Сергей Шапошников: «Одесса для меня город номер один»

Легендарный тренер Черноморца, одесского и львовского СКА, ЦСКА и Таврии о Семене Альтмане, знаменитом одесском дерби 60-х, проблемах сборных и развитии украинского и российского футбола

Одним из наиболее почетных гостей на юбилее Семена Альтмана был легендарный тренер, в середине прошлого века продуктивно работавший и с «Черноморцем» и с другой одесской командой – СКА, 84-летний Сергей Иосифович ШАПОШНИКОВ. Маститый специалист по собственному признанию не очень любит давать интервью, но для официального сайта «Черноморца» и для Одессы сделал исключение, ибо этот город стал для Шапошникова родным.

- Я начал свою тренерскую биографию именно в Одессе в 1952 году, приняв одесский СКА, потом транзитом через Львов перешел в московский ЦСКА, затем вернулся в Южную Пальмиру, но уже в «Черноморец». Вообще, с Одессой связаны мои лучшие годы, потому что я был молодой, у меня было много творческой энергии и желаний. Многого удалось достичь. Мой СКА выиграл Кубок Украины, вышел в класс «Б». «Черноморец» под моим руководством занимал два года подряд 8 место в высшем дивизионе, это было достаточно почетно. Поэтому Одесса в моей жизни и жизни моей семьи оставила огромный след. Это необычный город, достаточно только вспомнить, сколько известных людей здесь жило и работало. Поэтому я с большим удовольствием принял приглашение Семена Альтмана приехать к нему на юбилей.

Через меня за мою тренерскую карьеру прошла не одна сотня футболистов, и это были люди с разной судьбой, квалификацией, уровнем таланта, это были мастера спорта, заслуженные мастера. Но из всей этой плеяды тренерами стали единицы, а настоящими тренерами, которые многого достигли и оставили свой след в футболе вообще несколько человек, и Семен Альтман один из них. Я его очень люблю. Приехав сюда и посмотрев на его работу, я понял, как мы, тренеры старой закваски, сильно отстали от современного уровня футбола. Это мы стоим на месте, а футбол развивается. У современных тренеров больше знаний, больше технических средств, больше возможностей. Если раньше я, чтобы познакомиться с зарубежным футболом, выписывал иностранные журналы на чешском, польском языках (когда работал во Львове особенно), игроки, знающие языки, переводили мне статьи из «Франс футбола», но все это, естественно, было на очень примитивном уровне. А сейчас ты можешь знакомиться с современным футболом, его развитием, перспективами. Я увидел современные базы в Совиньоне и Отраде, специальное оборудование, компьютеры, всевозможную аппаратуру и убедился, что теперешний футбол уже далек от моего понимания. Я считаю, что Семен один из самых талантливых и квалифицированных специалистов.

Мне кажется, что тренеры делятся на две категории – специалисты и организаторы. Организаторы собирают команду, ищут источники финансирования, возможности, а специалисты делают упор на обучение игроков, работу над их профессиональными качествами. Семен, мне кажется, объединил в себе оба этих типа. Я говорю это не потому, что он мой воспитанник и я хочу ему петь дифирамбы, это так и есть. И то, что «Черноморец» занимает сейчас третье место – это в основном его заслуга. Конечно, есть еще «Динамо» с «Шахтером», но ведь там совсем другая ситуация и другой уровень финансирования. Но, не считая этих команд, «Черноморец» на сегодняшний день один из лучших в Украине. Альтман сумел заинтересовать и объединить людей общей идеей, что позволило обеспечить все необходимое для реализации своего потенциала и замыслов. Я был и у Семина, и у Романцева, и у Буряка в их клубах, и в киевском «Динамо». Все говорят про базу киевлян, не знаю, здесь мне нравится больше, и в плане организации, и в отношении к делу. Теперь я Семена ни чему не смогу научить, зато он меня сможет.

