Олег КУЗНЕЦОВ: «Шведа в Севилье учат защищаться»

Главный тренер сборной Украины U-19 - о поражении его команды в квалификации к Евро-2016

Олег КУЗНЕЦОВ: «Шведа в Севилье учат защищаться»

Сборная Украины U-19 (футболисты 1997 года рождения), как известно, прекратила свое существование. Больше именно в таком составе ребята не соберутся: что называется, вышли из возраста. Но еще печальнее становится от того, что уходят они невеселыми: в недавнем элит-раунде не выполнили задачу попадания в финальную часть чемпионата Европы-2016 (U-19).

К чести их рулевого, Олег Кузнецов не стал отмалчиваться, хамить или попросту избегать общения, как это делают в подобных ситуациях некоторые его коллеги. А в меру честно и объективно рассказал, как игралось его подопечным на голландских полях, почему не получилось, какую оценку выставил себе и чего пожелал ребятам на прощание.

Вместо предисловия

— Олег Владимирович, чтобы не размазывать тему кадровых проблем, давайте в самом начале подсчитаем, скольких человек вы реально не досчитались в сборной в этом элит-раунде: Маханьков (аппендицит), Михайличенко и Сеница (дисквалификации), Марковский (зимой искал клуб), кто еще, кого забыли?
— Дмитрия Шевченко, защитника, еще не было.

— Уже со сбора в Голландии вы отправили двух горняков — Авагимяна и Зинкевича. Реально были слабее конкурентов?
— Мы ведь смотрели по позициям. Тот же Авагимян играет крайнего полузащитника, на этой позиции были ребята поинтереснее: Швед, Гуцуляк, Вакулко. Зинкевич действует в центре поля, а на той позиции были и Цыганков, и Шепелев, и Пихаленок. Вот и выбирали. К донецким парням — никаких претензий, они хорошо тренировались но такая ситуация вышла: проиграли немного конкуренцию.

«Ставка на атаку оправдала себя лишь частично»

— Итак, оставшийся состав был наиболее оптимальным. А насколько боеспособным?
— Правильно вы подметили, что вся линия обороны была перекроена. Потому как и Маханькова не было, и левого защитника Михайличенко, и Шевченко, которых мы наигрывали на протяжении всего прошлого года. Наверное, в первую очередь, из-за их отсутствия и случилось у нас больше огрехов в обороне, чем раньше.

— Восемь дней до старта турнира вы тренировались в Голландии, сыграли с «Фортуной». Как, к слову, прошел матч? Как работалось в целом на заграничном сборе?
— Получилось, что все футболисты сыграли по одному тайму. Нормальный спарринг-партнер, команда хорошо организованная, поэтому забить смогли только в конце игры, Вакулко отличился, а мы выиграли — 1:0. Спаррингом остались довольны, посмотрели на всех. Жаль, что это не помогло.

…Конечно, сейчас можно размышлять: может, и не стоило ехать в Швейцарию, чтобы сыграть там товарищеский поединок, а сделать такой продолжительный домашний сбор? Ведь в Швейцарию все равно летали, по сути, вторым составом. А здесь могли бы провести контрольную встречу, пусть и не с таким сильным спарринг-партнером, зато посмотрели бы всех футболистов, задействовали бы кого-то меньше, кого-то больше.

— Уже после спарринга со Швейцарией вас, в первую очередь, беспокоили проблемы в обороне. Как у нее обстояли дела на самом турнире? Ведь пропустили три мяча в трех матчах, вроде немного?
— Ну, пропустили три мяча… В прошлый раз в элит-раунде Евро-2014 (U-17) столько получили от португальцев, в этот — от голландцев. Мы рассчитывали, что у нас впереди достаточно квалифицированных футболистов, больше делали акцент на атаку. Ведь в прошлом году, на разных турнирах, меньше трех мячей редко когда забивали.

Поэтому сейчас договорились так: поставить двух опорных, больше нацеленных на оборону, — Мельника и Коробенко. Провели этот эксперимент во встрече со Швейцарией, но не совсем понравилось. Поэтому вернулись к старой схеме — Коробенко и Пихаленок, где Пихаленок больше нацелен на атаку.

