Фелипе МАССА: «На месте Магнуссена я бы сбросил скорость»

Гран При Германии для Фелипе Массы закончился уже в первом повороте

Фелипе МАССА: «На месте Магнуссена я бы сбросил скорость»
После контакта с машиной Кевина Магнуссена его Williams перевернулась в воздухе, потом всё-таки вновь встала на колёса, но её подвеска была разбита. Бразилец считает, что в этом происшествии виноват гонщик McLaren.
 
- Расскажите, как развивались события от момента старта до первого поворота?
- По-моему, я хорошо стартовал, выбрав траекторию в стороне от машины Валттери Боттаса, поскольку он допустил более явную пробусовку, чем я. Затем, когда мы входили в первый поворот, я был на внешней траектории и подумал, что надо немного сбросить скорость, чтобы позволить ему проехать и последовать за его машиной. Напарникам лучше избегать борьбы в первом повороте, тем более, мы знаем, насколько важен конечный результат.
 
Но когда я начал входить в поворот, кто-то врезался в моё колесо, и машина просто перевернулась. Если честно, это была странная ситуация, потому что я даже не видел, что там была ещё какая-то машина. Мы были впереди, и Магнуссен однозначно должен был знать, что там едут две машины Williams. Это очень узкий поворот, там не могут поместиться одновременно три машины.
 
- Но вы согласны, что это был просто гоночный инцидент?
- С моей точки зрения, Магнуссен был излишне агрессивен. Он начал тормозить уже после того, как произошёл контакт, и проблема возникла именно из-за этого, ведь я уже начал разгон, а он затормозил. И моя машина взлетела в воздух именно потому, что он затормозил.
 
- Вы не видели Магнуссена, потому что обзор перекрывала машина Боттаса, находившаяся справа?
- Не знаю, мне ничего не было видно.
 
- А вы могли сместиться влево? Чтобы подстраховаться на случай, если в том месте была какая-то другая машина?
- Я ехал по своей траектории, понимаете? Если ты едешь впереди, то выбирать место на трассе должен тот, кто сзади. Мне же его не видно. И моя траектория была не такая уж крутая, она была нормальная. Конечно, если бы я его видел, то постарался бы принять какие-то меры, чтобы избежать столкновения. Но я не мог его видеть.
 
- Кевин не пытался с вами объясниться после гонки?
- Нет.
 
- Вы рассчитывали, что его оштрафуют?
- Не знаю. Но мне точно известно, что для него это не первый инцидент на первом круге гонки. Большинство молодых пилотов стремятся выиграть гонку в самом первом повороте. И в основном происшествия случаются с их участием. На его месте я бы однозначно сбросил скорость. Но я же не могу за него думать!
 
- После аварии вы наблюдали за гонкой со стороны, и жёсткой борьбы на трассе сегодня было много. Вам не кажется, что после того, как было решено менее строго наказывать гонщиков, некоторые стали действовать явно более агрессивно?
- Не знаю. Если честно, есть правила, которым надо следовать. Ники Лауда говорит, что стюарды слишком строго наказывают гонщиков, но в те времена, когда он выступал в Формуле 1, правил вообще не было. Важно, чтобы стюарды следили за соблюдением правил и наказывали нарушителей.
 
- Насколько пугающим был момент, когда машина перевернулась в воздухе?
- Это было очень странно. В гонках формул со мной такого ещё не было, только в картинге. Когда видишь всё в перевёрнутом виде – это очень странно. Но я вообще не почувствовал удара, и когда машина остановилась, я был в полном порядке, просто очень расстроился.
 
- С трудом верится, что уже вторую гонку подряд вы сходите после аварии на первом круге…
- Согласен. На самом деле, на первом этапе в Австралии я тоже ничего не мог поделать – всё это очень огорчительно, ведь потеряно много очков. При этом я знаю, что машина быстра, у меня есть скорость, и я могу хорошо справляться с работой. Тем более, команда ведёт борьбу за второе место в Кубке конструкторов.
 
Если честно, я не помню, чтобы инциденты подобного типа часто происходили в те годы, когда я был молодым гонщиком. Я тоже не раз попадал в аварии, но не помню, чтобы я нарушал правила. Разница именно в этом. Не помню, чтобы я, Кими Райкконен или Фернандо Алонсо в начале карьеры часто становились участниками таких происшествий. Это моя точка зрения.
 
- А если бы Кевин подошёл к вам, что бы вы ему сказали?
- То же, что говорю вам: не надо так горячиться! Ведь теряю не только я – он тоже теряет. Его машину развернуло, после столкновения изменилось её поведение, и он тоже потерял какие-то очки.
 
- Но, судя по сегодняшней гонке, машина Williams – вторая по скорости после Mercedes. Ни Red Bull, ни Ferrari за вами не угнаться. Наверное, это хорошая новость?
- Думаю, да. Мы были конкурентоспособны на трассах разного типа, но всё-таки надо быть осторожным в прогнозах на следующую гонку. Хунгароринг – совсем другая трасса, там очень короткие прямые, нужна высокая прижимная сила, выше, чем в Монако. А в Монако мы выступили не лучшим образом. Но наши шансы в Спа и Монце должны быть лучше. Может быть, там мы сможем побороться с Mercedes.
 
- Что вы подумали, когда машина Адриана Сутила остановилась на трассе, а стюарды начали её толкать?
- Однозначно, в этот момент надо было выпускать автомобиль безопасности. Полагаю, Чарли Уайтинг, оценивая ситуацию, принимает решение, обязательно надо использовать сейфти-кар или нет. С моей точки зрения, это необходимо было сделать, ведь со стороны ситуация казалась довольно рискованной.
Подписывайся на наш канал в Telegram и узнавай все самые свежие новости первым!

Источник — Sport.ua

(1 голос)

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Новости партнеров
Загрузка...
Комментарии
    Комментарии отсутствуют. Вы можете стать первым.
    Комментарии отсутствуют. Вы можете стать первым.
Вы не авторизованы.
Если вы хотите оставлять комментарии, пожалуйста, авторизуйтесь.
Если вы не имеете учётной записи, вы должны зарегистрироваться.
© 2003-2019 Sport.ua
Продолжая просматривать SPORT.UA, Вы подтверждаете, что ознакомились с Политикой конфиденциальности