Владимир Маковский: «В Азербайджане платят больше, чем в Украине»

Бывший форвард киевского Динамо о том, как играет за Интер и вообще…

Форвард Интера в прошлом сезоне забил немало важных голов за клуб и руководство бакинцев предложило игроку новый контракт. Поэтому и в следующем сезоне наши болельщики смогут любоваться игрой бывшего киевского динамовца. На днях, Владимир Маковский дал интервью популярному изданию Прессбол. Представляем его вашему вниманию в полном виде.

 

— Итак, уже год, как ты стал футболистом Интера. Бакинского Интера. Доволен?

— Вполне. Главное — я играю. Раньше часто и этого не было. Попадал в команды, где или на замену выходил, или вообще на банке сидел. Условия контракта меня тоже устраивают. И вообще появилась уверенность в себе. Как в человеке и как в игроке.

— Откуда у твоего клуба такое претенциозное название? Слепое подражание итальянскому гранду?

— Не знаю, это новые спонсоры так команду окрестили. Раньше она носила другое имя — Хазар-Университет. Потом состоялось переименование. Под новой вывеской клуб существует первый год.

— Вопрос о спонсорах. Если не врет Интернет, Интер патронирует Международный банк Азербайджана — в русле соответствующей государственной политики, направленной на развитие спорта в стране. Наш, словом, вариант.

— Да, похоже. Президент Азербайджана Алиев дал задание: в короткий срок поднять футбол. Под это дело пошли инвестиции — к каждому клубу прикрепили спонсоров. Чаще всего это банки, которых в Азербайджане много.

— Говорят, быстро только кошки родятся...

— Там все только начинается. А поскольку требуется оперативность, уровень чемпионата можно поднять лишь одним способом — через приглашение сильных легионеров.

— Деньги хорошие платят? Беларусь в этом плане Азербайджану сильно уступает?

— Беларусь... Украина уступает!

— Особенно киевское Динамо с донецким Шахтером...

— Ну гранды, понятно, вне конкуренции. Но они не вся Украина. Это особый случай. А другие клубы высшей лиги по доходам как минимум сравнимы с азербайджанскими.

— И много именитых иностранцев нынче промышляют в этом Клондайке?

— Скаченко знаешь? В киевском Динамо играл. Безродный приехал, Артем. Раньше был в московском Спартаке. Кто еще? У нас в команде появился нигериец Лаки Идахор, который и в Киеве поиграл, и в московском Динамо. А в Хазаре есть турок Актай, в недалеком прошлом — футболист национальной сборной.

— При ставке на привозных игроков в азербайджанском чемпионате введен лимит на иностранцев.

— До недавних пор количество легионеров, которым разрешено было одновременно находиться на поле, ограничивалось пятью. Но теперь, насколько я знаю, квота расширена до семи.

— И каков, таким образом, реальный уровень турнира? Выше белорусского?

— Нашего? На днях футбол по телевизору показывали — Борисов против Жодино. Я матча не видел в отличие от Андрюхи Милевского. И вот он мне звонит: Слушай, Вовка, посмотрел я игру. Нормальный футбол. Но наш, пожалуй, уровнем повыше будет... Одна молодежь, сказал, играет...

— Вернемся на год назад. Ты, нападающий Торпедо-СКА, получаешь экзотическое на то время предложение из Азербайджана. Реакция?

— Собрался и уехал. Мы тогда как раз сыграли с минским Динамо. Победили — 2:0. Настроение хорошее. Звонит тренер Интера Анатолий Дмитриевич Коньков: Не хочешь ли ты, Вова, приехать в Баку? Обрисовал ситуацию, мол, создается новая команда с неплохими перспективами...

— И ты загорелся?

— Не сразу. Первой мыслью было: меня в Минске не поймут, не отпустят. Как это так, посреди сезона собрался и, никому ничего не объяснив, уехал? Некрасиво. На меня в Торпедо рассчитывали, я обещал Лапунову отработать сезон от звонка до звонка. Тяжело было. Я не привык подводить людей. Сказал о своем сомнении Конькову. Он ответил, что, во-первых, права на меня принадлежат киевскому Динамо, а во-вторых, я — взрослый человек, и никто, кроме меня самого, о моей судьбе не позаботится. И я принял решение, о котором не жалею. Заработать ведь тоже хочется. Банально, но факт.

— Тебя вроде нормально из Торпедо отпустили. Что-то не припоминаю, чтобы вдогонку неслись слова о черной неблагодарности...

— Ну вот видишь. У меня же с ними не было никаких обязательств, контрактов. Простая аренда. Люди все поняли.

— Специально не проверял, но напрашивается мысль: поворот карьер братьев Маковских в сторону Баку обусловлен украинским прошлым — вашим и самого Конькова...

— Правильная мысль. Мы с Мишкой у него в Полтаве играли. И когда Коньков принял предложение из Азербайджана и возглавил Интер, он первым делом выдвинул инициативу: забрать братьев в Баку. Сделка состоялась. И я с братом снова в одной команде.

