Юрий ЧЕБАН: «В Рио конкуренция была намного выше, чем в Лондоне»

Продолжение интервью с олимпийским чемпионом

Юрий ЧЕБАН: «В Рио конкуренция была намного выше, чем в Лондоне»
© sport.ua
В среду, 14 сентября, на вопросы журналистов и читателей Sport.ua ответил украинский каноист, заслуженный мастер спорта, двукратный олимпийский чемпион Юрий ЧЕБАН. Вашему вниманию предлагаем продолжение беседы с украинским спортсменом. Первая часть интервью — здесь.
 
— После того, как я сделал интервью с байдарочницами и дал свой спортивный комментарий, в министерстве обижались на это. Но нельзя не заслужить критику в адрес министерства, если фактически расформирована команда и готовится без тренера, никого же не поставили на его место. Мария Повх тоже хотела выступить, завоевать медаль. Я знаю, когда Осипенко-Радомская начала как-то влиять, готовить команду, она не была как тренер, она скорее как старший коллега-советчик...
— Она никогда не готовила «четверку». Всегда готовил ее Семыкин.
 
— Она не была тренером. Я так понимаю, она давала какие-то советы?
— Это все равно что молодые спортсмены прислушиваются к опытным. Так же и я даю советы молодым спортсменам, чтобы они не допускали каких-то ошибок. Это нормальная практика. Я считаю, что так и должно быть — когда опытные спортсмены советуют молодым, как им достичь лучших результатов.
 
— Очевидно, Мария Повх ощущала себя более авторитетной фигурой. Понятно, что было большое желание и стремление выступить на Олимпиаде. Думаю, это ее и толкало. Но считали, что для нее это важно. Видно, она думала, что все равно их вытащит. Но мы видим, что был конфликт, три девочки не хотели быть с ней в лодке. Министерство не приняло соломоново решение, здесь далеко от соломонового решения. Одна байдарочница отдельно тренируется, три отдельно, без тренера. Были условия, которые не способствовали завоеванию медалей, поэтому мы приехали четвертыми и в «двойке», и в «четверке»...
— Вина министерства в том, что они допустили такую ссору, которая дошла аж до министра. Зачем? Это все можно было погасить на федерации, на тренерском совещании. Это все можно было решить. С тем же Семыкиным. Если бы они отдали полномочия... Они отдали ему полномочия, пусть он сам решает, он тренер этой лодки, он взял лицензию, он готовил их уже какой год, с ним они привезли медали. Смысл его выгонять перед самыми важными соревнованиями? Мария Повх — хорошо, она сильная спортсменка, пользуется авторитетом среди министерства, чиновников. Но я считаю, что это не спортивный принцип, это чья-то выгода, может быть. Не факт, что сильный одиночник будет хорошо грести в «четверке», в командной лодке, в которой коллектив уже сплотился. А женская ссора в командной лодке — не к добру. Женская ссора — вообще самое страшное. С мужиками все проще: дал по лицу, разобрались — все, уже друзья, выпивают вместе вечером. Вот и вся ссора. Женская же ссора — это долгий и мучительный процесс. Они долго вынашивают это все, мстительные.
 
— Вопрос от болельщика. Как много тренируешься в день? Сколько времени нужно на восстановление?
— Тяжелый вопрос. На восстановление нужно времени каждый раз по-разному. Все зависит от работы, которую ты выполнил, от задания. Нет такого, что ты можешь заниматься час, два или день. Все зависит от питания, от фармакологии, которая тебе помогает восстанавливаться, на которую у министерства, опять же, нет денег, приходится все за свой счет покупать. Тренировки бывают очень тяжелые. И на выносливость, и на силу. Все обговаривается и прописывается с тренером. В основном мы тренируется на воде. В общем у нас занимает около шести-семи часов, если взять в комплексе все.
 
— Перед соревнованиями это каждый день? Или три дня тренировок, потом немного отдых? Какой там режим?
— Перед соревнованиями тренировки идут интенсивнее, но короче, чтобы удержать спортивную форму и выходить на пиковую форму. Но при этом мы еще занимаемся в спортзале. У нас короткие тренировки, но очень интенсивные, и по одной перед соревнованиями. За сутки до соревнований мы вообще ничего не делаем.
 
— Вопрос от читателя. Где находится тренировочная база по гребле в Одессе? Тренируешься? Не так давно была встреча с тобой и Верняевым, говорили о базе «Локомотив», на которую, как я понимаю, вас не пускают. Эта база принадлежит «Укрзализныце» или Одесской железной дороге?
— «Укрзализныце».
 
