ЕЛЕНА ГРУШИНА, РУСЛАН ГОНЧАРОВ: ОНИ УШЛИ, НО ОБЕЩАЛИ ВЕРНУТЬСЯ

Полная версия "прямой линии" Елены Грушиной и Руслана Гончарова в редакции газеты "Время Спорта"

ЕЛЕНА ГРУШИНА, РУСЛАН ГОНЧАРОВ: ОНИ УШЛИ, НО ОБЕЩАЛИ ВЕРНУТЬСЯ

На прошлой неделе в гостях редакции «Времени Спорта» побывали бронзовые призеры Олимпийских Игр в Турине Елена Грушина и Руслан Гончаров.

ОДИН ПРОЦЕНТ, КАК ВСЕГДА, В ЗАПАСЕ

- Первый вопрос, ответ на который интересует всех: будут ли продолжать свою карьеру Елена Грушина и Руслан Гончаров?

Елена: - На 99 процентов можно сказать, что мы ушли из большого фигурного катания. Конечно, собираемся выступать в показательных шоу, благо, предложений со всего мира хватает. Но пока собираемся больше тренировать. Хотелось бы, чтобы и в Украине. Но нужны условия и конкретные предложения.

Руслан: - По новым правилам, даже если мы станем профессионалами, имеем право вернуться в любительский спорт. Но пока это исключено.

- Вы говорите, что хотите тренировать украинских спортсменов. А много ли у нас талантов?

Елена: - Безусловно. Взять хотя бы вторую… (молчание) уже первую танцевальную пару Одессы Анна Задорожнюк - Сергей Вербило. У них при правильном подходе есть хорошие шансы вскоре ворваться в элиту мирового фигурного катания. Много способных спортсменов подрастают в Киеве, Харькове, Днепропетровске. Но им нужны условия для развития. Все, как обычно, упирается в финансирование. В той же Америке подрастающее поколение прогрессирует не по дням, а по часам, потому что у них есть катки, есть деньги - все то, чего не хватает нашим ребятам.

- В мире существует много шоу-версий, организуемых профессиональными спортсменами. В каких из них вы собираетесь принимать участие?

Елена: - Скажем так, спортсмены их не организуют, а просто принимают участие. Организацией же занимаются грамотные менеджеры. Мы, например, контактируем с Томом и Майклом Коллинзами, имеем хорошие предложения из Европы и Японии. Отовсюду, где заинтересованы в интересном ледовом зрелище.

- А с кем из спортсменов чаще общаетесь?

Елена: - В фигурном катании достаточно маленький круг людей, с кем постоянно пересекаешься на соревнованиях и вместе выступаешь. Это и Виктор Петренко, и Сурия Бонали, Мишель Кван, Ирина Слуцкая, Евгений Плющенко.

- Какая самая главная проблема одесского фигурного катания?

Руслан: - Стандартный каток. Его нужно строить. По моей информации, есть люди, готовые вложить в это деньги. И дай Бог, чтобы вскоре в Южной Пальмире появился ледовый дворец. Кстати, это проблема всех городов Украины.

- На сайте ледового шоу «Champions on iсe» в календаре выступлений до начала мая значилась Одесса. Но потом ее из списка убрали. Вам что-нибудь об этом известно?

Елена: - Мы слышали об этом, но значения не придавали, ведь проводить его у нас все равно негде. Думаю, это была просто какая-то ошибка.

В ТУРИНЕ ПРИХОДИЛОСЬ ВЫКЛЮЧАТЬ МОБИЛЬНЫЙ

- Вы наблюдали за последним чемпионатом мира?

Руслан: - В то время мы как раз были на одном из ледовых шоу, поэтому следить за событиями на мировом форуме пристально не могли. Но, считаю, что болгарская пара Денкова - Ставийский справедливо заняла первое место. Они были достойны места в тройке призеров и на Олимпиаде, но им просто не повезло. Была достойна места на пьедестале и французская пара Делобель - Шонфельдер, но судьи решили иначе.

- Сами не жалеете, что не выступили на чемпионате?

Елена: - Мы свою программу выполнили на Олимпийских играх, где конкуренцию за место в тройке составили 9-10 пар. Напряжение было неимоверным, и после таких переживаний нам нужен был отдых.

- С Николаем Морозовым сотрудничество продолжать будете?

Елена: - Мы с ним не расстаемся, и хотим сообща помогать украинской паре.

