Папа со школьной скамьи

Интервью с игроком киевского Динамо 60-х Владимиром Ануфриенко

Когда мы с Владимиром Николаевичем договаривались о встрече, он вдруг спросил: «А что, вы меня еще помните?..» Конечно же! Прекрасно помню весь чемпионский состав киевского «Динамо» образца 1961 года. И пускай центральный защитник Ануфриенко не был главной звездой в том коллективе, но его вклад в первый союзный триумф «сине-белых» от этого меньшим не стал.

Вчера одному из чемпионов СССР-1961 исполнилось 70. Ануфриенко до сих пор строен и подтянут, а его все такая же высокая шевелюра цвета вороньего крыла по-прежнему не может не привлекать внимания.

-В футбол я начал играть в Забайкалье, где мой отец командовал полком, - вспоминает Ануфриенко. - Бежал я поприличнее всех и еще школьником выступал за полковую команду - много забивал. Помню, одноклассники мне очень завидовали, когда автобус с футболистами заезжал за мной. Вскоре наша семья переехала в Киев, и я пришел на стадион «Старт», где базировалась команда «Строитель». Тренировались и играли мы вместе с Базилевичем и Люсиным. Не знаю, кто за мной тогда наблюдал, но повезло попасть в первый набор республиканской ФШМ. Два года тренировался и играл за школу в первенстве города и Союза. И в чем мне еще повезло: вместе с Олегом Базилевичем нас пригла-сили в Москву, в юношескую сборную страны. Два месяца мы провели в Тарасовке, где не только наблюдали за тренировками таких асов, как Яшин, Сальников, Нетто, Татушин, Ильин, но и участвовали в них.
Однажды, перед матчем «Динамо» с московским «Спартаком», сразу несколько игроков дублирующего состава киевлян вышли из строя, и Олег Ошенков попросил у Владимира Балакина защитника и нападающего. Тренер выбрал нас с Базилевичем. Мне довелось играть против олимпийского чемпиона Анатолия Ильина, который в дубле то ли восстанавливался после травмы, то ли был брошен на усиление. Для меня это оказалось редкой удачей! Кстати, тогда Ильин посмотрел на мой 46-й размер бутс и говорит: «Послушай, батя, только не дай Бог наступить мне на ногу! Лучше уж я тебе буду подсказывать».

-А почему это он так к вам обратился?
-Меня ведь еще с детских команд называли «папа»: я выделялся высоким ростом, и кто-то окрестил меня «отцом Онуфрием». С тех пор и пошло: «папа» да «папа»... А тот матч мы с Ильиным проиграли «дуэтом» - как только мяч направлялся в нашу сторону, он корректировал мои действия: «Давай на перехват», «А теперь  притормози!». Благодаря этому, я его полностью «выключил» из игры. Уже на следующий день Ошенков предложил написать заявление в команду.

-Получается, Ильин стал вашим «крестным отцом»?
-Через много лет мы с Анатолием Михайловичем встретились в Ленинграде на ветеранском турнире. Всю ночь просидели за воспоминаниями, и я не уставал повторять ему, как благодарен за тот урок футбола, который, по существу, помог мне определиться в жизни. Правда, сразу закрепиться в «Динамо» не удалось. На сборах в Гагре я так «напахался», что по возвращении оказался в больнице. Лечился два месяца, а врачи даже сказали, что с футболом мне придется закончить.
Но я постепенно оклемался и пришел в свой родной «Строитель» - начал тренироваться. Кто-то увидел меня в первенстве города и доложил в «Динамо». И я снова оказался в дубле «бело-синих».

