Святослав СИРОТА: «С Рудько может произойти то же, что и с Нойером»

Футбольный эксперт — о кумовстве в футболе, о хороших, но невостребованных тренерах и многом другом

Святослав СИРОТА: «С Рудько может произойти то же, что и с Нойером»
© Sport.ua. Святослав Сирота
В четверг, 19 января, на вопросы болельщиков и читателей Sport.ua ответил футбольный эксперт Святослав СИРОТА. Вашему вниманию предлагаем продолжение интервью, первая часть беседы — здесь.
 
— Визуально кажется, что запас прочности у «Шахтера» еще есть за счет отчислений от УЕФА, успешных трансферов. Каким Вам видится ближайшее будущее «Шахтера»?
— Сложный момент. Мы понимаем, что бюджет «Шахтера» сильно изменился. Никто не может предположить, как там, что там.
 
— Но у них раньше было больше денег, и сейчас больше?
— Конечно, и сейчас значительно больше. Ахметов пошел другим путем — нанял Палкина, человека, который к футболу не имел никакого отношения. Как менеджер он показал, что он успешный. Динамика развития «Шахтера» происходит благодаря Палкину. Он оказался на своем месте, хороший специалист, грамотный и современный. Как будет в дальнейшем — неизвестно. У Ахметова все вроде бы хорошо, кроме того, что он не может приехать домой, в Донецк. Исходя из этого, клуб и дальше не должен иметь серьезных проблем именно в организационном плане. Самая большая их проблема на сегодня — то, что они не в Донецке. Но люди уже давно здесь обжились, квартиры здесь купили, так что они практически дома. Если все будет оставаться так, как есть — у «Шахтера» все будет нормально.
 
— По какому пути идет «Ворскла»? Многомесячные задержки зарплат. На фоне других этот клуб еще держится, но есть нюансы...
— «Ворскла» плывет по течению, скажем так. Сачко создает боеспособный коллектив, которые может, несмотря на то, что происходит, не упасть и держаться. Думаю, в ближайшие полгода может либо стабилизироваться, либо взорваться. Если не будет финансирования, люди уйдут. Можно оттянуть этот срок обещаниями, но рано или поздно веревочка закончится. Когда — неизвестно. Тогда сама команда станет перед выбором: либо зарабатывать за счет тотализатора, либо прекратить существование.
 
— Как Вы считаете, насколько необходимы украинской Премьер-лиге такие команды, как «Олимпик»? База болельщиков минимальная, бюджеты небольшие, наверняка есть финансовые проблемы, не могут играть перед родными болельщиками. В чем смысл существования таких команд?
— Смысл в том, что это детище Гельзина, его клуб. Для всего футбола, конечно, любой клуб полезен, неважно, какой. За каждый клуб нужно бороться, сохранять и стремиться, чтобы клубов было больше. Неважно, откуда они. Чем больше клубов — тем лучше. Это в плюс украинскому футболу.
 
 
— Какое будущее таких команд, как «Ингулец», «Колос» (Коваливка)? Пока что нет базы болельщиков, но есть владельцы, которые имеют возможность финансировать и развивать. Играют они в Первой лиге. Насколько есть будущее у таких команд?
— Я Вам скажу больше, такие команды скоро будут играть в Премьер-лиге. И ничего в этом страшного нет. Думаю, «Колос» (Коваливка) пробьется — и прекрасно. Думаю, на сегодня как раз у этих команд есть будущее, потому что их легче содержать. Это команды районного масштаба, скажем так, расходы на их существование меньше.
 
Я хотел бы сказать по поводу кумовства. В обществе в основном братья, сестры, кумовья...
 
— Но Вы же тоже в какой-то степени по этому принципу в свое время возглавили ПФЛ...
— По какому? Кто мой родственник?
 