Меня часто спрашивают, в чем разница между тем футболом, который был раньше и теперешним, первое, что приходит на ум – раньше играли в два раза лучше, а получали в 200 раз меньше. В этом есть доля истины, но что касается подготовки команды, условий ее содержания, то современный уровень не идет ни в какое сравнение с прошлым. К тому же, теперь все больше возрастает заинтересованность различных структур в футболе, их поддержка, конечно, не даром, а потому, что они поняли, что на футболе можно зарабатывать деньги. Поэтому мне хочется, чтобы люди, когда они вспоминают об Одессе, говорили не только о море или Привозе, а и об одесском футболе, как о показательном, как о футболе будущего. И мне приятно, что мой воспитанник вывел футбол на новый уровень. Семен Альтман взял лучшее у всех с кем трудился, переосмыслил, доработал и воплотил в свою идею, альтмановскую.

- Вы можете подробней рассказать об одесском периоде вашей работы, о соперничестве между СКА и «Черноморцем»?

- Я приехал в Одессу в 1952 году совсем молодым игроком ЦДКА, только закончившим институт, и кроме огромного желания работать у меня, в общем-то, ничего не было. Моим тренером был Борис Аркадьев, великий специалист по тем временам, это уже потом я понял, что и его идеи и манера работы устарела, что надо идти вперед. В Одессе я начал тренировать армейскую команду, тогда коллектив физкультуры. Но уже через пару лет мы выиграли Спартакиаду народов Украины, потом выиграли один Кубок, затем второй, за который футболисты получили мастеров спорта. А потом вышли в класс «Б». В 1960-м закончилась моя карьера в одесском СКА, и я уехал во Львов. Но очень многие ребята, которых я тренировал, не затерялись потом, стали ведущими игроками сильных клубов.

Одесский период, конечно, занял особенное место в моей биографии. Я был молод, полон планов, у меня было много энергии. Был и конкурент – «Черноморец». Мне все время хотелось доказывать, что мы не хуже, что мы боремся на равных, это подогревало интерес. Со СКА мы один раз занимали 1-е место в зональном турнире, были вторыми, третьими. СКА имел очень хороших руководителей – командующего Одесским военным округом маршала Бабаджаняна и начальника штаба Белявского. Белявский мог меня ругать, бывало, говорил: «Люди слонов учат ходить, а ты не можешь футболистов заставить бегать», но без меня не обходился. Футбол любил страшно, ко мне хорошо относился, до сих пор мы с его семьей дружим. Я думаю, что одесский СКА оставил заметный след в футболе. А с «Черноморцем», конечно, была серьезная конкуренция, и среди болельщиков тоже. Были такие фанаты как Миля, Гроссман, чего только не придумывали… Они могли выйти и бросить на поле венок с траурными лентами, завалить отбросами помещение, где жил «вражеский» фанат. Лазутчиков даже засылали в стан противника. В общем, бурлящая была жизнь, схватки… Но игроки обеих команд дружили.

А сейчас уже все другое. То, что нет в Одессе двух команд – это плохо, нет конкуренции, это и для болельщиков плохо.

В 1970 случилась трагедия для «Черноморца» – в Одессе началась холера, и мы вылетели из высшей лиги. Из-за эпидемии нам запретили играть дома, и пришлось перебраться в Киев для проведения домашних матчей. В результате «морякам» не хватило 2 очков. Мы тогда боролись с «Зенитом», но обойти его не сумели. И когда сегодня напоминают о вылете «Черноморца», я всегда говорю, что лучше бы вспомнили о тех чиновниках, которые запретили нам играть дома и заведомо обрекли на поражение. Они мне обещали, что, мол, если что в виде исключения нам помогут и оставят в «вышке». Но все это осталось разговорами.

- Сергей Иосифович, а у кого были лучше возможности: у СКА, которому покровительствовал маршал Бабаджанян или у «Черноморца» с поддержкой пароходства?

- Единственной разницей был престиж, когда эти команды выступали в разных лигах. Бабаджанян вот такой был руководитель! Для команды, для своего округа, для меня и моей тренерской карьеры он очень многое сделал. В «Черноморце» у меня тоже был замечательный руководитель, Алексей Данченко, начальник пароходства. Он тоже очень любил футбол и ко мне хорошо относился. Мне до сих пор неудобно, что я от него в один момент просто взял и уехал. Он сильно на меня обиделся. Моя вина. Но это случилось после того обмана обкомовских деятелей в год холеры. Когда они пообещали, но ничего в итоге не смогли сделать. Я тогда расстроился и уехал. А прийти к Данченко у меня силы воли не хватило, и это, конечно, было неправильно.

