Ольга САЛАДУХА: «Пришлось отложить мечту на четыре года»

Экс-чемпионка мира в тройном прыжке – о подготовке к новому олимпийкому циклу

Ольга САЛАДУХА: «Пришлось отложить мечту на четыре года»
© AP. Ольга Саладуха

В Рио-2016 финал в женском тройном прыжке прошел без чемпионки мира-2011, бронзового призера лондонской Олимпиады и трехкратной чемпионки Европы Ольги Саладухи. Но большой победой можно считать само присутствие в олимпийском секторе донецкой атлетки.

 После травмы позвоночника даже самые большие оптимисты среди консультирующих Олю эскулапов не давали ей ни одного шанса на возвращение. Но у нее были свои взгляды на будущее: она продолжает прыгать и уже начала подготовку к новому олимпийскому циклу.

 — После Игр в Рио-де-Жанейро мне хватило месяца отдыха, — объясняет Ольга Саладуха. — Вместе с семьей поехала на море: поплавала, позагорала и с хорошим настроением вернулась домой. Сразу после этого я приступила к тренировкам — в насыщенном режиме и хорошей форме, чего не было последние три года. Это вселяет оптимизм и добавляет уверенности. Следующий этап — сбор в Португалии: я не планирую пропускать зимний сезон.

— Обычно в постолимпийские месяцы спортсмены спешат воплотить все свои неспортивные мечты. Вам это удалось?
— Это правда: одни планируют свадьбу, другие задумываются о потомстве. (Смеется). У меня все это уже есть. Я жила одной мечтой: вернуться в спорт после травмы и хорошо выступить на Олимпиаде в Рио. Теперь мечту придется отложить еще на четыре года.

— Вам удалось восстановиться после травмы?
— Лечение спины и восстановление после травмы забрало у меня почти два года. Полностью восстановиться, к сожалению, не удастся никогда: новый межпозвоночный диск уже не вырастет, для этого необходимо оперативное вмешательство. Но с врачами, реабилитологами и массажистами мы сделали все возможное: закачали мышцы спины и постоянно держим их в тонусе. Каждый мой день начинался со специальной подкачки. На протяжении пяти месяцев эти комплексы составляли практически весь мой тренировочный «рацион»: мне нельзя было даже трусцой бегать. Реабилитологи сделали свою работу ювелирно. Моей же задачей было вытерпеть все неприятные процедуры и нагрузки. Меня часто спрашивали: «Как же ты все это выдержала? Мы бы не смогли».

— Так как же вы все это выдержали?
— Все ради самой большой мечты под названием Рио-2016. Каждый день собирала в кулак всю свою волю, приходила на тренировки и по пять часов работала. Покривлю душой, если скажу, что мысли «Я больше так не могу. Зачем мне все это на самом деле нужно?» не приходили в голову. Судьба каждый раз испытывала меня: сначала в больницу попала мама, потом перенес операцию тренер — такие близкие мне люди. Я приходила в манеж морально истощенной. И должна была работать сама. Я безгранично благодарна моему реабилитологу Елене Майданюк: она была единственным человеком, который каждый раз ждал меня в манеже. И я понимала, что прихожу туда не зря. Что в меня верят. Что стоит продолжать этот непростой путь к своей цели.

Травма спины была задавненной. Из-за бесконечных переездов, перелетов и других нагрузок она обострилась. Долгое время я продолжала прыгать, преодолевая боль. Вот позвонки и разъехались, к тому же полностью стерся один диск. Это могло привести к компрессионному перелому. И врачи в один голос твердили, что мне нельзя прыгать вообще. Мы резко снизили нагрузки: исключили штангу и все прыжковые упражнения. Я вынуждена была пойти на эпидуральную терапию, чтобы хоть как—то снять боль. После этого стала неметь правая сторона тела. Проблемы вырастали, словно грибы после дождя. И врачи настаивали на операции. Я летала на консультацию в клиники Германии и США, где мне предлагали дорогостоящие операции и при этом ничего не обещали. За год, по крайней мере, восстановиться после операции не было никаких шансов. Одни врачи предлагали поставить на позвонки «шесты» или скобы, другие — заменить диск. Но ни один не гарантировал, что после операции я не останусь инвалидом. И мы приняли решение не делать этого.

