АЙЗЕНШТАДТ: «Власов и Жаботинский не общаются»

Ефиму Самойловичу Айзенштадту - 80!

«У меня появился новый тренер и добрый друг Ефим Самойлович Айзенштадт. Мы знакомы уже давно, с 1960 года, а потом встретились в Запорожье, куда он привез на соревнования молодежную сборную команду республики. Айзенштадт, сам в прошлом неоднократный чемпион и рекордсмен Украины в полусреднем весе, уже многих молодых вывел на широкий спортивный путь. Этот серьезный и вдумчивый человек умеет быть и требовательным наставником, и хорошим, веселым товарищем. Мы решили работать вместе, и с того времени ни разу не пробегала промеж нас черная кошка», - так написал в книге «Сталь и сердце» о своем наставнике легендарный тяжелоатлет Леонид Жаботинский. Сам Ефим Айзенштадт вспоминал: «Мы работали с Леней бок о бок до самого его ухода из большого спорта. А в первый раз я увидел его в 1958 году на первенстве Украины среди юниоров. Леня жил в Харькове, работал на тракторном заводе. Метался между тяжелой и легкой атлетикой. Он ведь был хорошим метателем диска, толкал ядро. Сначала стал мастером спорта именно по легкой атлетике, но победила штанга». И еще как победила! В апреле одному из «создателей Жаботинского» Ефиму Самойловичу Айзенштадту исполнилось 80 лет, с чем мы его от всей души поздравляем.

— Ефим Самойлович, 80 лет - это целая эпоха. На ваших глазах произошло столько событий, которых хватило бы на несколько жизней.
— Наверное, но наибольший отпечаток, конечно, оставила Великая отечественная... Я родился в Киеве в 1928 году, в начале войны мне было 13. Нашу семью эвакуировали в Челябинскую область. Я был старшим из детей и устроился на работу на масложиркомбинат. Так началась моя взрослая жизнь. После освобождения Киева мы вернулись. Больно было смотреть на руины, в которых лежал родной город: разрушенные улицы, разбомбленные дома... Работал я на заводе, учился в вечерней школе.

— Еще и для спорта время находили?
— Да, война войной, а жизнь шла своим чередом. Мы жили на Подоле, там я и начал свою спортивную карьеру. Это, конечно, сказано очень пафосно, на самом деле я просто вечерами приходил в спортивный зал Дома культуры пищевиков. Интересно, что записался сначала в секцию спортивной гимнастики, даже стал перворазрядником в этом виде спорта. Но однажды к нам на тренировку приехали кинооператоры снимать показательные выступления спортсменов — мол, жизнь в послевоенном Киеве налаживается. Один из них заметил, что я больше похож не на гимнаста, а на тяжелоатлета — очень сильные у меня ноги. И этим, как ему показалось, я довольно заметно выделялся на фоне остальных гимнастов. А вслед за нами должны были заниматься тяжелоатлеты. Я решил остаться на тренировку, и... так получилось, что это стало делом всей моей жизни. Произошло это в 1945 году. Потом были победы в чемпионатах СССР, рекорды, однако активные выступления на помосте пришлось оставить. Но поскольку без тяжелой атлетики свою жизнь я уже не представлял, то решил попробовать свои силы на тренерской ниве. Сначала работал в спортобществе «Спартак», позже перешел в СКА, где работаю и сейчас. Именно здесь судьба свела меня с Леонидом Жаботинским.

— Тяжело было быть личным тренером человека-легенды?
— Совсем нет. С Леонидом мы хорошо понимали друг друга, и хотя я старше его всего на 10 лет, мои тренерские требования он всегда выполнял. Жаботинский — профессионал на помосте и очень чуткий и искренний человек в жизни. Поэтому мне даже тяжело припомнить какой-либо случай, когда бы мы не нашли взаимопонимания. А тренировал я его более десяти лет, за это время многое произошло. Кстати, когда я стал его тренером, Леонид уже был олимпийским чемпионом, но никакого неуважения, никакого зазнайства с его стороны я не ощущал. Я всегда много читал, а Жаботинскому же на это времени не всегда хватало, поэтому я охотно делился с ним впечатлениями от прочитанного. Может, в этом кроется успех наших взаимоотношений.

— Вы были непосредственным участником (как тренер) известной «битвы титанов» между Власовым и Жаботинским в олимпийском Токио 1964 года. Какие отношения были между ними за пределами помоста?
— Юрий Власов — хороший человек, из элитной семьи (у него отец генерал-лейтенант), воспитанный и образованный. Но у него был один, на мой взгляд, очень существенный недостаток — он не умел проигрывать. Второго места для него просто не существовало. Поэтому, когда Леонид его победил, всяческие отношения между ними сразу прекратились. Даже сейчас, когда они оба живут в Москве, они, насколько я знаю, не общаются.