-Неужели в то время в «Динамо» уже были такие интенсивные тренировки? А ведь существует версия, что «система» начала внедряться с приходом на тренерский мостик Валерия Лобановского.
-Тренеры старой школы были мало знакомы с научной литературой. Так что варились в собственном соку. Поэтому и налегали на атлетизм. Это была настоящая каторга! Разве что только Юру Войнова или Шурика Кольцова можно было гонять сутками, остальные - чуть ли не Богу душу отдавали. Доходило до того, что после плохой игры, как, например, в Леселидзе, нас не везли в Гагры автобусом, а оставляли на шоссе и гнали в гостиницу бегом! А тренировки с их бесконечными горными кроссами?!
С 1959 года я все чаще стал выходить в основном составе, несмотря на то, что позиция центрального защитника, казалось бы, навечно закреплена за Виталием Голубевым. Какой это был игрок! Высокий, прыгучий, уверенный в себе, он исключительно хладнокровно действовал в единоборствах, смело, подчас рискованно, отбивая мяч в акробатических прыжках. Был очень техничен, с мячом обращался не хуже нападающих, обладал хорошо поставленным ударом.

-Говорят, он и в 34 года выглядел не хуже молодых. Но вообще-то футболисты того поколения укорачивали свой век неуемным желанием жить, не отказывая себе в удовольствиях...
-Вы имеете в виду нелады с режимом? Что поделаешь, война наложила свой отпечаток . Да и какие радости были в той жизни, кроме футбола  и дружеских застолий? Сколько талантливых ребят именно поэтому и не вышли в люди. Бывало, перед самым матчем привозят на базу такого игрока, а он лыка не вяжет. Если в нем есть необходимость, начальство на нарушения режима закрывало глаза, в противном случае - отправляли в часть. Иногда, бывало, и Витасик возвращался из гостей на руках товарищей. До половины шестого утра всю базу будил его богатырский храп, а затем, натянув два костюма, он уже выжимал из себя «яд»... Вечером же, на поле, все видели прежнего непроходимого Голубева, от которого нападающие разбегались в разные стороны! 

-Не могли бы вы дать краткую характеристику другим вашим тогдашним партнерам?
-Ну, может, всем не получится, но попробую. Юра Грамматикопуло - душа команды. Веселый, общительный - он и на поле играл весело, оригинально, технично. У них с Андреем Зазроевым была очень симпатичная по футбольным меркам связка: эта пара придавала атлетичной игре «Динамо» какую-то кавказскую виртуозность. А как Андрей танцевал! Был в его репертуаре танец со стаканом: накрытый платком стакан с водкой он в каком-то полушпагате брал зубами и танцуя выпивал!.. Но настоящим профессиональным танцором был Виктор Терентьев. Бесподобный игрок - само собой, но, оказывается, до футбола он выступал в ансамбле и долго колебался, чему отдать предпочтение. Когда Виктор Васильевич стал тренером, то в какую бы страну мы ни приезжали, на послематчевых приемах его сольные номера проходили «на бис»: покорял и африканцев, и англичан, и французов...

Миша Коман - такого голевого чутья, пожалуй, ни у кого ни тогда, ни сейчас не было и нет! Помню, как Яшин всегда кричал: «Держи Комана!» А тот не спеша подкрадывался к воротам и оказывался именно в том месте, куда отскакивал мяч. Сколько раз, бывало, получал в голову, играя на опережение!.. Вне всякой конкуренции и на поле, и в жизни был Виктор Фомин! Умению Трофимыча на скорости проскочить по самой бровке и выдать идеальный пас, можно было только удивляться. Острый язык часто мешал ему в отношениях с тренерами: может быть, именно поэтому он всего лишь в 30 лет закончил играть в «Динамо»...
«Филипп» - Евгений Лемешко. Высокий, красивый, сильный, прыгучий вратарь. Настоящий боец! Но горячий. Помню, поехали мы в турне по Африке, и едва ли не в первом поединке Олегу Макарову сломали ключицу. В «рамку» встал Женя. Свою первую игру ему не удалось отстоять «на ноль», но в этом матче был удивительный случай: нам бьют пенальти, вратарь парирует удар, нападающий бьет по отскочившему мячу, и Женя во второй раз отбивает его! А мы стоим, словно оцепеневшие - не ожидали от него такой прыти. С третьей попытки египтянин все-таки забивает нам гол, и тут произошло такое, чего никто из зрителей никогда в своей жизни не видел: обиженный на своих защитников вратарь вдруг вскочил с земли и бросился к нам! Зная характер Лемешко, мы кинулись врассыпную: догнал бы - не поздоровилось! Народ на трибунах «выпал в осадок».