«В память о Кройффе голландцам никто не подсуживал»

— И вот он, первый матч — с голландцами. Они хозяева, два года назад их команда U-17 стала вице-чемпионами Европы, вы ведь сами понимали, что именно эта встреча будет ключевой. Тщательно изучали соперников, а победить не удалось.
— Вот, говорят, пропустили два быстрых гола. Но на самом деле был более-менее открытый футбол, и мы могли пропустить еще больше. Впрочем, как могли и сравнять в конце матча: недаром же их вратарь чуть ли не приз лучшего игрока получил. Потому как вытащил в отрезок с 85-й по 90-ю минуты два мертвых мяча.

— В этот же день умер знаменитый Йохан Кройфф. Голландия не имела права не победить? Это их дополнительно стимулировало?
— Естественно, мы тоже смотрели по телевизору, соболезновали, но не акцентировали на этом особого внимания. Да, перед игрой была минута молчания, но особых претензий к судьям не было, в плане того, что были там симпатии на стороне хозяев. Нет, все было абсолютно нормально.

— Могла повысить наши шансы на выход из группы победа в следующем поединке над Польшей. Но судя по отчетам, они очень агрессивно играли и сами нас атаковали с первых минут?
— Знаете, как говорится, задним умом мы все сильны. Вот порассуждать задним числом, может, быть все и по-другому бы повернулось. Но это надо возвращаться назад, к первому раунду квалификации этого Евро. Обыграй мы в последнем туре сборную Турции, нас бы сеяли со второй корзины (вместо Польши), а не с третьей. И не у поляков с Голландией последняя игра была бы, а у нас. Тогда, вполне возможно, были бы шансы зацепиться за первое место. Потому что тяжело начинать турнир матчем с хозяевами. Будь мы на месте поляков, начинали бы с Северной Ирландией, потом матч с Польшей, и решающая с голландцами.

Мы же стартовали с голландцами, проиграли, было уже не то настроение, все понимали, что многое теперь не от нас зависит, поэтому где-то успокоились. Хотя особых претензий не было, да и поляки первые минут 20—25 тоже боялись за результат: и вратарь, и футболисты много били по аутам, было много потерь. Потом пришли в себя, пошла более ровная игра, у них были моменты, у нас были хорошие.

— Почему не играл Кравец? Были претензии по первому матчу?
— Да. Он очень хорошо играет в атаку, мы смотрели последние матчи «Карпат», так его даже больше левым полузащитником выпускали. В поединке же с голландцами было много моментов, когда его обыгрывали один в один, он терял позицию, поэтому решили поменять.

— Лучшим в нашей команде был вратарь Кучер — все отбивал и ловил?
— Да, неплохо отстоял. Получилось, что были моменты, и он выручал, что, впрочем, и должен делать вратарь хорошего уровня.

— Победить в последнем матче элит-раунда и в истории этой сборной лично для вас, наверняка, было делом принципа. А для ребят? Никого не потребовалось дополнительно настраивать?
— Естественно, мы обсуждали, что это последняя наша игра в этом составе, что хочется закончить на мажорной ноте. Словом, готовились, было время восстановиться, и теорию проводили, и беседовали. Итоговый счет 2:0 ни о чем не говорит, там игра была в одни ворота, у соперников один или два удара, по-моему, всего, да и то — рикошеты, угловые. А мы много не забили.

— Почему в воротах стоял Марчук: дали парню набраться опыта?
— А как иначе? Мы стараемся, если вызываем футболистов, использовать всех, тем более, если есть такая возможность. Мы понимали, что на бумаге сильнее британцев, значит, будем больше атаковать, следовательно, будет меньше работы у вратаря. Так и получилось.

— Подытоживая турнир в целом, какой матч вам удался лучше?
— С Голландией. Абсолютно хорошая игра. Правда, в первые 20 минут ребята чего-то испугались. Хотя мы их и успокаивали, что не надо особо мандражировать: да, есть у голландцев индивидуально сильные футболисты, но они такие же футболисты, как и мы. Но 20 минут таки провалили, зато потом собрались, забили два мяча, равная игра была.

У них, по сути, и не было больше шансов. Да, пенальти назначили, но это мы его заработали из-за собственной индивидуальной ошибки. В концовке побежали, все ведь были готовы физически, но просто какое-то несчастье: не смогли реализовать моменты. Все отмечали, и они сами (я беседовал с их тренером), все говорили, что неплохой матч получился.

