

Епрст, она не шутила! Я еле ее угомонил. Она все повторяла «пусть оставят в покое мое дитя! Я их проучу!»

Вот такая вот была бабушка, понимаете?

Когда я был еще пацаном, она сопровождала меня на тренировку каждый день. У нас не было денег, поэтому она делала домашний попкорн для меня, для перекуса. Иногда она отрезала кусочек белого хлеба и сыпала в центр сахара. Элементарные вещи. Что могли себе позволить. Но иногда чем проще — тем вкуснее. Особенно когда умираешь с голода. В такие моменты попкорн казался деликатесом!

Когда я отправлялся тренироваться, что она делала? Думаете, сидела в кафе и попивала чаек? Ну уж нет, она сидела на трибуне и смотрела, как я играю. Часами напролет.

Смешнее всего то, что она никогда не могла произнести правильно мое имя.

Сколько я себя помню, она всегда говорила «АДИ-РАНО!».

Так все и проходило. Пока мы играли, она вопила с трибун другим детям: «Эй, ты! Пасуй на Адирано! Ты что копаешься, дорогой — дай мяч Адирано!»

«Баб, ну тихо! Нельзя так!» — я молил.

А когда мы загружались в автобус, начинался сеанс анализа.

«Адирано, почему ты так бегаешь? Почему ты не идешь на другой фланг? Я не понимаю, почему ты не бьешь по воротам, дорогой».

Хахахаха! Блин, она была неугомонна. Она была Моуринью до Моуринью! Безжалостная критика сыпалась на меня без конца.

И так — восемь лет. Каждый день. Вместе. Я никогда этого не забуду. Никогда, никогда, никогда. Сложно даже посчитать, сколько времени я провел с бабушкой в автобусе. Там проходила вся наша жизнь. А когда еще мне было делать уроки? Не удивительно, что пятый класс я завалил три раза!

Бабушка жертвовала своей жизнью ради того, чтобы я стал футболистом. А затем, в один день, мечте чуть не пришел конец.

Раз — и все.

Когда мне было 15, «Фламенго» хотел меня отпустить. Честно — рука на сердце. Беда заключалась в том, что я тогда был левым защитником, и я слишком быстро рос. Слишком много попкорна! Можете представить, чтобы я, Адриано, играл на левом фланге обороны? И вот конце года тренеры выстроили всех детишек в две шеренги.

Затем они указывали на кого-то пальцем и говорили: «Ты — сюда»

Левая шеренга — на выход.

Правая — остаешься.

И вот на меня указывают пальцем. Левая шеренга.

Я уже уходил, как один из тренеров вдруг закричал: «Нет-нет-нет, Адриано пока остается».

Удивительно. Пути Господни неисповедимы, вот уж точно.

К тому моменту я уже понял, что главное — выжить. Когда меня оставили и подвинули в атаку, я осознал, что то был мой последний шанс. И что я сделал? Я стал сражаться. Я бил всех, кто попадался мне на пути.

Кое-что еще чужаки не понимают. Когда ты нападающий — это не гонка. Вовсе нет. Когда мяч у тебя, а впереди тебя уже готовятся убить два защитника, это не гонка. Это битва. Уличная драка.

Что я делаю? Я бью всех, кто мне мешает. Хренак — и проблема решена. ;-)

Адриано — последний засранец, который останется.

«Фламенго» оставил меня в роли нападающего, а затем, спустя пару лет, когда мне было 17, я прошел в основу. Теперь я играл против взрослых мужиков, которые зарабатывали футболом на свою жизнь. Совсем другой уровень. Пришлось доказать, что я тоже не промах. Никогда не забуду, как мы играли 11 на 11, и мы пинаем мяч туда-обратно. И вдруг он оказывается прямо у меня. Защитники рванули в моем направлении, а я их отпихиваю. Впереди манят ворота, и я уже вижу, какой красивый получится гол.

Мяч у моей левой. А вы знаете, что я делаю, когда мяч у левой.

Это сложно объяснить. Словно Бог спустился с небес и прикоснулся к бутсе. Я закрыл глаза и ударил по круглому так сильно, как только мог.

БУМ!!!

Мяч врезается в перекладину.

И взлетает наверх. Увидимся!

Я клянусь, он так отскочил к центральной линии. Серьезно. Я помню, как на меня все смотрели — игроки, тренеры. Они такие: «черт, этот тот самый пацан, да?»

Я только думал: «спасибо, папа на небесах. Спасибо за этот дар».