Хорошие были руководители в обеих командах, и они соревновались между собой. У начальника пароходства ведь куча своих дел, но когда к нему придешь, он тебе расскажет биографию футболиста лучше какого-нибудь специалиста. То же самое и маршал Бабаджанян – у него в кабинете всегда все таблицы, календарь матчей, статистика. Они любили футбол и, наверное, поэтому тогда был расцвет городского футбола - две команды Одессы играли в высшей лиге чемпионата СССР.

- Период работы в «Черноморце» был первым опытом «на гражданке», до этого вы тренировали только армейские команды…

- После одесского СКА я работал в армейском коллективе города Львова. Там у меня неплохо получалось, у нас была хорошая команда, и мы смогли выйти в класс «А», превзойдя в переходных играх «Карпаты». Во Львове, кстати, было примерно такое же соперничество двух команд, как и в Одессе. И меня после этого со скандалом в приказном порядке перевели в Москву. Я по-настоящему не хотел уезжать, привык ко Львову, у меня там было много друзей, работа, что называется, спорилась. У нас играли Секеч, Варга, Пузач, Дударенко, Шулятицкий, Капличный – потом они все ушли в более серьезные команды – в московский или ростовский армейские клубы. СКА (Ростов-на-Дону) тогда тоже играл в высшей лиге и был на втором месте в очереди на сильных футболистов призывного возраста.

После Львова я год отработал в ЦСКА, но потом захотел уйти. Причины были больше политическими. Я всегда был человеком с характером, а меня там начальство всячески «вовтузило». Не мог этого выносить. Подал заявление, начальство сначала не поверило, а когда я продолжал настаивать, пригрозило отправить меня на Дальний Восток, чтоб я особенно не артачился. Мне помогли, в том числе львовские начальники и одесские знакомые. А «Черноморец» меня уже держал тогда на примете, вся эта компания – Данченко, Досич и другие. Мы с ними уже договорились, что я перейду в «Черноморец». Помог маршал Бабаджанян. Он как раз переезжал тогда в Москву командовать бронетанковыми войсками, и решил мои проблемы. Сделал так, что меня демобилизовали. Что смешно, я уже приступил к работе с командой, пока еще решался вопрос о моей демобилизации и незаконно, будучи военнослужащим, поехал с командой на сборы в Болгарию. А вернулся оттуда я уже в ранге официального тренера.

Затем мы два года подряд занимали 8 место, что было не так уж плохо, учитывая обилие классных команд в СССР. А потом была холера и мы вылетели. Это единственное темное пятно в моей одесской жизни. Все остальное было прекрасно: выигрывали мы или проигрывали, бросали нам кладбищенские венки или нет. Фанаты тех времен - это люди, вокруг которых развивалось болельщицкое движение, имеющее большое значение для футбола. С ними было одно удовольствие поговорить. В разговоре с ними можно было познать Одессу лучше, чем из тысячи источников. Сейчас, насколько я знаю, нет таких – кто умер, кто уехал…

А потом после «Черноморца» я еще некоторое время работал в симферопольской «Таврии». Уговорил тамошний секретарь обкома партии, создал все условия для работы и жизни, опять же Крым и, в общем, я согласился. Мягкий я человек, приехал туда на год, а проработал четыре. В итоге едва не вышли в высшую лигу, заняли третье место, пропустив вперед только московский «Спартак» (единственный раз в своей истории вылетевший в первый дивизион) и ташкентский «Пахтакор». Там я тоже провел неплохие годы, но, конечно, в Одессе все было по-другому. Особенный город, болельщики и футбол.

- Как вы считаете, чей футбол развивается лучше после развала Союза, украинский или российский?