— Был покровитель, который в Вас поверил...
— Подождите, никакого кумовства не было. Это абсолютно другое. Когда создавалось первенство дублирующих составов, меня в ПФЛ взяли на должность специалиста, не по блату, у меня там ни одного родственника нет, и вообще никаких связей нет. Просто из Федерации футбола Киева меня пригласили. Тогда Гуриненко был главой Федерации, Кочетов был вице-президентом, Старовойт — исполнительным директором. Я у них работал. Меня Кочетов и Старовойт пригласили. Никто не хотел идти туда работать, потому что заработная плата там была 100 долларов. Мне сказали: «Извини, Слава, но у нас больших денег нет». Это нормальная ситуация. На тот момент я закончил с футболом, тренировал сборную, помогал и немножко бизнесом занимался, меня деньги как таковые не интересовали. Я пошел туда работать не из-за денег, а для того, чтобы вернуться в футбол. Мы сделали и пляжный футбол, и уличный, и проводили Кубок мэра. Только из-за этого меня пригласили. А то, что было уже внутри структуры — это совсем другое. Но родственников и кумовства там и близко нет. Другое дело, что тот же Сафиуллин посчитал, что лучше, чтобы я был. Но я был молодой, еще не был готов к этой закулисной игре.
 
— Сейчас готовы?
— Я уже прошел несколько клубов. Недаром меня в «Таврию» приглашали, чтобы провести финансовый аудит самой «Таврии». После этого так же меня пригласил Онищенко в «Арсенал». Нам удалось благодаря определенным действиям сэкономить 500 000 гривен на сборах. Плюс вели переговоры по реструктуризации долга. Некоторые клубы чувствовали себя безнаказанными благодаря тому, что имели вес в Федерации футбола, долги не выплачивали. Поэтому и снимаются клубы. Вот Коломойский перестал платить — и все. А на самом деле можно было сохранить, просто нужно было вести переговоры с футболистами о реальной реструктуризации. Можно находиться компромиссы. Не могут выплатить деньгами — пусть расплатятся земельными наделами, или договорятся о поэтапном погашении, сына устроят в Гарвард. Неважно, как, главное — найти точки соприкосновения. В «Арсенале» я пытался сгладить это.
 
— Как часто футболисты шли навстречу по реструктуризации задолженностей?
— Если беседуешь один на один с футболистом, если основная цель не кинуть футболиста, а найти взаимопонимание и диалог, то можно договориться с любым. Но если за футболистом стоит заинтересованное лицо (агент, который коррумпировал кого-то в структуре клуба), то договориться практически нереально. Не успел Онищенко прийти, как футболист подал иск по вопросу задолженности в Контрольно-дисциплинарный комитет. Клуб тут же проиграл, сразу подал апелляцию — проиграл апелляцию. Мне члены КДК говорят, что приходит юрист из клуба и говорит: «Да мы знаем, нам главное — решение получить, что мы ему должны». То есть человек не отстаивает позицию клуба, не пытается договориться о реструктуризации. Я считаю, что это делалось специально для того, чтобы вогнать клуб в долги. Либо кто-то был коррумпирован в клубе.
Был момент, мы встретились с футболистом, я ему рассказываю: «Может сложиться так, что клуб снимется — и ты ничего не получишь. Давай лучше сделаем половину, тогда будет не так больно. А вторую половину в течение двух-трех лет выплатят, когда клуб выйдет из ямы». По большому счету, это один из тех моментов, когда клуб снялся, агент приходит и говорит: «Вы нам должны, давайте сейчас, и все».
 
— А как бы Вы себя вели в такой ситуации? Вы играли, а потом говорят, что у них проблемы и они могут выплатить только четверть. Кстати, такое в «Говерле» было...
— «Говерла» мне должна. Есть агентство, которое подписало футболиста. Клуб искал на одну позицию игрока, обратились ко мне. Я нашел им игрока, привел. Агентству должны, но, по большому счету, мне должны.
Как бы я поступил? Все команды остались мне должны.
 
— И «Днепр»?
— Да. Не выплатили же нам тогда деньги. Мы же почему ушли? Потому что не выплатили.
 
— Будучи в молодом возрасте, Вы бы откинули напрочь предложения о реструктуризации и сказали бы: «Платите то, что должны»?
— Все зависит от переговорщика, насколько он будет убедительным и грамотным. Человеку нужно время, чтобы подумать, посоветоваться с близкими. Если, как Вы говорите, ставить рамки — четверть получишь, и все — никто не согласится. Но можно не уменьшать, а реструктуризировать. Если ты просто уменьшаешь — понятное дело, что никто не согласится. Но если ты будешь пытаться поэтапно выплачивать, частями...
Нужно иметь возможность донести до человека то, что это для него же лучше. Если пойдешь другим путем — ничего не получишь.
 