— Кстати, почему Леонид Иванович переехал из Киева в Москву? Ведь не секрет, что тогдашнее руководство УССР очень хорошо к нему относилось и он ни в чем не нуждался.
— Да, в быту и с привилегиями проблем не существовало. Вот, к примеру, случай, когда Жаботинскому выделяли квартиру в «совминовском» доме. Щербицкий сказал: «Выбирай любую квартиру!». Леонид выбрал жилье на третьем этаже, чтобы лифтом не пользоваться, так как переживал, что лифт не выдержит его 175 кг. А поскольку квартира была не обставлена, то на следующий день была завезена все необходимая мебель. Кстати, на мебельные гарнитуры также претендовал певец Дмитрий Гнатюк. На что Щербицкий ответил: «Гнатюков у нас много, а Жаботинский — один!». К сожалению, Киев так и не стал для Леонида и его семьи родным городом.
Жена Раиса — родом из Запорожья, поэтому всегда хотела жить там. А тут еще и досадный случай произошел, когда она была беременна. Ей стало плохо, на помощь позвать было некого. Выходные — соседи на дачах, а Леонид на сборах. Вот после этого случая Раиса Николаевна и переехала в Запорожье. Один высокий чиновник из Киевского военного округа потребовал от Жаботинского участия в каких-то незначительных соревнованиях. Мол, защищай престиж. А Леонид в это время готовился к международным стартам. Короче говоря, обиделся мой воспитанник, позвонил в Москву, а руководство Минобороны СССР тут же приняло его, как говорят, с распростертыми объятьями. Учиться в академию устроили, должность нашли, звание полковника присвоили и жильем обеспечили. Так Леонид и стал москвичом, хотя, как мне кажется, сердце его все равно в Запорожье. Там его жена, оба сына. Да и любят Леонида в этом городе. Говорят: «У нас четыре достопримечательности — Днепрогэс, «Запорожсталь», Хортица и Жаботинский».

—  После того как ваши пути разошлись, как сложились отношения с другими воспитанниками?
—  Ничего плохого сказать не могу. Ребята очень часто звонят, нередко заходят в гости. Например, олимпийский чемпион в Атланте-1996 Тимур Таймазов, также мой воспитанник, сейчас живет в Осетии. Регулярно мне звонит по телефону, интересуется моей жизнью. То есть связи не рвутся, и меня это очень радует.

— Отличаются ли условия жизни и тренировки спортсменов в советские времена и сейчас?
— Даже сравнивать нельзя! Когда тот же Жаботинский начинал заниматься тяжелой атлетикой, даже накормить спортсмена было проблемой. Я уже не говорю о каких-то бытовых условиях. Сейчас есть практически все, но проблема в другом — у людей нет желания заниматься спортом. Другие приоритеты в жизни. А спорт — это работа, трудная, изнурительная, каждый день с утра до ночи. Не много сегодня найдешь людей, способных пойти на такие жертвы.

—  Допинговые скандалы, к сожалению, стали неотъемлемой частью тяжелой атлетики. Как с этим было во времена, когда вы работали с Жаботинским?
—  Я тренировал Леонида до 1975 года. Тогда понятие «допинг» только начинало входить в спортивный лексикон. Правда, начиналось все это не в тяжелой, а в легкой атлетике. Но было это в таком зачаточном состоянии, что даже допинг-тесты тогда еще не практиковались. Мы никаких анаболиков не использовали. Не нужно это было.

—  Как вы считаете, у украинских тяжелоатлетов есть шансы занять высокие места на Олимпиаде в Пекине?
—  Сомневаюсь... Скажу больше, на мой взгляд, шансов практически нет. Если украинцы привезут хотя бы «бронзу» — это будет очень большой успех. Однако уверен, что без случайности и фарта и он будет невозможен.

—  80 лет бывает раз в жизни. Как отпраздновали свой юбилей?
—  Как всегда, в семейном кругу, а вот подарок мне подготовили на самом деле «царский». 25 апреля в Киеве организовали турнир по тяжелой атлетике в мою честь. Вот это — самый дорогой презент!

—  Ефим Самойлович, что посоветуете тем, кто хочет в 80 лет выглядеть так же бодро, как вы?
— Здоровый образ жизни. Никаких сигарет! А вот рюмочку иногда я себе разрешал и сейчас «балуюсь», но одну-две и не больше. А главная причина долголетия, на мой взгляд, — это надежный тыл. Если дома все хорошо, то всегда будет желание жить и работать. Я, кстати, уже третий год подряд от отпуска отказываюсь и, как видите, жив и здоров. Вот с женой хуже — болеет. Но ничего, выдюжим! Здесь уже и до по-настоящему круглой даты — 100-летнего юбилея — совсем немного осталось. Прорвемся!.. (Смеется).

Андрей ЗАДУБИННЫЙ, газета «Киевский телеграфъ»

Подписывайся на наш канал в Telegram и узнавай все самые свежие новости первым!

Источник — Sport.ua

(1 голос)

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Новости партнеров
Загрузка...
Комментарии
    Комментарии отсутствуют. Вы можете стать первым.
    Комментарии отсутствуют. Вы можете стать первым.
Вы не авторизованы.
Если вы хотите оставлять комментарии, пожалуйста, авторизуйтесь.
Если вы не имеете учётной записи, вы должны зарегистрироваться.
Продолжая просматривать SPORT.UA, Вы подтверждаете, что ознакомились с Политикой конфиденциальности