— Но там не дают вам тренироваться, хотя там есть гребной канал? Или был? Или там что-то другое делают?
— Вообще я там начинал тренироваться когда-то, там проводились соревнования, мемориал Юлии Рябчинской, была такая гребчиха, олимпийская чемпионка. Там в ее честь проводили соревнования практически каждый год. Там было много мероприятий, но в какой-то момент все прекратилось. Лодки сгорели. Понятно, что нас хотели так аккуратненько убрать.
 
— То есть возник вроде как пожар?
— Да. Возле воды кто-то курил.
 
— Много лодок сгорело?
— Очень много. Но потом нашли деньги на реконструкцию базы. Но не об этом речь. Речь о том, что мы все это время, с Лондона еще, просили передать эту базу на баланс города, чтобы можно было там как-то развиваться. Потому что когда она в «Укрзализныце», туда не пускают. Они объясняют это тем, что там оздоравливаются дети работников «Укрзализныци». Есть фотографии, подтверждающие то, что там вообще никакое оздоровление не идет: закрыты объекты, поросло все травой в мой рост, ничего не используется, хотя там есть финишная, стартовая вышка, дистанции, трибуны, гостиница, теннисный корт, футбольные площадки. Есть все для того, чтобы можно было расти и развиваться. Не только юношам, но и профессиональным спортсменам. Акватория этой базы принадлежит именно «Укрзализныце». Передав эту базу на баланс города, они передали бы акваторию. Не пришлось бы два раза брать в аренду у кого-то. Можно было бы развиваться, делать реконструкцию, расти и делать там сборы. Еще там можно было бы проводить соревнования международного типа, приглашать проводить чемпионаты Европы, мира. В Одессе есть все, что нужно, для этого.
 
— Там международного уровня база?
— Да.
 
— Как давно она закрыта для вас? Сколько лет?
— Последний раз я там гонялся в 2003 или 2004 году.
 
— В принципе, думаю, мы можем, и сделаем запрос на «Укрзализныцю», там теперь новый руководитель из Польши. Будем надеяться на то, что расшевелим этой процесс. Где ты сейчас тренируешься?
— Я живу и тренируюсь в Южном, где клуб «Химик». Там у нас есть база, уже улучшенного типа. Там сделают реконструкцию сейчас. После олимпийской медали туда еще больше денег дадут, чтобы делали спортивные объекты и все для развития Южного. Я там живу и тренируюсь только между сборами. В основное время мы ездим в Днепр, Киев, Херсон либо за границу.
 
— Вопрос от читателя. Заслонка на носу каноэ жестко зафиксирована? Ее можно продавить еще до того, как дан сигнал старта? То есть фальстарт в гребле возможен? И о чем Вы думаете во время тех 40 секунд?
— Это называется у нас не заслонка, а ловушка. Она не закрепляется никак, она имеет около 75 градусов, туда заезжаешь носом своей лодки, веслом даешь напряжение. Удерживаешь в этой ловушке, чтобы не отъезжать, если, допустим, дует встречный ветер. Потом, когда судья дает старт, ловушка опускается — и ты выезжаешь. Но в принципе есть случаи, и в моей практике тоже, когда ловушки не опускались, блокировались как-то. Но все равно можно продавить ее, тогда будет фальстарт. Там автоматика, все работает.
 
— Предупреждение? Или сразу снимают?
— Сначала дают предупреждение, а потом уже снимают любого. Сначала дают предупреждение тому, кто сделал фальстарт. А второй раз снимают любого, кто делает. Это нечестно, я считаю. В принципе фальстарты — очень частая тема, особенно на дистанции 200 метров, все в напряжении. Тем более, что старт — решающая вещь в спринте. Фактически за счет старта можно решить исход финала.
 
— Бывало в твоей карьере?
— Бывало у меня все. Бывало, что упирался в ловушку — и меня откидывало назад. Там уже невозможно отыграться. Это на 1000 метрах идет раскладка: старт, катишь и финиш 250 метров. Здесь, хотя тренер говорит идти с набором на финиш, думаешь: «Какой набор? Здесь работать нужно от начала до конца. Стиснул зубы — и выдохнул на финише. С каким набором? Здесь уже глаза лезут».
 
— Полуфинал, в котором ты приплыл третьим — это просто так складывалось или ты сознательно берег силы, чтобы потом их хватило на финал?
— Я не планировал заезжать третьим. Я планировал быть первым, вторым. Зачем сильно напрягаться в сетке отбора, если можно пройти нормально, попасть без каких-либо усилий? Тем более всегда нужно улучшать время именно в финале. Вот в финале максимально нужно выкладываться. Я в полуфинале тоже выложился. Просто так получилось, что я не рассчитал, потому что был левый ветер, встречный. Грузинский спортсмен Заза Надирадзе — правый. Я рассчитал, что должен быть вторым. Поскольку ему ветер мешает, он был бы третьим. Но так получилось, что он вообще выиграл заезд, и я его не видел даже. Я видел только Демьяненко, с которым мы в принципе и рубились на финише.
 