— Миша, если не ошибаюсь, раньше тебя оказался в Закавказье.

— На месяц. Ему с киевским ЦСКА проще было вопрос решить. Это ведь Суркиса команда. Договориться — нет проблем.

— Чем тебя встретил Азербайджан?

— Теплой погодой. Душно, жарко, как тут в футбол играют?

— Другие впечатления?

— Есть хорошие, есть плохие, как и везде. Понравилось отношение руководства. Условия такие-то, выплаты тогда-то, все конкретно, все выполняется — ни о чем, кроме работы, голова не болит. Как говорится, все мысли — о футболе.

— От хорошего перейдем к плохому.

— Поля... Это просто ужас. База у нас ничего, но тренировочное поле отвратительное. И такое — везде. Кроме, пожалуй, пары стадионов в Баку. Например, где сборная играет. С чем бы сравнить это чудо природы?

— Хрустальный мяч...

— Короче, представь себе высохшую потрескавшуюся, как в пустыне, землю, из которой торчат клочья травы... Так и играем. А второй круг начали 12 февраля. Так травы вообще не было. Одна грязь. И опилки, которыми делали разметку.

— Весело...

— Хотя наш стадион получше. Играть можно.

— Как быстро привык к местным футбольным достопримечательностям?

— Человек ко всему привыкает. Скучновато только иногда было.

— Слышал, женился...

— Почти полгода назад, 25 февраля. Прилетел в Минск 23-го, 25-го в четыре вечера расписались, 26-го в шесть утра — на самолет. На следующий день уже играл.

— В азербайджанском футболе целая белорусская община организовалась. Держитесь вместе?

— Ну так, созваниваемся. Миля все время Матросу звонит. Они вместе в Солигорске играли. Нам в Интере проще. Белорусов — четверо: мы с братом, Милевский и Варивончик. Главный тренер, его помощник, врач, видеооператоры — все украинцы. А вообще в Интере десять легионеров. Вроде как и не азербайджанская команда. В Имишли же, где играли Боря Карасев с Виталием Степановичем, все наоборот. Два белоруса, остальные — азербайджанцы. Но мы с местными ребятами ладили.

— Если в Интере десять легионеров, то при лимите в пять вакансий конкуренция выходит неслабая — два человека на место.

— Не два, меньше. Трое приняли азербайджанское гражданство, и на них правило не распространяется. То есть реально у нас на поле в каждом матче было восемь иностранцев.

— А двое отдыхали. Ты хоть раз оказывался жертвой лимита?

— Ни разу. Ни я, ни Миша. Мы всегда играли. Бывали, правда, дисквалификации.

— Судейство ерундовое?

— Это отдельная тема. У меня 15 желтых карточек в 26 матчах. При норме — 4-5.

— За что тебя так?

— Обычно за разговоры. С арбитром, соперником. Ты ему слово, он в ответ два — и пошла перепалка...

— Формально судья прав.

— Не в этом дело. Скажем так: наряду с развитием азербайджанского футбола происходит и становление судейского корпуса.

— На каком языке, кстати, качаешь права на поле?

— Пару-тройку матерных слов на азербайджанском выучил. Надо же иногда не только на соперника прикрикнуть, но и на партнера, запоровшего выгодный момент. А в повседневной жизни на русском общаемся. Его в Баку знают.

— Вас с братом путают местные?

— Случается. И в команде, и в прессе. Желтую карточку Мишка получает — записывают на меня. Гол я забиваю — журналисты его брату засчитывают. И так далее. Сплошная путаница. Свежий пример. Давали вдвоем интервью для газеты. Нормально поговорили, покупаем номер, раскрываем... На полосе два фото. Подписаны: Михаил и Владимир. Но на обоих снимках — я...

— Вступлюсь, пожалуй, за коллег. Вас и в Минске не всегда правильно называли по именам...

— А номера для чего существуют? На фотографиях — два 21-х. Как будто мы с Мишей одну майку по очереди носим...

— Но ваша общая статистика по сезону правдива: ты забил 9 голов, Михаил — 8?

— Да, тут все верно.

— Это лучшие показатели в команде?

— Почти. Есть парень, который забил 10. Нападающий.

— Коллега?

— Не совсем. Я далеко не всегда в атаке играл. Иногда под нападающими выходил, случалось — опорным хавом ставили, в пару к брату. Коньков варьирует тактику. А я за сезон и отдал немало — 8-10 голевых передач. Точно не скажу, там такую статистику пресса не ведет.

— Коньков — это имя даже в советском футболе. Уважают его, наверное, в Баку...

— Уважают... Боготворят. Он хороший человек. Справедливый. Например, местные ребята слабенькие, другой бы плюнул и выгнал половину. А он работает с ними над техникой, тактикой, держит в тонусе. И ведь получается. Вот Конькова там и любят. На нем команда стоит.

— Неважно, добавлю, стоит — седьмая по итогам чемпионата. Показатель, прямо скажем, не выдающийся...