- Вашего тренера можно смело называть триумфатором Турина-2006. Ведь помимо вашей медали, у него есть еще золото Шизуки Аракавы...

Елена: - Ничего удивительного. Николай - ярко выраженный одиночник. Танцы на льду - особый вид программы, где важны пластика, динамика, чувства. Морозов помог нам отработать правильное поведение на льду и технику. А вообще к нему обращаются многие спортсмены с просьбами поставить программу. Иногда его деятельность напоминает конвейер.

- Во время и после Олимпиады у вас было немало интересных встреч. Наверное, самыми запоминающимися были встречи с Андреем Шевченко и Президентом Украины Виктором Ющенко?

Руслан: - Это время действительно не забыть. Когда мы завоевали награду, заметьте, не для себя, а для всей страны, в Украинском доме было много поздравлений от самых разных людей. Одним из них был и Андрей Шевченко. Правда, к нему сперва было не подступиться, ведь Андрей попал в плотное кольцо журналистов. Но затем нам удалось несколько минут пообщаться. Приходил к нам и известный в прошлом хоккеист Вячеслав Фетисов. Было множество звонков из Украины.

- А какое впечатление произвел на вас Виктор Ющенко?

Руслан: - Встреча в Мариинском дворце была короткой и официальной. Сильно волновались, пока ожидали выхода Президента, но потом волнение как рукой сняло. Такие встречи всегда интересны, они запоминаются на всю жизнь.

- Кстати, вы упомянули о звонках из Украины. Олимпийский чемпион Афин Юрий Белоног говорил, что сразу после соревнований на его мобильном телефоне было 76 звонков, оставшихся без ответа, и 120 СМС-сообщений. У вас подобные рекорды зафиксированы?

Елена: - Мы даже не считали. Было не до того. А звонков действительно было много. Вообще же в Турине часто приходилось отключать мобильный. В основном из-за того, что проходу не давали представители прессы и телевидения. Всем хотелось взять у нас интервью, мы же до окончания турнира отказывались. Многие журналисты этого не понимали, обижались. Мы же просто не хотели растрачивать энергию, понимая, что это, фактически, последний шанс в карьере зацепиться за медаль Игр.

- Не завидуете россиянам, у которых сейчас много богатых спонсоров, дарящих машины, квартиры и деньги призерам?

Руслан: - Нисколько. Мы выступали за Украину, причем делали это сознательно, поскольку не раз нам делали заманчивые предложения о смене гражданства. И страна нас не обделила: дали неплохие призовые, подарили квартиру в Киеве.

- А в Одессе?

Руслан: - Слышали, что и на Родине нам что-то обещали. Но к мэру Эдуарду Гурвицу мы на прием еще не приглашались.

ЖАЛЬ, НЕТ КАМЕР В ПОДТРИБУННЫХ ПОМЕЩЕНИЯХ

- Довольны ли вы своими оценками на Олимпиаде?

Елена: - Самое главное, что выиграли медали. Что же касается новой системы оценивания, то она хуже предыдущей. Раньше все зависело от девяти судей, а сейчас они только ставят плюсы и минусы напротив каждого из трех обязательных элементов. Высчитать итоговую сумму баллов не могут даже сами спортсмены, что уж говорить о зрителях. То ли было раньше: 5,5 - 5,8 - 6,0 - всем все ясно и понятно.

- Многие специалисты отмечали, что в Турине никто из участников не показал настоящего танца. Было просто механическое выполнение элементов программы, из-за чего все пары много баллов недобрали до своих лучших результатов.

Руслан: - В том и дело, что новая система подвела все пары под одни обязательные технические элементы. Спортсмены-то все разные, но вынуждены под разную музыку исполнять фактически одно и то же. Причем эти обязательные элементы длятся очень долго, в среднем 45 секунд, что для 3-4-минутной программы слишком затянуто. Если сорвешь хоть один элемент - пиши пропало. Вот и приходится больше задумываться над четкостью движений, чем над экспрессией.

Елена: - А что касается баллов, то до своего лучшего результата даже при идеальном исполнении элементов не добрался бы никто, потому что по сравнению с прошлым годом несколько обязательных элементов, за которые ставятся баллы, убрали из программы.

- Говорят, что новая система была адаптирована специально для североамериканских пар.