- Вообще, я всегда считал украинский футбол выше российского по уровню развития. И раньше, да и сейчас, украинские команды были лучше организованы, чем российские и показывали более содержательный футбол. Вот и на чемпионат мира наша сборная не пролезла, а украинцы смогли и будут играть в Германии. Клубы, правда, наши выступают в последнее время получше, но их успехи не очень показательны. Сколько в «Шахтере» легионеров? Человек 15? И в «Динамо» столько же. Такая же картина и у нас. Я армеец до мозга костей, всегда буду с ЦСКА, но, на мой взгляд, в нынешнем составе этой команды, выигравшей Кубок УЕФА и чемпионат страны, есть три настоящие звезды, а таких игроков, как остальные члены команды, образно говоря, можно найти в Ильичевке. Но, конечно, надо уметь искать. Президент ЦСКА Евгений Гинер, очень умный человек, он вкладывает большие деньги в детско-юношеский футбол. И я просто восхищен тем, как работает школа (в ней, кстати, трудится мой бывший игрок симферополец Юрий Аджем). Поля, восстановительный центр, раздевалки, все изменилось, я прихожу и не узнаю родные места. И зарплаты у тренеров вполне достойные, я, конечно, в карман им не заглядываю, но это не секрет. И это правильный путь. Потому что очень много в свое время мы набрали, я считаю, «мусора», который компрометирует наш футбол.

Можно пополняться легионерами, так делают и итальянские, и испанские, английские команды. Но они ведь пополняются! Конечно, игроки высокого уровня приносят пользу футболу, можно посмотреть на них, расширить свой кругозор, а мы же брали «пачками» бразильцев, африканцев и толку от этого было мало. Только сейчас начали понимать, что выбирать надо мудро.

То же самое касается и тренеров. Я очень болезненно воспринимаю обилие иностранных специалистов в российском футболе. Считаю, что чужестранцу тяжело понять психологию наших футболистов, менталитет. Они - из другого мира. Сейчас мода на иностранных тренеров немного спадает, если не брать во внимание приглашение Гуса Хиддинка в сборную России. Для меня это трагедия, что сборную будет тренировать голландец. Правда, когда меня спрашивают представители федерации, кого я посоветую, я не знаю что ответить. «Это ваше дело, вы думайте» – говорю я им. Они: «Вот, что ж вы перекладываете…». Разговариваю с игроками – они как-то пассивно относятся к этому. Многие современные российские тренеры болезненно воспринимают приток иностранцев, им обидно, что они не востребованы. Сборная – это, конечно, действительно проблема. Ну а если говорить о клубах, то остались только те зарубежные тренеры, которые как-то себя зарекомендовали, не стихийными успехами, а действительно плодотворной работой. Не зная языка, специфики страны трудно работать, я поездил по миру и знаю, о чем говорю. Ну ладно еще Петржела, он матом ругается лучше наших.

Что касается украинского футбола, то мне всегда нравились здешние команды, я и себя после стольких лет работы считаю украинцем. Конечно, не хватает финансов, меньше денег вкладывается в футбол. Я вот, когда сейчас ехал в Одессу, думал, у нас в России нефть, газ, пособия разные, а что может быть здесь? А приехал в Одессу – ничего подобного. Море дорогих машин, великолепные дома, значит, находят какие-то другие способы зарабатывать деньги.

- Одесса – город контрастов…

- Вы хотите сказать, что я на Бугаевке не был? Да, наверное. В принципе, так в любом городе – в Москве и Одессе, видимо, это особенно сильно проявляется.

Я за новой Одессой, правда, наблюдаю, в основном, из окна автомобиля, еще не успели выбраться с женой на Дерибасовскую, погулять спокойно, осмотреться. Зато были на кладбище, вот там все мои друзья, вся моя жизнь. Принесли море цветов, положили на могилы. Зубрицкий ушел и многие мои футболисты 50-х, которые играли в СКА.

Приятно было приехать в Одессу, повидаться с друзьями. Досича видели, это ведь тоже была легендарная личность, идеальный руководитель. Сколько раз мы ставили его в трудное положение, но он всегда выкручивался, кряхтел, пыхтел, но работал на благо команды отлично. Досич – это Досич, самый безотказный был человек в нашем руководстве и решал любые проблемы.

- Футбол ушел далеко вперед, сейчас по-другому тренируют, играют. А успевают ли за ним наши игроки, ведь, как вы сами сказали, сейчас получают в 200 раз больше, а играют в 2 раза хуже?

- Ну я слегка утрировал. В чем выражается превосходство футбола 60-х над современным футболом?

- Я могу сравнивать только результаты, но сейчас же наши сборные не выходят в полуфинал чемпионата мира?