После того, что мне пришлось перенести, я уже не утверждала так категорично, что в Рио единственный приемлемый для меня результат — это медаль. Большой победой стал сам факт, что я полетела в Бразилию. Ведь еще не так давно не могла самостоятельно встать с кровати.

— Вы сами верили в то, что сможете не только вести нормальный образ жизни, но и вернуться в спорт?
— Да. Потому что меня окружали люди, которые верили в меня. Они каждый раз повторяли: «Ты сможешь! У тебя свой путь. И ты все преодолеешь!» Когда таких людей много, это является мощным стимулом. К тому же, в этот период я смотрела много фильмов о сильных людях, которых не останавливали преграды. Это также вдохновляло меня идти дальше.

— Наблюдая за вашими попытками в секторе для тройного прыжка, перед глазами почему-то возникали другие прыжки - фигуриста Евгения Плющенко в заключительный его сезон в фигурном катании. Это были не так лутцы и тулупы, как борьба со страхом перед этими прыжками...
— Все правильно. У нас с Женей похожая проблема со спиной. Мне даже предлагали такую же операцию, которую перенес Плющенко, — поставить скобу. Но врачи откровенно сказали: «Никто не гарантирует, что во время прыжка это скоба не треснет или не соскользнет с позвонка. А это может даже ухудшить ситуацию». У Жени, насколько я знаю, со скобой таки что—то случилось... Когда проходит боль, остается страх. И нужно немало времени, чтобы научиться преодолевать его. Этот страх был частичкой меня во время бразильской Олимпиады. Растерянность в секторе, не характерный для меня разбег — все свидетельствовало об этом...

 Мне в Рио хотя бы на одну попытку забыть о страхе! Тогда, думаю, удалось бы пройти квалификацию, ведь физически я неплохо была готова к соревнованиям. Эта борьба продолжается. Но я стараюсь жить «здесь и сейчас»: полноценной жизнью, не вспоминая, что в недалеком прошлом у меня были проблемы со здоровьем. Многие барьеры уже удалось преодолеть.

— Тот факт, что в Рио вы не прошли в финал, шокировал вас? Или вы были готовы к такому развитию событий?
— Нет, не была. Наоборот, вспоминая о том, какой объем работы пришлось выполнить и через какие испытания пройти, мне казалось, что за это должно быть какое—то вознаграждение. Хороший результат, например. Но спорт функционирует по своим правилам... Из сектора я уходила в шоковом состоянии. В том сезоне у меня были прыжки на 14,40 метров. А на соревнованиях, к которым я так долго и усиленно готовилась, не прыгнула даже 14,00. Как следствие — депрессия. Но мне удалось преодолеть и это. И я снова вернулась на дорожку.

— Вы смотрели тот олимпийский финал?
— Да, по телевизору. Так было даже интереснее, поскольку можно было рассмотреть каждую попытку более детально, в замедленной съемке. Было очень волнительно, ведь я сама так хотела прыгать в этом финале. И одновременно любопытно, чем закончится борьба. За последние восемь лет такая плотность результатов была лишь в 2008 году, когда сразу шесть человек прыгнули за 15 метров. В Рио до последнего невозможно было предположить, кто выиграет серебро и бронзу. Девочки сохраняли интригу, разместившись друг от друга на расстоянии считанных сантиметров. Я болела за Ольгу Рыпакову из Казахстана, мы уже давно дружим. А вот самой большой неожиданностью для меня стало успешное выступление американки Кетуры Орджи, появившейся, казалось бы, из ниоткуда.