Руслан: - Действительно, американцы и канадцы продвигали ее под своих спортсменов. Более того, адаптировалась она именно на выступлениях североамериканцев. Многие элементы они отрабатывали годами, а потому оказались максимально готовы к смене правил. В первую очередь, это касается Белбин и Агосто. В фигурном катании авторитет зарабатывается десятилетиями, а они сходу ворвались в элиту.

- Говорят, что вы даже на тренировках стараетесь кататься с улыбкой?

Руслан: - А ничего другого и не остается. Нам нужно выглядеть на соревнованиях идеально, чтобы рассчитывать на какое-то место. Мы не имеем права на ошибку, поскольку авторитета у украинского фигурного катания немного. Та же Россия занимает определенное положение в мире фигурного катания, поэтому если кто-то из российских спортсменов что-то сделает не так, не доберет баллов, им все равно поставят эти баллы. Мы же рассчитывали на самих себя.

- Журналисты российского интернет-издания Газета.ru задавали вам вопрос, почему вы так неэмоционально реагируете на оценки. Вы ответили, что реагировать особенно не на что, в смысле, оценки вас не слишком устраивают…

Елена: - Последние два года наш стартовый номер был первым. В фигурном катании это очень важно. Скажите, какие эмоции мы можем проявить, зная, что за нами будут выступать все наши конкуренты? Мы смотрим на оценки и не знаем, хорошие они или плохие. Ощущение от того, как мы прокатались - это еще не все. Никто не знает, какой прокат покажут остальные. Поэтому мы только посмотрим в глаза друг другу и все… Жаль, что нет камер в подтрибунных помещениях, что они не снимают нас, когда мы уже знаем, как выступили другие и какое место заняли мы.

Руслан: - Для нас соревнования всегда продолжаются. Даже на пресс-конференции, когда уже все позади, мы все равно остаемся в большом напряжении. Это сложно объяснить. Давление очень большое.

В НОВОЙ СИСТЕМЕ ЛЮБАЯ ОШИБКА СМЕРТИ ПОДОБНА

- Знаем, что вы переживали за итальянцев Фузар-Поли и Маргалио, подходили и подбадривали их после падения во втором виде программы. Но все-таки сейчас, по прошествии времени, не кажется ли вам, что это было какое-то провидение, что многие ваши конкуренты и особенно не заслуживавшие оценок, полученных за обязательный танец, итальянцы допустили такие ошибки…

Руслан: - Время итальянцев, как бы мы уважительно к ним не относились, прошло. Я бы даже не сказал, что прошло время литовской пары Дробязко и Ванагаса. Они все время выступали как профессионалы, участвовали в разных шоу, а итальянцы всегда немного отставали в технике. Им было тяжелее всех, потому что все знали, что у Барбары и Маурицио есть проблемы с техникой, с обязательными элементами программ. Поэтому все смотрели на их выступления и думали - только бы они устояли. Конечно, их жаль. Но времена изменились.

Вы спросите: почему они вышли в лидеры после первого вида программы? Во-первых, потому что обязательный танец не сильно изменился с переходом на новую систему. А во-вторых, за них так неистово болел зал. И все равно все понимали, что попасть в тройку призеров им будет крайне трудно. Даже если бы они не упали.

- По окончании оригинального танца Барбара Фузар-Поли жестоко смотрела на своего партнера, который ее не удержал…

Елена: - Да, жестоко. Потому что понимала, что падение поставило крест на их надеждах.

- В связи с этим вопрос - насколько велика ответственность перед партнером в вашем виде спорта?

Руслан: - Понимаете, по старой системе даже допустив такую ошибку, даже после падения они могли бы стать призерами. А по новой системе это невозможно, и они это прекрасно понимали. Чем отличается новая система от старой - мы не имеем права на ошибку. Поэтому, может быть, и говорят, что современные пары катаются менее эмоционально. Думаешь, только, как бы не допустить ошибку, потому что если это случится - все. Даже американская пара, опередившая нас, допустила две достаточно серьезные ошибки. Но их поддержали. Я думаю, если бы на их месте была какая-то другая пара, то она бы заняла в лучшем случае 5-6 место. Но американцы смогли занять 2-е место, хотя в произвольной программе они были только 4-ми.

Елена: - Они допустили ошибки в двух обязательных элементах. Другой паре бы вместо четвертого уровня поставили бы первый, и это бы означало существенное падение. Но им поставили где-то уровень третий, в общем, подтянули вверх…

- Как вы оцениваете выступление Ирины Слуцкой на Олимпиаде? Не считаете ли вы, что судьи незаслуженно поставили на второе место Сашу Коэн, у которой было два падения, а не одно, как у Слуцкой?