— Как нанимают переговорщиков? Клуб говорит: «Святослав, мы должны этим ребятам миллион. Иди договорись с ними, что ты им заплатим пятьсот тысяч в течение трех лет, ты за это получишь бонус сто тысяч». Приблизительно так это происходит?
— Я не являюсь переговорщиком ни в каком клубе. Вы неправильно поняли. Я могу это делать, но в разумных пределах. Если клуб мне скажет, что должен миллион, но мне нужно уговорить футболиста, чтобы заплатить ему за три года пятьсот тысяч — я скажу, что не возьмусь за это. Если клуб должен миллион и он готов выплатить миллион, но за пять-десять лет, он меня спросит: «А как это уменьшить?». Я ему объясню, предложу варианты. Устроить в клуб этого человека, например, тренером, если он заканчивает карьеру футболиста. Можно оплатить обучение. Вариантов много, нужно искать возможности. А почему я говорю, что вел переговоры? Просто я с Онищенко был в хороших взаимоотношениях, он спрашивал меня: «Слава, как решить этот вопрос?». Я говорил, какие есть варианты. Спросил: «А ты сможешь?». Я ответил: «Не знаю, смогу или нет. Попробуем». Этого никто не знает. Если человек придет и скажет тебе, что все решит, это будет ложью.
 
— В итоге Вы, возможно, с кем-то договорились, но все равно ничего так и не было выполнено?
— Да.
 
— Какие изменения претерпел рынок украинских агентов, посредников за последние пять лет?
— 90% рынка сегодня Вадима Шаблия.
 
— Как ему удалось это аккумулировать?
— Это вопрос к нему. Как я могу оценить то, что он осуществил? Я не являюсь ни агентом, ни посредником. Когда-то хотел этим заняться, но потом отказался. Знаю, что есть моменты, которые привели Вадима в этот бизнес. Приблизительно догадываюсь, какие люди помогли ему это сделать. Молодец, работает, и хорошо. Как будет дальше — жизнь покажет. Я так не общаюсь с ним, но были моменты, когда он немножко запутывался в своих поступках, может быть, переоценивал себя. Он является агентом, посредником. Но, допустим, в некоторых моментах непосредственно со мной в определенных ситуациях он думал, что я тоже посредник, хотя я представлял команду. Не нужно путать спортивного директора, в функциональные обязанности которого входит продавать футболистов команды, с агентом определенного футболиста. Но это переходные моменты, каждый человек может ошибаться. Когда начинает работать, он этого еще не знает. Но когда столкнулся — извините, был неправ. Все зависит не от того, как человек ошибется, а как он поступит дальше.
 
— В каких трансферах Вы принимали участие и гордитесь ими?
— Опять-таки, я не агент, не посредник, в трансферах не принимаю участие. Я представлял интересы клуба. Как это происходит? Агент подписывает с футболистом контракт и пытается получить или агентский бонус, или с футболистов 10-20%. Как представитель клуба я знаю, когда родители приходили и жаловались, что они подписали с агентом договор, согласно которому они должны выплатить агенту 45% от заработной платы. Говорю: «А зачем вы тогда подписали?». Отвечают: «Ну, мы не думали...». Говорю: «Но это же вы подписали». Да, это неправильно. Сейчас агенты рассказывают, что футболисты плохие, но чем они думали, когда подписывали? Нужно совесть иметь какую-то. Имейте совесть — тогда все будет нормально.
Я всегда представлял интересы команды. Мы с тренером садимся и смотрим, какие позиции нужно усилить. Наоборот, мне звонят агенты и спрашивают: «Какие вам нужно позиции усилить?». После того, как я был не в команде, все равно на этой же позиции оставался. Условно говоря, звонит генеральный директор: «Слава, нам нужен левый защитник. Какие есть варианты? Поспрашивай». Я звоню этим агентам и говорю, что нужен левый защитник. То есть к трансферам как таковым я не имел отношения. В тех командах, в которых я работал, все трансферы проходили с моим участием. В «Таврии» было, в «Арсенале» этого не было, в «Заре» все трансферы были с моим участием. Но я не работал ни в «Динамо» (Киев), ни в «Шахтере», в эти клубы я футболистов не трудоустраивал.
 