- Да не выходят. Но зато ЦСКА выиграл Кубок УЕФА. Киевское «Динамо» играло в полуфинале Лиги чемпионов. Сборная да, показывала классный футбол. Потому что она была сборной Союза, а сейчас сборные Украины, России, Грузии, Казахстана, которые пыжатся-пыжатся, но в конечном итоге лопаются, как мыльные пузыри. Конечно, если собрать всех вместе, украинцев, россиян, грузин (я их не очень любил как тренер, потому что всегда делал ставку на хорошую физическую подготовку, а это был не их конек), армян, белорусов – вот тогда бы мы и сейчас занимали четвертое место в мире. В сборной Союза не было никаких национальных конфликтов, мы дополняли друг друга, представители разных народов были единым целым.

А другая причина, по которой не лучшим образом играют наши сборные, все тот же вопрос легионеров. Вот мой хороший приятель Борис Игнатьев говорит мне: «А как можно сейчас собрать сборную? Смотрю составы команд: тут трое русских, тут двое, и не всегда играют в основе. Стоит их брать – непонятно». Поэтому, когда мы говорим о сборных, я не осуждаю наших тренеров, которые с ними работают, я их жалею.

Раньше нашим преимуществом над иностранными командами всегда была физическая готовность. Сейчас они в этом нас превосходят. Тогда говорили – не переиграем, так перебегаем. Сейчас, понятно, переиграть не можем, но и перебегать уже не получается. В иностранных клубах давления на игроков нет – есть тренажерный зал, иди и занимайся. Но они идут и занимаются. Потому что, если игрок сам не будет за собой следить, тренер сразу заметит, что он не тянет. И там никого заставлять ничего делать не надо, они сами все понимают. И все делают лучше нас – борются, бегают, ну головой мы никогда играть не умели, мы всегда это объясняли тем, что мячи тяжелые, бить по ним головами вредно. В общем, для того, чтобы превосходить сильные европейские сборные нам надо и что-то из прошлого взять, ту же физическую подготовку и вперед, разумеется, смотреть и перенимать лучшее у заграничных мастеров.

Но в то же время, понимая все трудности наших сборных команд из-за засилья легионеров, нельзя не отметить, что клубы, возможно, благодаря именно помощи из-за рубежа, неуклонно прогрессируют.

- Сергей Иосифович, вы можете выразить свое мнение на предмет определения сильнейшего «Черноморца» за всю его историю? Это была ваша команда конца 60-х, или ваши последователи, игравшие в еврокубках?

- Трудно так сравнивать, стараюсь уходить от подобных рассуждений. Я всегда говорил о своей команде, а о чужих старался не высказываться, чтобы никого не обидеть. Как можно сравнить силу коллективов, игравших в разные времена? Статистика тоже не всегда верно отображает действительность. Зрительский интерес в мои времена был серьезным, даже в сравнительно маленьком Симферополе стадион забивался под завязку. Если были свободные места, мы говорили: «Обнаглел наш зритель…». Когда на «Черноморец» приходило полстадиона – мы считали это нормальным результатом. Я спросил Семена Альтмана, как сейчас ходит народ. Он сказал, что примерно так же, как и тогда. Приедет «Динамо» или «Шахтер» – больше людей, другой соперник – поменьше.

Но, в целом, я всегда болел и желал успеха любому «Черноморцу», 60-х, 80-х, современной команде. Так что, если будете где-то говорить что-то про Шапошникова, так и скажите – Одесса для меня город номер один.

Беседовал Андрей КРИКУНОВ, официальный сайт Черноморца 

Подписывайся на наш канал в Telegram и узнавай все самые свежие новости первым!

Источник — Sport.ua

(1 голос)

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Новости партнеров
Загрузка...
Комментарии
    Комментарии отсутствуют. Вы можете стать первым.
    Комментарии отсутствуют. Вы можете стать первым.
Вы не авторизованы.
Если вы хотите оставлять комментарии, пожалуйста, авторизуйтесь.
Если вы не имеете учётной записи, вы должны зарегистрироваться.
Продолжая просматривать SPORT.UA, Вы подтверждаете, что ознакомились с Политикой конфиденциальности