Елена: - Насколько я знаю, у Слуцкой, кроме падения, в выступлении было еще несколько ошибок, например, она в одном из прыжков сделала недостаточное количество оборотов. Но я не специалист в одиночном катании, мне трудно судить об этом. Можно сказать одно - для Ирины было все равно, что второе, что третье место. Ей нужно было золото, а его ей вряд ли дали бы, тем более что остальные три медали были у России. Правда, если бы она откатала программу абсолютно чисто, например, как на чемпионате мира, я не думаю, что судьи смогли бы к ней придраться. Правда, за короткую программу ей действительно дали меньше баллов, чем она заслуживала. Но в целом, на золото она действительно не дотянула, японка откаталась лучше. Но это все равно медаль, и ей есть чем гордится. Олимпиада - это всегда особенное соревнование, и здесь очень важно справиться с нервами.

Елена: - Да, самый сложный момент - это когда ты уже вышел на лед и тебя объявляют. Здесь очень важно собраться, именно эти последние секунды зачастую определяют настрой фигуриста. Ты можешь быть готовым на 100%, но в этот момент вдруг занервничаешь, и все пойдет не так, как надо. Или наоборот, можешь все время быть психологически не готовым, но в эти секунды заставить себя сконцентрироваться и откатать программу так, как нужно, отключиться и выступить с холодной головой, не думать, что это Олимпиада и что тебе дается только один шанс.

В ШТАТАХ МАШИНЫ СКРОМНЕЕ, ЧЕМ В ОДЕССЕ

- Что Вам говорил Николай Морозов перед самым последним выступлением? Как-то успокаивал?..

Руслан: - Николая и самого болтало порядочно. Трясло не меньше, чем нас. Я бы сказал, у нас было даже больше уверенности, что мы нормально откатаемся. Он вообще всегда очень за нас переживает, не только на таких соревнованиях, как Олимпийские Игры. Иногда даже возникает ощущение, что это ему нужно выходить на лед, а не нам. Но на самом деле, когда он переживает, нам легче, потому что мы смотрим на все это и говорим друг другу: «Давай откатаемся хорошо для Коли».

- 13-й номер по-прежнему счастливый для вас?

Елена: - Да. Когда мы только начали работать с Морозовым, и нам попался этот порядковый номер, он пришел к нам и смотрит, не знает, как сказать. А потом мы успокоили его, сказали, что давно привыкли к этому числу, как и ко всем прочим. Под 13-м порядковым номером мы стали вторыми на чемпионате Европы. У Николая Морозова и всех фигуристов есть какие-то приметы (когда ты снял чехлы, куда ты их положил, когда ты снял, допустим, кофту), но он понимает: то, как мы выступим, зависит только от нас и старается не мешать настраиваться.

Руслан: - Это вообще большая ответственность перед собой, перед тренером, перед страной, перед родителями, перед всеми, потому что все ждут и надеются на лучшее. Я понимаю спортсменов, которым не хватило немного удачи. Мы все равно относимся к ним уважительно, да и сами через это прошли. И хотелось бы напомнить нашему правительству, что флаг государства поднимают именно спортсменам, и если их не поддерживать и не помогать, то эту страну не будут знать в мире и воспринимать как серьезно на что-то претендующую.

- Правда, что вы хорошо знакомы с участницей группы «Блестящие» Аней Семенович?

Елена: - Да мы долго занимались вместе. Она вообще сама из Москвы, и когда мы занимались у Натальи Линничук, мы много времени провели вместе. Она была очень талантливой, но, к сожалению, у нее не сложилось в фигурном катании, с партнером были какие-то проблемы.

Руслан: - Ну, ничего, она себя нашла. Я помню, она очень петь любила, всегда пела. Когда мы устраивали разные вечера, она всегда была главным организатором, в караоке петь могла долго.

- Кстати, когда Семенович занималась фигурным катанием, соперники подложили иголку в конек. Случались ли с вами подобные ситуации?

Руслан: - У нас, конечно, были недоброжелатели, но до таких случаев дело не доходило.

- Вы общаетесь с другими одесскими фигуристами за океаном?