-Взлет киевского «Динамо» начался вскоре после прихода на тренерский мостик Вячеслава Соловьева, который возглавил команду в 1959 году. Как футболисты восприняли нового наставника?
 -Приехал   молодой,   красивый, элегантный, обаятельный, едва закончивший  играть  пятикратный чемпион СССР! Его тренировки были на удивление привлекательны.  В отличие от жестковатого Ошенкова, Соловьев держался с нами на равных и, если того требовала ситуация, вполне мог позволить себе распить бутылочку хорошего вина... Но это было потом, a сразу же с его появлением ребята воспряли духом и начали побеждать. Выше седьмого места мы в итоге не поднялись, но это уже была другая команда. Ошенков делал откровенную ставку на «физику»: не играешь сам и другому не даешь, а там - как повезет. Вячеслав Дмитриевич, бесспорно, был тренером-новатором, прекрасно понимал душу игрока, знал, кто на что способен. Каждый футболист был просто обязан доводить до совершенства свою излюбленную игровую манеру, свои сильные стороны. Упор делался на индивидуальные качества в работе, мы стали больше работать с мячом.
И еще один любопытный нюанс. Соловьев был для нас еще и человеком из другого, более культурного мира: с его приходом футболисты стали следить за собой, начали модно одеваться, научились завязывать галстуки. А жена тренера Валентина, профессиональная пианистка высокого класса, как могла, прививала нам интерес к театрам, выставкам. Кроме этого, в «Динамо» частенько устраивались коллективные вылазки в лес. Бывало, наш администратор Рафа Фельдштейн по настоянию тренера заготавливал шашлыки и шампанское - Соловьев умел снимать стресс...

-После поражений?
-Просто он считал, что такое общение сближает ребят. Команда преображалась на глазах, и уже на следующий год Союз увидел новое «Динамо» - второе место мы заслужили по праву. У нас была «длинная скамейка» из практически равноценных мастеров, мы уже несколько лет играли вместе и были сыграны. К тому же попали, как говорится, «в накат», пошла игра, и этот фарт во многом нам помог. А ведь Соловьев не планировал такого взлета: когда мы стали вторыми, он едва ли не огорчался - рано, дескать.

Ну а следующий сезон стал для «Динамо» триумфальным - мы впервые стали чемпионами СССР. В 1961-м многое решила безукоризненная игра Макарова, который стал своеобразной «палочкой-выручалочкой». Если бы видели, что он вытворял в Тбилиси, когда грузины нас буквально не выпускали из штрафной! А тут еще Андрюша Биба «положил» им со штрафного (он вообще в том году часто забивал издали), и мы победили... Решающим же в том первенстве стал выездной матч против московского «Торпедо»: уступая по ходу встречи, мы все же сравняли счет - 1:1 - ударом в падении через себя забил Вася Турянчик. Именно после этого мы осознали: если не станем чемпионами, народ этого не простит.


Алексей ЛЕНСКИЙ  газета  «Киевские ведомости»

Подписывайся на наш канал в Telegram и узнавай все самые свежие новости первым!

Источник — Sport.ua

(1 голос)

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Новости партнеров
Загрузка...
Комментарии
    Комментарии отсутствуют. Вы можете стать первым.
    Комментарии отсутствуют. Вы можете стать первым.
Вы не авторизованы.
Если вы хотите оставлять комментарии, пожалуйста, авторизуйтесь.
Если вы не имеете учётной записи, вы должны зарегистрироваться.
Продолжая просматривать SPORT.UA, Вы подтверждаете, что ознакомились с Политикой конфиденциальности