— Как долго Украина при нынешней ситуации продержится на восьмом месте в таблице коэффициентов УЕФА?
— Нужно отделять финансовую составляющую от спортивной. Мы уже говорили о том, что чуть ли не в пять раз упали заработные платы, тем не менее прошлый год был достаточно неплохим для наших команд в еврокубках. В этом году немного хуже, но тоже достаточно неплохо. В следующем году по спортивному принципу наши тоже могут сыграть хорошо. Не происходит так, что в Украине падает уровень, а у всех все хорошо. Хорошо в Англии, во Франции, а в Греции падает уровень, на Кипре тоже. Уровень в принципе падает везде. Не думаю, что есть какие-то предпосылки к тому, что Украина в рейтинге УЕФА откатится назад. Все будет зависеть только от выступления наших клубов. Я верю в то, что оно может быть нормальным. В рейтинге ФИФА, где сборные, я считаю, наши могут укрепиться. На сегодня мы видим, что игра нашей сборной полностью видоизменилась. Я никогда не выступал против Шевченко, но где-то в душе был скептически настроен. Но как менеджер он поступил очень грамотно, штаб делает все супер.
 
Очень много в украинском футболе зависит от тренеров. Есть много действительно хороших тренеров, которые не являются чьими-то родственниками. Вернидуб очень хороший тренер, его приглашали на стажировку в «Манчестер Юнайтед» и «Манчестер Сити». Дима Михайленко трактует новый, современный футбол. Да, был период становления, когда он переосмыслил свое видение. Но это готовый тренер, талантливый. Бабич только заявил о себе. Из-за кумовства много непризнанных, тех, которые не могут попасть. Хочу озвучить имена троих людей. Рахаев добился успеха с командой, которая не получала денег вообще. Было очень сложно, но он добился успеха. Он просидел здесь полгода — ни одна команда не пригласила его. Второй — Юрий Мороз. Когда он пытался трудоустроиться в какую-то команду, пока он не добился нынешних успехов в «Динамо», все говорили: «Да нет, он без опыта, не то». Человек вывел «Динамо» (Киев) сейчас из группового этапа Лиги чемпионов.
 
— U-19...
— Да, но это немалого стоит, они выгрывают. И на сегодня, насколько я знаю, Ребров с ним в прямом контакте. Ребята, которые сейчас появились в «Динамо» (Киев), о которых все говорят, какие они классные — все вышли из этой команды. Поэтому я считаю, что Юрий Мороз — это тот тренер, которые недооценен в Украине на 1000%. Он может тренировать любую команду высшей лиги, и успешно тренировать, внизу турнирной таблицы команда точно не будет. Третий человек — Саша Призетко. Он принял команду в ситуации даже худшей, чем была у Рахаева. При Рахаеве просто не платили, а тут футболистов не было, футболисты бойкотировали, уехали, денег не было вообще ни на что. Тем не менее он выступил нормально, команда сразу дала результат. И кто дал, заметьте, он взял своих же ребят из U-21, которых он тренировал, в первую команду — и они достаточно успешно выступили. Если бы он принял сейчас такую команду и сейчас выступил, когда в других командах тоже появились молодые — думаю, его команда была бы в тройке. Но в тот момент молодые играли с иностранцами, опытными футболистами. Призетко — один из невостребованных тренеров. Он был бы одним из лучших.
 
— Вы работали с Дмитрием Селюком. В чем выражалось сотрудничество? Продолжается ли оно сейчас?
— Дмитрий Селюк — мой товарищ на протяжении многих лет. Нельзя сказать, что я на него работал, как многие представляют. Мы с ним дружили и дружим уже много лет.
 