Через несколько месяцев меня уже зазывали в национальную команду. Все произошло очень быстро. Я все еще жил в фавелах с родителями. Когда по телевизору объявили состав, я спал. И вдруг в комнату врывается мама с криками «Адриано! Адриано! Тебя взяли! Боже!»

А я храпел так, что тряслись окна.

Мама продолжила кричать, пока я не продрал глаза и не побежал к телевизору.

18 лет, в фавелах. Как тут не уверовать в бога? Логикой такое развитие событий не объяснить.

Уже через год я перейду в «Интер», где меня величали «Императором».

Помню, как только оказался в Италии, ничего толком не соображая. А вокруг — Зеедорф, Роналдо, Дзанетти, Тольдо. Блин. Мои кумиры! Зеедорф ходит по раздевалке без футболки — у гада 7% телесного жира. Респект!

Getty Images/Global Images Ukraine

Никогда не забуду, как мы играли с «Реалом» на «Бернабеу» в рамках дружеского противостояния, и я вышел на замену. Мы получили штрафной у пределов их площадки, и я готовлюсь пробить. Почему нет? Но тут я слышу сзади голос: «Нет, нет, нет, я пробью».

Матерацци! Тот здоровый ублюдок! Хахаха!

Я едва понимал, что он говорил, потому что итальянский я тогда еще не выучил. Но он был зол — это было очевидно.

«Нет, нет, нет!»

Но я хотел пробить. И тут в кадре появляется Зеедорф. «Не, дай парнишке пробить».

Никто не ввяжется в спор с Зеедорфом. И Матерацци отступает. Посмотрите видео — на нем видно, как он стоит с руками на поясе, ожидая, что я пробью по воробьям.

Меня все время спрашивают про тот штрафной.

Как, как, КАК? Как ты ударил по мячу с такой силой?

Я отвечаю: Да блин, не знаю я. Я нанес удар левой, а остальное было в руках Бога».

БУМ!

Девятка.

Сложно объяснить. Так уж оно случилось,

Так началась моя интрижка с «Интером». И до сих пор «Интер» — это мой клуб. Я люблю «Фламенго», «Сан-Паулу», «Коринтианс»… да все места, где я играл, но «Интер» — это что-то особенное.

Итальянская пресса? Это уже другая история.

«Интер»? Лучше не бывает.

От этой песни у меня до сих пор мурашки, как только вспомню, как ее затягивали фанаты на «Сан Сиро».

Che confusione

Sarà perché tifiamo

Un giocatore

Che tira bombe a mano 

Siam Tutti in piedi 

per questo brasiliano 

batti le mani 

che in campo c'è Adriano

«Все мы стоим ради этого бразильца».

Фавелец вроде меня — и Император Италии? Я ведь еще сделать толком ничего не успел, и все ведут себя так, будто я король. Помню, как из Рио приехала вся моя семья — все 44 человека, в бразильском стиле. Целый район на одном самолете.

Getty Images/Global Images Ukraine

Об этом прознал президент мистер Моратти (легенда!), который сказал: «это особенный момент для парня. Давайте предоставим его семье автобус». И он сделал так, чтобы нам достался целый автобус. 44 бразильца — в тур по Италии! Вот это была сцена.

Поэтому я никогда не скажу ничего плохого про мистера Моратти или «Интер». Каждому клубу нужен такой руководитель. Он видел во мне человека.

Я знаю, о чем вы думаете.

«Но Адриано, почему ты ушел из футбола? Почему ты нас оставил?»

Каждый раз, когда я возвращаюсь в Италию, я слышу этот вопрос.

И иногда мне кажется, что я один из самых непонятых футболистов на планете. Люди реально не понимают, что со мной приключилось. Они все путают. А ведь все просто.

За девять дней я превратился из самого счастливого человека на земле в самого несчастного.

Из Рая — в Ад.

25 июля, 2004. Финал Кубка Америки против Аргентины. Каждый бразилец помнит этот матч. Мы проигрываем ублюдкам в последние минуты. Они несли всякую гадость, издевались над нами, старались вывести нас из себя и тратить время. Луис Фабиано был готов их всех убить. «Забейте на игру — давайте замочим засранцев!»

Остальное — поэма. Фильм. Песня. Что угодно, но не реальность.

Мяч влетает в штрафную. Все путаются. Тела. Локти. Я ничего не вижу. Посмотрите видео — я реально пытался кого-то ударить локтем. И вдруг я вижу мяч у ног. Дар небес.

Я совру, если скажу, что я знал, куда бью. Я просто ударил левой со всей силы.