 — Гимнастка Анна Ризатдинова рассказывала, что четырехлетний олимпийский цикл — это девять кругов ада. И нужно иметь особое мужество, чтобы решиться на новую Олимпиаду. Вы же так быстро приняли решение еще на четыре года остаться в спорте...
— Рио - это уже третья моя Олимпиада. На Играх-2008 в Пекине я проиграла финал, стала лишь девятой и очень тяжело переживала то поражение. Поэтому мы с мужем приняли решение немножко отдохнуть и морально разгрузиться. Я ушла в декрет, из которого вернулась с новыми силами и желанием снова прыгать. Олимпиада-2012 в Лондоне принесла мне «бронзу», которая для меня на вес золота. Я была поистине счастливой. Хотя перед Играми все говорили, что Олимпиада пройдет под моим знаком, и победа обязательно достанется мне. Это не были безосновательные комплименты: в 2011-м я стала чемпионкой мира, а в олимпийском сезоне побеждала практически на всех турнирах. Вся многолетняя подготовка складывалась как нельзя лучше. Но незадолго до Олимпийских игр я надорвала коленную связку... 

 После Лондона я выиграла чемпионат Европы, стала призером первенства мира. Казалось, вот еще немного потренируюсь и... Но к событиям на востоке страны (мы потеряли большую с новым ремонтом квартиру в Донецке и переехали жить в чужой город, где у нас не было никого и ничего), добавлялись все новые и новые вызовы. Этот период действительно был адом. Не сами тренировки, скорее всевозможные бытовые проблемы, которые постоянно приходилось решать. А сама жизнь в спорте мне ужасно нравится. (Улыбается). Для меня четыре года подготовки к Играм — это удовольствие, а не пытка.

— Вы читаете, что о вас пишут в газетах или на Интернет-сайтах?
— Сама никогда не ищу подобного рода информацию. Но родственники или знакомые иногда присылают мне мои интервью или другие материалы. Не люблю читать о себе. А вот о других видах спорта — с удовольствием. Обязательно слежу за выступлениями наших спортсменов в летних видах спорта. А после того, как дочка стала заниматься фигурным катанием, полюбила и зимние виды. Всегда так волнуюсь за наших спортсменов. Сама же перед всеми важными соревнованиями «закрываюсь» в себе: не общаюсь с журналистами, не делаю прогнозы и ничего не комментирую. Даже не захожу в Интернет, чтобы лишний раз не волноваться и не «сжигать» нервную систему. Да и на сами соревнования люблю приезжать «под старт», чтобы не вариться в предсоревновательной каше.

 Для меня важно выходить на старт с холодной головой, собраться с мыслями, спокойно совершить все свои маленькие ритуалы и пойти в сектор соревноваться. Я не настраиваюсь на агрессию. Меня постоянно спрашивают: «Ты можешь в конце-концов разозлиться?» Не могу. Мне это не нужно. В секторе соревнуюсь исключительно с собой. Может, именно поэтому со всеми соперницами поддерживаю теплые отношения. А вот высокие результаты оппоненток меня заводят. Когда смотришь на удачные попытки соперниц, самой хочется прыгнуть еще дальше. Это вдохновение остается со мной еще некоторое время, даже на тренировках. Я готова сделать все, чтобы быть первой!

 — Какая победа стала для вас наиболее принципиальной и приятной?
— Когда в 2014-м в Цюрихе в третий раз подряд стала чемпионкой Европы. Мне сказали, что в Украине это не удавалось никому. Было приятно. Эта победа досталась мне в борьбе с россиянкой Екатериной Коневой. Она была отлично готова и в каждой попытке могла добавить. Но Кате никак не удавалось нормально попасть на планку. Мне же победу принесла вторая попытка, я прыгнула на 14,73.

 Раньше я старалась первую попытку сделать максимально легкой. И, как правило, она получалась далекой. А под конец соревнований обычно удавалось еще прибавить. Все дело в концентрации. Если первые попытки получаются далекими, морально легче настроиться на дальнейшее соревнование. Даже небольшое преимущество над соперницами заставляет их нервничать, а значит зажиматься. Поэтому лучше сразу прыгнуть далеко и тем облегчить себе жизнь. (Смеется).