— В «Таврию» он же Вас подтянул?
— Вот, это то, о чем я хотел сказать. Я действительно благодарен ему за то, что он помог мне во многих жизненных вопросах и конкретно в этом. В нашей стране ярлыки понавешивают, «черную метку» повесили — и тебя никуда не возьмут. Вне зависимости от того, что я выиграл у ПФЛ суды, меня оправдали, тем не менее эти клоны в Интернете писали: «Да что те суды?». Когда в прокуратуру подали документы, смотрят: «Так это же не нарушение». А все говорили: «Ой, пропали деньги!». А потом оказалось, что не так уж и пропали, да и не пропали. Тем не менее меня там вычеркнули. Сидел дома, занимался своими делами — тут Дима мне позвонил и сказал, что его пригласили в «Таврию». Мне на тот момент еще нельзя было работать. Он сказал: «Ты в клубе не можешь работать, но на меня же можешь?». Отвечаю: «Могу, конечно». Он: «Да не мне равно. Даже если был бы запрет, ты на меня работаешь. Они в футболе меньше, чем мы с тобой знакомы». За это я ему благодарен. Он не смотрел на те ярлыки, не ориентировался на людей, которые рассказывали всякие басни. Только потому, что он лично меня знает. Я Юрия Сергеевича Борисова встречал через пару лет и он сказал: «Слава, думаю, мы с тобой будем еще сотрудничать». Но по-другому все сложилось. Тем не менее наша работа была оценена — и моя, и Димы. Я считаю, что мы делали все правильно.
 
— Какие ближайшие планы? Хотите работать спортивным директором украинского клуба? Насколько это реально сейчас?
— Честно говоря, я устал ездить в Грузию, в Молдавию при всем уважении к людям, которые там работают. Хочется быть дома, с семьей. Я бы с удовольствием работал в Украине, но понимаю, что на сегодня это достаточно сложно. Хотя, может, что-то поменяется, посмотрим, жизнь покажет. В принципе я могу работать на любой должности: и спортивным директором, и тренером, у меня лицензия есть. Просто хочется дома. И я уверен, что все получится.
 
 
— В «Динамо» Шовковский закончил карьеру, Рыбка ушел, остались Рудько и Коваль. Кто из них сильнее?
— Недавно я беседовал со своим товарищем по поводу голкиперов киевского «Динамо» — не пришли к единому мнению. Мне ребята говорят: «Рудько ни о чем, нестабильный». А я им говорю по-другому. Ребята, а вы вспомните Шовковского в начале карьеры. Что, он стабильно играл? Тот же Рудаков пропускал очень много голов в начале, Лев Яшин пропускал. Ничего страшного в этом нет. Молодой парень. Пусть он долгое время находится в структуре «Динамо», но у него все впереди. Ему нужно почувствовать уверенность. На каждую игру он должен выходить не так, что он волнуется. Вратарь не должен волноваться вообще. У Рудько все впереди. На сегодня я ставил бы его. Более того, мы разговаривали про Нойера. Говорят, когда он играл за юношей, то напропускал столько голов, что ни в какие ворота не лезет. Только вера в него тренера позволила Нойеру стать тем, кем он является сейчас. Думаю, то же самое может быть с Рудько. Если он будет дальше играть, ему будут доверять и он будет работать над собой, если не вырастут у него крылья — тогда, думаю, Рудько будет очень хорошим вратарем. Он уже сегодня хороший вратарь.
 
— Кто самый сильный голкипер украинской Премьер-лиги на сегодня?
— Пятов.
 
— Изучали свое генеалогическое древо? Никогда не стеснялись фамилии?
— Мой младший брат очень стесняется фамилии. Честно говоря, как должностям, так и фамилиям я никогда не придавал никакого значения. Каждый человек сам строит свою судьбу в зависимости от того, как он развивается. Я когда-то общался с Семеном Иосифовичем Альтманом на эту тему, он мне сказал: «Слава, ты знаешь, что в принципе Сирота — еврейская фамилия?». Я сказал: «Если это поможет делу — я только двумя руками за».
 
— Какое прозвище у Вас было во время игровой карьеры?
— Всегда Славой называли. Когда в «Динамо-2» я попал, Вова Горилый — известный защитник, хохмач — полушутя видоизменил мое имя Святослав, Святополком называл меня. Я первое время обижался, а потом сказал: «Тебе нравится? Называй, как хочешь. Главное — чтобы было хорошо». Мы иногда вспоминали эти моменты, смеялись.
 