— Демьяненко был вторым в полуфинале, правильно?
— Да.
 
 
— Вопрос от читателя. Когда конкуренция на дистанции 200 метров была выше: в Рио или в Лондоне?
— Конечно, положа руку на сердце, могу сказать, что в Рио намного сильнее и плотнее заезд. Здесь не нужно быть экспертом и заниматься этим видом спорта, чтобы увидеть плотность заезда. Увидя финиш, уже можно понять, насколько увеличена конкуренция.
 
— Здесь интереснее другое — что среди этих финалистов было четыре представителя Украины. Так ведь?
— Да.
 
— Был Демьяненко, который пришел вторым, и еще ребята. Происходит процесс оттока. Предлагают людям более профессиональные условия, они могут ощущать себя более профессиональными спортсменами за границей...
— Даже если бы они были в Украине, больше медалей не было бы, потому что от Украины может ехать только один спортсмен. Это в плавание можно, в легкой атлетике, к примеру.
 
— Это вариант, если хочешь выступать на Олимпиаде, но не попадаешь...
— Конечно. Кто мы такие, чтобы судить этих ребят? Они тоже люди, тоже выкладываются, работают. И они тоже хотят реализации своих спортивных результатов. Многие уходят, например, из-за отношения министерства и всех людей. Вроде бы должны способствовать завоеванию медалей, но они наоборот — препятствуют. Некоторые спортсмены уходят для того, чтобы самореализоваться в других странах. Некоторые уходят, чтобы хоть как-то заработать. У нас не всегда были такие премии. Меценаты... У нас вообще, по сути, меценатов нет, только в этом году появились. Много причин, и у каждого они свои. Нужно конкретно этих ребят спрашивать, какие причины у них были. Но мне кажется, ни для кого не секрет, что самое главное — отношение к спортсменам. Они просто не чувствуют, что нужны в Украине. Все кричат, особенно — когда завоевывают медали за другие страны, ставят в пример: «Смотрите, не патриот!». Так а кто такой «патриот» вообще? Люди думают, что надел вышиванку, «Слава Украине» крикнул — и все, патриот. Что ты вообще сделал для Украины? Начни с себя. Каждый должен задать себе вопрос: «Что ты сделал для Украины, кроме того, что надел вышиванку?».
 
— Вопрос от читателя. Как Вы относитесь к многочисленным жалобам по поводу того, что спортсменам мало платят? Сколько зарабатывают иностранные спортсмены в самых популярных видах спорта?
— Во-первых, я считаю, это очень низко — когда они начали считать чьи-то деньги. Тем более, что человек их зарабатывает не сидя в кресле, не воруя у кого-то, а своими руками. Это вообще очень низкий поступок — когда просто взяли и обнародовали записи. Во-вторых, эти записи за этот год. То есть они посчитали премии за бронзовую медаль и т.д. А что он получал перед Олимпийскими играми? Почему они этого не сказали? Еще один момент: когда в 2014 году я стал чемпионом мира и мне не выплачивали стипендию. Мне начали выплачивать только последние полгода. А стипендия дается на год вообще. Мне начали выплачивать только в 2015 году. Мне выплатили только полгода до Олимпийских игр, хотя должны были год. Сейчас будет другая стипендия, а полгода той стипендии куда-то денутся. По сути, даже то, что мы зарабатываем, нам не дают. И это все умалчивается.
Другой момент: какой год мы уже пытаемся сделать моей маме звание «Заслуженный работник физической культуры и спорта Украины». Тоже не можем сделать. Нам дают отписки, теряются постоянно документы и т.д. Все переводят стрелки друг на друга. Все трусят своими пиджаками, а сделать ничего не могут. Где эти патриоты? Где эти слова, которые они говорят? «Мы все решим, ты подойди, поговори, мы все сделаем».
 
— Много сейчас мероприятий? Ты везде ходишь, даешь интервью, какие-то торжества...
— Практически каждый день.
 
— После нас ты куда идешь?
— К Министру обороны.
 
— Будет награждать, дарить памятные подарки?
— Я не знаю, что он там приготовил. Может, грамоту. Может, погоны.
 
— Кстати, какое у тебя звание?
— Старший лейтенант.
 
— Ты вплотную к капитану. Но перескакивать не могут...
— Они все могут. Было бы желание.
 