 — Чем интересны ваши главные соперницы?
— У нас каждый прыгает, как умеет. Одни берут легкостью и техникой, другие силой. Колумбийка Катрин Ибаргуен на сегодня самая сильная в мире. Это фактурная и физически мощная спортсменка. И прыжок у нее более силовой, особенно в сравнении с европейскими девочками — техничными, более утонченными и прыгучими. В женском тройном прыжке я бы не стала выделять эталон техники. А вот у мужчин это однозначно Джонатан Эдвардс — худой и сухой, и невероятно прыгучий. Прыжки за 18 метров у него пошли только после тридцати лет. В таком солидном как для спорта возрасте Джонатан стал рекордсменом мира (18,29). Его рекорд, установленный в 1995—м, держится до сих пор. Мы с тренером часто просматриваем видео прыжков Эдвардса и стремимся достичь подобного идеала. Много работаем над техникой: скоростью разбега, постановкой ноги в каждой фазе прыжка, каждым отскоком — чтобы не потерять скорость, каждым элементом — чтобы сделать все по—максимуму. Когда спортсмен худой и невесомый, в его прыжке не может быть мелочей. Ольга Рыпакова, смеясь, рассказывала: «В Рио на пьедестале я была самой маленькой». Колумбийка с венесуэлкой Юлимар Рохас на две головы выше Оли и гораздо мощнее. Я тоже не подхожу под эти параметры мощности и прыгаю за счет легкости и прыгучести.

 Мне кажется, именно за легкостью и техническим совершенством будущее тройного прыжка. На самом деле, мощным не так уж и просто прыгать, ведь даже физически тяжело переносить на такое расстояние большую массу тела. Мощные девушки не могут допрыгнуть до мирового рекорда легкой и изящной Инессы Кравец (15,50), который держится вот уже семнадцать лет. Мы время от времени общаемся с Инессой, поскольку служим в одной структуре, погранвойсках. Она, бывает, подсказывает мне, дает дельные советы.

 — В одном интервью вы сказали, что не хотели бы, чтобы ваша дочь каталась на велосипеде, как папа, член сборной Украины по велоспорту Денис Костюк. Почему?
— Велоспорт — изнурительный вид, который требует огромных затрат времени и сил. Путь к любой спортивной победе требует полной отдачи. Но фигурное катание или легкая атлетика для девочки все же предпочтительнее. Хотя если через несколько лет Диана выберет велоспорт, я ничего не скажу. Договариваться ей придется с папой. (Смеется). Вот он так точно не хочет, чтобы дочка стала велосипедисткой.

 — А вы сами часто садитесь на велосипед?
— У нас есть большая семейная мечта: выехать всем вместе на велопрогулку. Но пока что мы никак не можем ее реализовать. Хотя бы потому, что у меня еще нет своего велосипеда. На этом этапе мое увлечение велоспортом ограничивается тем, что я болею за мужа на чемпионатах мира и Олимпиадах. Точно также Денис старается следить за легкоатлетическим сезоном и во всем меня поддерживать.

 — Как пересеклись пути велосипедиста и легкоатлетки?
— Мы учились вместе в Донецком университете физической культуры и спорта, правда, на разных курсах. Но у нас были общие друзья—спортсмены, которые нас и познакомили.

 — Вы так естественно выглядите в романтических фотосессиях. А в жизни вы романтик?
— Интересных предложений всегда хватает, но попробовать что-то новое могу только тогда, когда на носу нет соревнований. Мне очень понравилась фотосессия Sport&Beauty — в вечерних платьях и шиповках, где сочетаются сила духа и женственность. Мне хотелось показать людям другую сторону спорта. На самом деле, мне нечасто удается надевать платье, разве что на какие-то торжественные мероприятия. Когда каждый день у тебя интенсивные тренировки, в платье не побегаешь. И да, в глубине души я — мечтатель, желающий, чтобы романтики в жизни случалось побольше.

 

 

Подписывайся на наш канал в Telegram и узнавай все самые свежие новости первым!

Источник — Спорт-Экспресс в Украине

(1 голос)

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Новости партнеров
Комментарии
    Комментарии отсутствуют. Вы можете стать первым.
    Комментарии отсутствуют. Вы можете стать первым.
Вы не авторизованы.
Если вы хотите оставлять комментарии, пожалуйста, авторизуйтесь.
Если вы не имеете учётной записи, вы должны зарегистрироваться.
Продолжая просматривать SPORT.UA, Вы подтверждаете, что ознакомились с Политикой конфиденциальности