— Видел вас в декабре на акции «Динамо 90 років». Знаю, что ребята организовывают просмотры лучших матчей за 90 лет. Интересная инициатива? Нужно ли такое делать не только в рамках «Динамо»?
— Мой товарищ позвонил мне и сказал: «Пошли посмотрим, там Валик Щербачев что-то делает». Я звоню Щербачеву и говорю: «Валентин Васильевич, а что там? Я могу к вам прийти?». Он говорит: «Да это я не, я сам приглашенный». Спрашиваю: «Ладно. А если я приду, может, не пустят?». Он мне: «Да нет, не думаю». Звоню Саше и говорю: «Пошли». Мы пришли, попали туда. Конечно, это было прекрасно. Может быть, мы ожидали большего по количеству людей, мало людей об этом знали. Таких акций должно быть много. Я считаю, то, что было сделано — супер. Когда я узнал, что в течение года планируется регулярное проведение таких мероприятий — только двумя руками «за». Единственное — я бы предложил проводить такие акции не только в ресторане, а и в школе. Для развития бренда «Динамо» (Киев), для формирования болельщиков школы это №1. В свое время Суркис активно по школам ходил. Почему это закончилось — не знаю. Но на сегодня было бы неплохо переориентировать школы на нашу родную команду — киевское «Динамо». Заходишь в «Эпицентр» — «Шахтер», форма продается везде. Спрашиваю: «А «Динамо» (Киев) есть?». «Нет». И думаешь: «Так я в Донецке живу или в Киеве?». «Динамо» (Киев) должно продаваться, стоять на каждом углу. Поэтому эта акция, я считаю — прекрасно. Все было замечательно.

 
Беседовал Максим РОЗЕНКО, текстовая версия — Дария ОДАРЧЕНКО
Подписывайся на наш канал в Telegram и узнавай все самые свежие новости первым!

Источник — Sport.ua

(1 голос)

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Новости партнеров
Загрузка...
Комментарии
    M-E-S-S-E-R
      M-E-S-S-E-R, 23.01.2017 16:55
    -1
    serge123421254, 23.01.2017 11:40
    У меня вопрос к редакции. Сколько вам забашляли за рекламу этого "экспера" и "тренера".
    Не більше, ніш забашляли за 19 (!) новин про Срну і Барселону!....
    M-E-S-S-E-R
      M-E-S-S-E-R, 23.01.2017 16:53
    0
    70% - Шаблій, 25% - Селюк, 5% - всі інші!
    turist86
      turist86, 23.01.2017 13:34
    +1
    — Какие изменения претерпел рынок украинских агентов, посредников за последние пять лет?
    — 90% рынка сегодня Вадима Шаблия.
    не вірю
    stopor2016
      stopor2016, 23.01.2017 12:50
    +7
    Чётко всё разложил - дальше будет или хуже , или лучше.Спасибо за лапшу.
    dknedounbas
      dknedounbas, 23.01.2017 12:49
    -2
    serge123421254, 23.01.2017 11:40
    У меня вопрос к редакции. Сколько вам забашляли за рекламу этого "экспера" и "тренера".
    Ну уж в любом случае ЭТОТ эксперт на порядок выше рыжих вассалов типа грачева и морозова
    serge123421254
    serge123421254, 23.01.2017 11:40
    -3
    Комментарий свернут. Показать
    У меня вопрос к редакции. Сколько вам забашляли за рекламу этого "экспера" и "тренера".
    stopor2016
      stopor2016, 23.01.2017 12:50
    +7
    Чётко всё разложил - дальше будет или хуже , или лучше.Спасибо за лапшу.
    turist86
      turist86, 23.01.2017 13:34
    +1
    — Какие изменения претерпел рынок украинских агентов, посредников за последние пять лет?
    — 90% рынка сегодня Вадима Шаблия.
    не вірю
    M-E-S-S-E-R
      M-E-S-S-E-R, 23.01.2017 16:53
    0
    70% - Шаблій, 25% - Селюк, 5% - всі інші!
Вы не авторизованы.
Если вы хотите оставлять комментарии, пожалуйста, авторизуйтесь.
Если вы не имеете учётной записи, вы должны зарегистрироваться.
© 2003-2019 Sport.ua
Продолжая просматривать SPORT.UA, Вы подтверждаете, что ознакомились с Политикой конфиденциальности