Елена: - И не только с одесскими. Мы дружим с парой Анжелика Крылова - Олег Овсянников. Также общаемся с Виктором Петренко довольно часто, потому что занимаемся на одном катке. Со Славой Загороднюком реже, он не в нашем районе обитает. Слава так же, как и мы, хотел бы развивать фигурное катание на Родине, но все это достаточно сложные вопросы. Может быть, вместе, общими усилиями мы могли бы что-то изменить.

- В профессиональном фигурном катании у вас будут какие-то оригинальные, забавные номера, у вас уже есть какие-то идеи по этому поводу?

Елена: - Мы думаем об этом, у нас будет, безусловно, новая программа, но мы пока еще не определились с номерами…

Руслан: - Мы, наверное, в большей степени классическая пара. У нас был когда-то шуточный номер, мы делали что-то такое, но нам как-то больше идет танцевальный или классический репертуар…

- Как вы относитесь к рекламе. Многие звезды спорта снимаются в рекламных роликах. Заваливают ли вас подобными предложениями после Олимпийских Игр?

Елена: - У нас есть кое-какие предложения. Но, скажем так, нас не заваливают ими. Что касается рекламы, то мы относимся к ней положительно, почему нет?

Руслан: - Реклама в любом случае пойдет на пользу не только товару, который мы будем рекламировать, и лично нам, а и фигурному катанию в целом. Смотря какой, конечно, товар.

- В каком возрасте лучше отдавать ребенка на фигурное катание и куда его отдать?

Руслан: - В 4 года лучше всего, но, в принципе, это никогда не поздно. У меня друг начал заниматься в 12 лет и катался достаточно хорошо. А куда? На «Льдинке» есть группы, приходите туда. Пока в Одессе нет другого катка, может быть, будет построен новый, нормальных размеров, будем на это надеяться…

- Ваши болельщики удивились, если бы узнали, на чем вы сегодня приехали к нам в редакцию…

Елена и Руслан: - Мы же тут не живем, так что…

- А на чем вы ездите в США?

Руслан: - На Lexus. Там без машины нельзя. Хотя по «крутизне» марок Одесса может поспорить с Соединенными Штатами: там люди ездят на более скромных машинах, чем здесь…

ТРЕНЕРЫ ВЕРНУТСЯ, ЕСЛИ ИМ СОЗДАДУТ УСЛОВИЯ

- Как-то так случилось, что Одесса стала третьим городом на всем постсоветском пространстве по уровню развития фигурного катания и соответствующей отдаче. Как вы считаете, почему именно Одесса, а не Киев или Днепропетровск, достигла таких успехов в этом виде спорта? И второй мой вопрос - как чувствуют себя за рубежом наши фигуристы и тренеры - люди, непосредственно выведшие одесское фигурное катание на такой высокий уровень…

Руслан: - Отвечу сначала на второй вопрос. Вы знаете, люди чувствуют себя там неплохо. Они занимаются любимым делом. Когда хотят и сколько хотят. И получают за это деньги, которые хотят. Здесь еще есть тренеры, но их становится с каждым днем все меньше, они уезжают. Даже Людмила Иванова, хороша одиночница, вынуждена была уехать в Запорожье, потому что тут нет условий. Здесь дети могут приобретать первоначальные навыки до 10-12 лет, а потом, если родители хотят серьезных успехов, надо куда-то уезжать. В основном, фигуристы уезжают из Одессы в Киев.

Что касается Галины Змиевской или Вити Петренко, то это люди, которые становились олимпийскими чемпионами, стояли на пьедестале, и им здесь немного тесно. К тому же, там они имеют возможность делать программы, включая музыку настолько, насколько им нужно, а не на час в день. Там они работают с удовольствием. Но я уже говорил, что если бы начало что-то создаваться у нас, они бы приехали, хотя бы на некоторое время, хотя бы на открытие катка. А может и на месяц. Но для этого нужны определенные расходы, на которые здесь пока не идут.

Елена: - Что касается первого вопроса, то все вместе сложилось. Тренеры были такие, ну и поколение, видимо, подошло такое талантливое.

- В России наблюдается большой прогресс в этом плане, тренеры возвращаются, строятся школы…

Елена: - Да, и это здорово. Многие российские тренеры много лет провели в Америке и привыкли к большому количеству льда. И вот они возвращаются, Тарасова же теперь работает в Москве, да? Там проводятся замечательные соревнования, туры, шоу Ильи Авербуха, на все это приходит огромное количество людей.

- Бывали ли в вашей жизни моменты, когда вам хотелось все бросить и уйти из фигурного катания?