— Там какая была ситуация... Перед стартом задач не ставилось вообще. Так, выступить достойно. Большую часть сезона держались в лидирующей группе, успешно шли и в Кубке. Но на финише проиграли три матча из четырех, что и отбросило команду на седьмое место. Плотность в верхушке таблицы была приличная. А наше внимание вдобавок больше занимал Кубок. Вышли в финал, нацеливались на трофей, а на чемпионат, по большому счету, плюнули.

— Ага, а потом, несмотря на твой гол, и финал проиграли, и на Европу не попали...

— После матча зашли в раздевалку Коньков, президент клуба. Сказали, дескать, для первого раза сойдет, жизнь не кончается, главное — не останавливаться в развитии, продолжить начатое в следующем сезоне, когда перед командой будет поставлена конкретная задача.

— Сколько народу собралось посмотреть финал?

— Тысяч двенадцать. На Республиканском стадионе играли. Он 30000 вмещает. Средняя посещаемость в Азербайджане небольшая. Такая, примерно, как у нас. Половина команд чемпионата из Баку, а в столице народ не сильно болеющий. Придет на матч сто человек, пятьдесят из них спят на солнышке. Вот в Ленкорани, где играл Мартешкин, — другое дело. Там стадион хороший построили, на 20 тысяч, и на всех играх Хазара — биток.

— Как тебе Баку и бакинцы?

— Хороший город. Рядом Каспийское море. Набережные, тепло, все цветет и пахнет, шашлычок, все дела... Знаешь, где мы проводим восстановительные занятия на следующий день после матчей? На пляже. Пробежался, поплавал, морской ветер, красиво — сказка.

— То-то ты не рвешься сейчас из Минска в теплые края...

— Жена ведь работает. А мне нужно с учебой закончить. Я на последнем курсе Киевского ИФК. 22 июня сдаю последний экзамен. Физиологию. И все — получаю диплом тренера. Мы думали съездить куда-нибудь, варианты были. Но пока отложили.

— Так забрал бы супругу к себе в Баку.

— Может, так и поступим. Я потому пока на базе и живу, что один. Снимать квартиру не имеет смысла.

— Особенности исламской традиции вносят в жизнь колорит?

— Там нет игровых автоматов, казино, других развлечений, свойственных европейским городам. Необычно, конечно. На футболе, кстати, азербайджанских женщин не бывает. Только если кто из Европы приедет, как жена Виталия Варивончика — она на все домашние матчи приходила.

— При Союзе говорили: женщина — тоже человек...

— Они, такое впечатление, не работают. Везде: в магазинах, салонах, кафе — сплошь мужики. У женщин, видно, другие заботы — рожать детей.

— Останешься в Интере на будущий сезон?

— Да, нас с Мишей там ждут уже 28 июня. Начинается подготовка к чемпионату.

— Видел матчи сборной?

— Один. Со Словенией. Впечатления приятные. Байдачный хорошую команду сделал. Забей Булыга в конце, и три очка в кармане. А это — и другая ситуация в таблице, и другое настроение у пацанов. Тем не менее, считаю, еще ничего не потеряно. Раньше как Прессбол писал? 0:2, 0:3 — абсолютно без шансов. А теперь в Минск боятся ехать. Боятся — значит, уважают.

— Я о сборной без подтекста спросил. Потому что забей ты в Азербайджане хоть сорок голов, вызова не дождешься. Не тот ранжир...

— Тот, этот... Приехал бы кто, посмотрел, как мы играем. Я не говорю, что мы там короли. Но почему бы не поинтересоваться, кассету раздобыть. Думаешь, не хочу в сборную? Еще как хочу. Как и любой уважающий себя футболист. Но на данный момент дела складываются так, что я играю не в России или на Украине, а в Азербайджане.

— Ты вновь, как и в середине 90-х, в фаворе. В какой мере верно утверждение, что к тебе вернулись голевые навыки, утерянные в пору украинских скитаний?

— Они начали возвращаться еще в минском Торпедо, где я успел забить только четыре мяча. А в Баку меня по-настоящему прорвало. Однако главное, я уже говорил, — прежнее чувство уверенности в своих силах. Оно медленно приходит, слишком медленно. Но вот иногда бьешь, не глядя, интуитивно, просто в сторону ворот — и мяч сам залетает в сетку. Именно так когда-то было в Динамо.

 

Источник – Прессбол, Day.Az

Подписывайся на наш канал в Telegram и узнавай все самые свежие новости первым!

Источник — Sport.ua

(1 голос)

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Новости партнеров
Загрузка...
Комментарии
    Комментарии отсутствуют. Вы можете стать первым.
    Комментарии отсутствуют. Вы можете стать первым.
Вы не авторизованы.
Если вы хотите оставлять комментарии, пожалуйста, авторизуйтесь.
Если вы не имеете учётной записи, вы должны зарегистрироваться.
Продолжая просматривать SPORT.UA, Вы подтверждаете, что ознакомились с Политикой конфиденциальности