БУМ!

Поцелуй от жиртреста всем аргентинцам!!

Мяч в сетке ворот, и я не могу передать те эмоции. Невероятно.

Была ничья, но мы знали, что их сломали. Мы знали, чем закончится серия одиннадцатиметровых, и так и получилось.

Juanzão — бум!

Чемпионы.

А Аргентина — нет.

Так вот переиграть Аргентину — наверное, лучший день в моей жизни.

Пацан из фавел, блин.

Это урок всем вам — не важно, кто вы, хоть царь планеты всей, хоть император. В одно мгновение можно лишиться всего.

4 августа, 2004. Через девять дней я вернулся в Европу. Поступил звонок — папа умер. Сердечный приступ.

Я не особо хочу вспоминать об этом, но после этого дня я просто перестал испытывать те же чувства к футболу. Мой отец любил футбол — и я любил футбол. Все просто. Это была моя судьба. Когда я играл в футбол, я делал это ради своей семьи. Когда я забивал, я забивал ради нее. И когда умер отец, футбол тоже потерял многое.

Я был в Италии, вдали от семьи, и я не мог смириться с этим. Я впал в жуткую депрессию, стал пить. Не хотел тренироваться. К «Интеру» это не имеет никакого отношения — я просто хотел домой.

Если честно, даже несмотря на многие голы в Серии А, удовольствие от футбола я больше не получал. Это был папа — нельзя просто взять и сказать «проехали».

Не все травмы — физические.

Когда я повредил ахилл в 2011, я знал, что на этом все. Можно сделать операцию и попытаться вернуться, но ты будешь другим человеком. Моя скорость ушла. Мой баланс — тоже. Я хромал. У меня до сих пор дыра в лодыжке.

То же было, когда умер отец. Только шрам был внутри.

«Что случилось с Адриано?»

Все просто.

Одна дыра в лодыжке, другая — в душе.

Getty Images/Global Images Ukraine

В 2008 в «Интере» был Моуринью, и это был перебор для меня. Пресса была везде, а Моуринью только и делал, что вторил: «Твою налево! Что за х..ня! Ты меня вы****ь, пацан?»

Я такой: боже… мне надо бежать.

Я не мог справиться.

Когда меня вызвали в сборную, еще до того, как Моуринью ушел, он спросил меня: «Ты ведь не вернешься?»

«Ты и сам все знаешь».

Билет в один конец.

Журналисты порой забывают, что все мы люди. И на Императора серьезно так давили. Я ведь детство провел в нищете. В детстве я играл в футбол и тусил с друганами. И мало что изменилось. Это не принято говорить, все такие серьезные, но я буду честен — я как был пацаном из фавел, так и остался.

Пресса писала, что я «исчез». Что я вернулся в фавелы и подсел на наркоту. Мои фотографии в окружении гангстеров были везде, но я только смеялся.

Я вернулся к своему народу, к своим друзьям, к моему сообществу. Я не хотел жить в замке на холме вдали от всех. Я хотел вновь быть АДИ-РАНО и хрустеть попкорном.

Конечно, в жизни всегда приходится чем-то жертвовать. Я был не в форме — во всех смыслах. Я нуждался в помощи. Я вернулся в Сан-Паулу и обратился в Центр физиотерапии и физиологии (REFFIS) — там работали лучшие специалисты в мире. Я стал ходить к психологу, который помогал совладать с депрессией.

Тут я вновь хочу отблагодарить мистера Моратти, который всегда вел себя максимально порядочно. Он оставил меня в покое и понимал, через что я проходил. Я пару раз возвращался в Италию, но я не мог им врать.

Как-то мистер Моратти позвонил мне: «Как ты себя чувствуешь?»

И я сказал: «Честно, я больше не могу. Я хочу остаться в Бразилии».

И он все понял. Он оставил меня в покое. И я уважаю его за это.

«Адриано отказался от миллионов, чтобы вернуться домой».

Да, может, и отказался. Но сколько стоит душа? Сколько денег нужно, чтобы перестать себе врать?

Тогда меня сломила смерть отца. Я хотел вернуть себе былого себя. Я не принимал наркотики. Пил ли я? Да, конечно. О да. Можете взять анализ мочи, если хотите — никакой наркоты вы не найдете. Это убьет маму и бабушку. Но знаете что? Алкоголь вы точно найдете. Стаканчик с мочой можно с кайпириньей спутать!