Елена: - Исключая самое начало, наверное, нет. Хотя, на каком-то этапе нашей карьеры нам очень помогла наша тренер Наталья Линичук. С предыдущим тренером у нас были некоторые проблемы, после каждой выигранной нами медали начинались какие-то трения. Когда мы попали к Наталье, у нас была остановка в спортивной карьере, мы даже стали задумываться, стоит ли продолжать выступать дальше. Если бы мы не пришли к Линичук, мы, возможно, закончили бы карьеру. Вскоре после этого мы и решили уехать в Америку. Кстати, это к вопросу о том, почему мы туда уехали. Нас часто спрашивают, почему мы  не тренируемся в Украине. Но на тот момент Линичук работала именно в Америке. Ни в России, ни в Украине не было тренеров, которые были бы готовы полноценно нами заниматься и работать с нами. В дальнейшем уже мы работали с другими специалистами - Татьяной Тарасовой, Николаем Морозовым, и от каждого мы что-то взяли что-то свое, каждый нам что-то дал. Мы понимали, что Наталья Линичук сильный и способный тренер, она уделяла нам достаточно много времени, но все же она была больше сконцентрирована на российской школе, больше внимания обращала на других спортсменов. И когда мы начали это понимать, мы решили перейти к другому тренеру.

О РАЗВИТИИ ФИГУРНОГО КАТАНИЯ МЫ ПОКА ТОЛЬКО ГОВОРИМ

- Есть ли у вас мечта, непосредственно не связанная со спортом?

Елена: - Знаете, до этого момента вся наша жизнь была связана со спортом и почти все мечты тоже, мы мечтали о медалях и результатах. А сейчас у нас наступил переломный момент – мы бы хотели как-то помочь Родине с фигурным катанием, как-то помогать развивать этот вид спорта, найти себя в этом плане. Сейчас сказать конкретно о нашей мечте мы не можем, но у нас есть какие-то наметки, планы на будущее.

- Вы не знаете, чем сейчас занимаются ваши первые партнеры Михаил Ташлицкий и Элеонора Грицай?

Руслан: - Я встречался с Элей в прошлом году. Она - очень творческий человек, темпераментный, всегда ищет себя, никогда не останавливается, если у нее в чем-то не получилось, она может себя найти в другой сфере жизнедеятельности. Раньше она пела в клубе «Ё», если не ошибаюсь.

Елена: - Чем занимается Михаил я, к сожалению, не знаю. Он закончил институт, а что было дальше - информации нет.

- Организационная составляющая фигурного катания: как вы заказываете экипировку, есть ли контракты с какими-то фирмами?

Елена: - Что касается коньков, то есть известные фирмы, которые все фигуристы прекрасно знают и пользуются их продукцией. Каждый подбирает себе по ноге, по цене, кому что нравится. Что касается костюмов, то тут нет ничего определенного. Каждый выбирает свой путь. Может сшить костюм моя мама, а можно его купить в специальном магазине. Нам шьет костюмы Елена Данилова из Москвы на протяжении последних 4 лет. Она очень многим спортсменам изготавливает концертную одежду, гимнасткам и т.д. Нам очень нравится ее работа. Мы читали много разных мнений и в Интернете в том числе о наших костюмах, но считаем свой выбор правильным. Ну и возвращаясь к вопросу о свободном времени – очень много его уходит как раз на решение вот этих организационных вопросов…

- Говорят, что Руслан Гончаров в детстве хотел стать хоккеистом. А кем хотела стать Елена Грушина?

Елена: - Мне всегда нравилось заниматься фигурным катанием и, в принципе, мои мысли всегда были связаны только с этим видом спорта.

- В чем главная беда нашего фигурного катания?

Елена: - Беда в том, что нет льда. Нет катков. Нет спортсменов в данный момент в Украине. И неизвестно, когда они будут…

Руслан: - Понимаете, вот что мы видим сейчас в Одессе, когда приехали. Идет строительство. Мы прогулялись в Аркадию, о нас там снимали сюжет, и я обратил внимание, что почти весь берег застроен чем-то. Дома какие-то стоят. Я не знаю, правильно это или неправильно. Ну, хорошо, пусть стоят, я вижу, что строительство идет, что если люди хотят - они своего добиваются. Поставили колоссальный дом, значит, кто-то хотел. Если мы хотим поговорить о фигурном катании, то мы пока только говорим. Я не вижу людей, которые конкретно в этом заинтересованы, те люди, которые могут что-то выделить на развитие фигурного катания, они чем-то другим сейчас занимаются. Я не знаю, если бы у меня было какое-то количество денег, и я не был бы связан со спортом, я бы, может, тоже начал бы дома строить. Я ставлю себя на их место. Поэтому сложно сказать, но если найти людей, которые будут заинтересованы в развитии спорта в Украине и которые способны на денежные вливания, тогда бы все было хорошо.