«Шведа в «Севилье» учат защищаться»

— Олег Владимирович, без этого никуда: какую бы оценку поставили себе и команде за проделанную работу?
— Понятно, что оценка неудовлетворительная. Естественно, недовольны, задачу ведь не выполнили. Хотя и могли. Тяжелая группа, но могли, тут уже пусть специалисты разбирают, решают.

— Теперь ведь уже можно и похвалить ребят, и пожурить. Может, кто перегорел, переволновался, кому-то микротравма помешала раскрыться?
— Я не хвалю и не ругаю никого. На своем обычном уровне сыграли все, да, были индивидуальные ошибки. Что-то по командной тактике говорить, так мы никому не уступили. Единственное, это маленькие нюансы, проиграли чуть в индивидуальном плане.

— От Шведа, наверное, именно такой игры и ожидали — в каждом матче заряжен на атаку, на удар.
— Я скажу так: в сравнении с тем же отборочным турниром, это совсем другой человек. И скорость появилась, которая раньше чуть меньше была. Не скажу, что Марьян тихоходом был, просто сейчас она уже такая, взрывная. Научили его в обороне играть: пытался и отбирать, и в борьбу вступать. Игра в «Севилье» для него, безусловно, хорошая школа, он и правда прибавил.

— Не было ли накладок в организационном плане? Или все было идеально: поля, транспорт, проживание, питание?
— Все было замечательно. Первую неделю жили недалеко, 100 километров от того места, где мы потом базировались. Хорошая гостиница, питание, не надо никуда ездить — рядом три-четыре поля, восстановление прекрасное, и сауна, и бассейн. То же самое, когда переехали к месту соревнований: мы с поляками в одной гостинице жили, поле тоже было, все на хорошем уровне. Голландцы есть голландцы.

— Вы, когда традиционно благодарили ребят за проделанную работу, то есть, прощались, комок к горлу подкатил?
— Конечно, сразу после игры мы собрались, поблагодарил, сказал, что приятно было работать. Хороших ведь моментов было намного больше. Еще до турнира мы говорили, что теперь они перейдут в молодежку к Саше Головко, и настраивали их на то, что теперь будет государственная программа. Ведь уже объявили, чтобы ФФУ готовила команду на Олимпиаду-2020 в Токио, и именно ребята 1997 года рождения должны составить костяк той сборной. Пожелал ребятам удачи в клубах и попасть на Олимпийские игры.

Вместо послесловия

— А ведь и вам отдыхать некогда: уже в конце этого месяца впервые соберется юношеская сборная 2001 года рождения. И вы вроде как уже назначены ее наставником. Или это еще неофициально?
— Пока не знаю, после элит-раунда я еще ни с кем не встречался. Предварительно разговаривал, да, уже придется набирать новых мальчишек.

— Прикидывали уже, с чего начнете? Это же надо будет за матчами чемпионата ДЮФЛУ среди 15-летних следить, много ездить, смотреть.
— Да, хорошо, что мы соберемся в конце апреля на четыре дня, познакомимся, контрольную игру проведем. К сожалению, чемпионат ДЮФЛ только 16 апреля начинается.

А на конец мая у нас уже поездка в Чехию запланирована, уже два контрольных матча проведем. Потом будет финал чемпионата Украины. Будем смотреть, и в клубах постараемся узнавать информацию. Осень загружена, у нас несколько спаррингов планируется: и в Украине, и, по-моему, Италия в ноябре. Самое главное, селекционную работу хорошую провести.

— К тому же это не 19-летние парни, а 14-летние пацаны, почти дети. Вы готовы морально и физически?
— Так ведь я 1997-й год тоже начинал с нуля вести. Есть наработки, есть опыт, как и кого набирать, как тренировать, как разговаривать. Поэтому с этим проблем нет и не будет.

Подписывайся на наш канал в Telegram и узнавай все самые свежие новости первым!

Источник — Золотой талант Украины

(1 голос)

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Новости партнеров
Комментарии
    Комментарии отсутствуют. Вы можете стать первым.
    Комментарии отсутствуют. Вы можете стать первым.
Вы не авторизованы.
Если вы хотите оставлять комментарии, пожалуйста, авторизуйтесь.
Если вы не имеете учётной записи, вы должны зарегистрироваться.
Продолжая просматривать SPORT.UA, Вы подтверждаете, что ознакомились с Политикой конфиденциальности