Когда я вновь вернулся во «Фламенго», я не хотел быть императором. Я хотел быть Адриано. Хотел получать удовольствие. Как в детстве, в молодежке! Иногда мы приходили тренироваться не ради игры, а чтобы бухнуть вечерком. Как только звучит свисток — мы в режиме вечеринки. Жены  все знали. ;-)


Getty Images/Global Images Ukraine

На следующий день не всем будет сладко на тренировке. Тогда товарищ скажет «ничего, братан, я вижу, тебе х..ово. Я за тебя побегаю».

Мы все делали вместе. И выигрывали! Первый титул «Фламенго» за 17 лет — не шутка!

После смерти отца я стал другим человеком, но в том сезоне я был в порядке. Я был Адриано.

Адриано-пацан из фавел.

Адриано-пацан с бабушкой в автобусе.

Адриано-пацан, которого чуть не выгнали из «Фламенго».

Адриано-пацан, который борется.

Адриано-засранец, который выдержал.

Я никогда не менялся. Деньги, слава… они не меняют то, кем ты родился.

Я не выиграл чемпионат мира, нет.

Не выиграл и Либертадорес. (Вашингтон, сука ты!)

Но знаете, что? Я выиграл достаточно. Моя жизнь была весьма неплоха.

Я горд быть Императором. Но без Адриано он не стоит ничего.

Адриано не носит корону. Адриано — мальчик из трущоб, которому помог Бог.

Понимаете?

Адриано не пропал в фавелах. Он вернулся домой.

Подписывайся на наш канал в Telegram и узнавай все самые свежие новости первым!

Источник — The Players' Tribune

(17 голосов)

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Новости партнеров
Комментарии
    Андрій Літепло
      Андрій Літепло, 20.05.2021 16:23
    +6
    Прикольна стаття
    pike1
    online
      pike1, 20.05.2021 16:05
    +8
    Это было круто, по-настоящему! Даже если тут 90% выдумок, все равно читать весьма интересно, наверное далеко не все поймут, но важно ли это...
    Дирьнамо Киркиев
      Дирьнамо Киркиев, 20.05.2021 15:31
    -17
    Комментарий свернут. Показать
    salomon77757, 20.05.2021 15:07
    Возможно хороший человек
    возможно ты брал у него в рот мусорок
    salomon77757
    online
      salomon77757, 20.05.2021 15:07
    +5
    Возможно хороший человек
    salomon77757
    online
      salomon77757, 20.05.2021 15:07
    +7
    Супер форвард был
    ZAKARPATFAN
      ZAKARPATFAN, 20.05.2021 14:45
    +12
    Комментарий свернут. Показать
    "Коли я згадую своє дитинство у фавелах, я згадую тільки хороші моменти. Як ми запускали повітряних зміїв і грали в футбол. Це було справжнє дитинство, а не сучасна х..ня, коли тільки й робиш, що тицяєш пальцем в екран."
    Золоті слова
    Иван Иванов
      Иван Иванов, 20.05.2021 14:17
    +4
    Бразильский Селезнёв, но тоже пошумел не плохо!
    аоот оооит
    online
      аоот оооит, 20.05.2021 13:48
    -7
    лыган ты а не император
    ZAKARPATFAN
      ZAKARPATFAN, 20.05.2021 14:45
    +12
    Комментарий свернут. Показать
    "Коли я згадую своє дитинство у фавелах, я згадую тільки хороші моменти. Як ми запускали повітряних зміїв і грали в футбол. Це було справжнє дитинство, а не сучасна х..ня, коли тільки й робиш, що тицяєш пальцем в екран."
    Золоті слова
    pike1
    online
      pike1, 20.05.2021 16:05
    +8
    Это было круто, по-настоящему! Даже если тут 90% выдумок, все равно читать весьма интересно, наверное далеко не все поймут, но важно ли это...
    salomon77757
    online
      salomon77757, 20.05.2021 15:07
    +7
    Супер форвард был
    Андрій Літепло
    online
      Андрій Літепло, 20.05.2021 16:23
    +6
    Прикольна стаття
    salomon77757
    online
      salomon77757, 20.05.2021 15:07
    +5
    Возможно хороший человек
    Иван Иванов
    online
      Иван Иванов, 20.05.2021 14:17
    +4
    Бразильский Селезнёв, но тоже пошумел не плохо!
Вы не авторизованы.
Если вы хотите оставлять комментарии, пожалуйста, авторизуйтесь.
Если вы не имеете учётной записи, вы должны зарегистрироваться.
Продолжая просматривать SPORT.UA, Вы подтверждаете, что ознакомились с Политикой конфиденциальности