- У вас были встречи с президентом федерации фигурного катания Людмилой Супрун?

Елена: - Да, встречи были. Вы знаете, что был построен каток в Запорожье, это как бы ее инициатива. Так что какое-то движение есть. Есть еще проекты строительства катков в Киеве. Что касается Одессы, то вроде бы проекты есть. Нужен человек, который бы хотел этим заниматься. Что касается наших взаимоотношений с Людмилой Супрун, то последние 2 года она обеспечивала нашу жизнедеятельность, и никаких претензий к ней лично мы не имеем. О других спортсменах не скажу, лучше спросить у них.

- Как вы считаете, что, кроме отсутствия льда, не дает развиваться украинскому фигурному катанию. Как вы думаете, что может стимулировать украинских тренеров, работающих за границей, вернуться в эту страну и тренировать местных спортсменов?

Елена: - Помимо льда, наверное, это зарплаты. Уровень жизни в США и здесь несравним.

Руслан: - Давайте откровенно, какую зарплату могут платить здесь тренерам? Тренер на нашем уровне в Америке получает, скажем, 100 долларов в час.

- А здесь в лучшем случае 200 долларов в месяц.

Руслан: - О чем еще говорить? Хотя люди здесь ездят на таких машинах, которые за океаном почти не встретишь на улице. Колоссальной дороговизны машины. Этого я не понимаю. Тут надо как-то заново разбираться, хотя нужно ли вообще разбираться в этом? Каждая вторая машина здесь - Lexus, BMW, «Мерседес».

ГОТОВАЯ СТУДИЯ ЗВУКОЗАПИСИ

- Небольшая анкета, но на вопросы о Лене мы предлагаем ответить Руслану и наоборот. Итак, любимое блюдо…

Елена: - Руслан любит пельмени.

Руслан: - А Леночка - салаты. А в целом, мы не привередливы.

- Любимый напиток…

Руслан: - Отвечу за себя. Я не знаю, есть ли это на Украине, мне нравится коктейль «Космополитен». Он не очень вкусный, но там такая смесь, что быстро пьянеешь. Там водка, ром, еще что-то… Космическая, в общем, смесь. Хотя алкоголь мы вообще-то не очень любим. А Лена любит соки.

Елена: - А еще «Кока-колу».

- Литературные предпочтения…

Елена: Ничего конкретного. Не люблю фантастику. Что-то реальное и жизненное. Хотя на чтение времени практически нет.

- Музыка…

Елена: - Музыка - это не хобби, это нечто большее. Слушаем самую разную музыку, от классики до современной эстрады, советских песен. Не все, конечно, нравится…

Руслан: - Очень большая коллекция у нас музыки, можно свою студию открывать…

Елена: - А видео сколько…

- Вот! А теперь кино…

Елена: - Кино мы очень любим! Времени, правда, не так много на его просмотр, тем более, мы живем за границей - приходится привозить диски и кассеты отсюда. Любим старые советские фильмы. А в кинотеатр ходим редко.

- Есть ли какое-то хобби?

Руслан: - Хобби разные - теннис, футбол, баскетбол...

Елена: - ... на природу выйти, особенно на море или какой-нибудь другой водоем.

Послание Елены и Руслана читателям СПОРТ.com.ua

Фотогалерея визита Елены и Руслана в редакцию

«Время Спорта» Одесса

Подписывайся на наш канал в Telegram и узнавай все самые свежие новости первым!

Источник — Sport.ua

(1 голос)

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Новости партнеров
Загрузка...
Комментарии
    Комментарии отсутствуют. Вы можете стать первым.
    Комментарии отсутствуют. Вы можете стать первым.
Вы не авторизованы.
Если вы хотите оставлять комментарии, пожалуйста, авторизуйтесь.
Если вы не имеете учётной записи, вы должны зарегистрироваться.
Продолжая просматривать SPORT.UA, Вы подтверждаете, что ознакомились с Политикой конфиденциальности