— Вопрос от читателя. Ваши любимые книга, фильм? Какая музыка нравится? Какой отдых — активный или диван?
— Думаю, как и все спортсмены, люблю активный отдых. Адреналин преобладает в нашей крови, мы постоянно ведем активный образ жизни. Я все никак не могу выбраться, чтобы прокатиться на своем мотоцикле и заняться кайтсерфингом, у меня лежит в гараже это все мертвым грузом. Не позволяю себе, потому что это большой риск. Особенно перед Олимпийскими играми нужно убрать все, что может навредить тебе и помешать завоевать «золото».
 
— Какой мотоцикл у тебя?
— Honda Hornet.
 
— Поскольку он у тебя есть, значит, ты катался на нем не перед Олимпиадой?
— Да, он же у меня не первый год уже. Третий год.
 
— То есть быструю езду ты любишь, да?
— Да.
 
— Горные лыжи, например, любишь?
— Естественно. Мы зимой с друзьями собираемся большой компанией, человек до пятнадцати. На нескольких машинах ездим. В Швейцарии были, в Австрию планируем поехать. То есть много активных видов отдыха.
 
— А книги, любимые фильмы вспомнишь? Или это под настроение?
— Я больше люблю читать научные разработки, изобретения, которые приносят пользу обществу, и узнавать, как они были придуманы. Фильмы я люблю качественные. Мои любимые фильмы — те, которые основаны на реальных событиях. Да, допустим, Голливуд по-своему снимает. Но то, что оно на реальных событиях, уже привлекает мое внимание. Это очень живо, если оно снято на реальных событиях.
 
— Вопрос от читателя. У меня отличная память, поэтому я помню, как Вы говорили после Лондона, что, возможно, попробуете себя в парном каноэ с кем-то. Пытались ли? Если да, то почему не получилось? Нет ли сейчас таких идей?
— Это как раз то, что я говорил за 500 метров. В парном каноэ я себя пробовал. В этом году я с напарником Андреем Рыбачком выиграл чемпионат Украины на дистанции 200 метров. Но, к сожалению, 200 метров в «двойке» нет в олимпийской программе. Есть 1000 метров в «двойке», но мне будет тяжело ее идти. Если введут 500 метров в олимпийскую программу в Токио — возможно, буду участвовать в «двойке». Либо в одиночке. Как пойдет.
 
— После всех этих интервью будет какой-то отпуск, чтобы отдохнуть, отключить телефон и чтобы никто не звонил?
— Я об этом мечтаю. С момента финиша телефонные разговоры, интервью не прекращаются.
 
— Вопрос от читателя. В одном из интервью Вы заявили, что хотели бы скинуть бомбу на Москву. Вы это серьезно? Если Вы такой боевитый, почему до сих пор не в АТО?
— Помню, был такой момент. Мне писали даже мои друзья из России, спрашивали: «Что это за заявление такое?». Я такого вообще не говорил. Они повыдергивали какие-то отдельные фразы из какого-то моего интервью о лодке, когда я рассказывал, как гонялся на «ракете» в Москве. Когда я финишировал — это был как взрыв, удачный финиш. У меня лодка разрисована как ракета. Это как стремление, быстрый, как ракета. Я в этом плане говорил. А люди повыдергивали. Думаю, это 100% сделали российские СМИ, им это выгодно, чтобы очернить меня. Тем более это уже не первый раз, когда они так делают. Постоянно такая история. Я не знаю, зачем это делать...
 
— Пропаганда...
— Может быть.
 
— В этом и проблема в частности. Юрий Чебан не сбрасывает бомбы, он как ракета мчит. И он уже примчался к двум золотым медалям на Олимпийских играх. Кстати эта лодка с казаком сейчас где?
— Она сейчас едет из Бразилии.
 
— Долгий путь у нее, ей дольше ехать...
— Да. Мы же прилетели, а лодки грузятся в контейнеры и долго идут, около двух месяцев.
 
— Мы надеемся, что она пока что не станет музейным экспонатом, а ты все-таки еще выйдешь на ней на воду...
— Когда весло поставлю в угол — тогда все пойдет в музей. А пока что ничего не будет. Сейчас эта лодка — действующая олимпийская чемпионка.

 
Беседовал Александр ГЛЫВИНСКИЙ, текстовая версия — Дария ОДАРЧЕНКО
 

 

Подписывайся на наш канал в Telegram и узнавай все самые свежие новости первым!

Источник — Sport.ua

(1 голос)

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Новости партнеров
Комментарии
    filarettt
      filarettt, 16.09.2016 21:45
    0
    Комментарий свернут. Показать
    Спасибо, что поставили мой вопрос и отдельное спасибо Юрию за разъяснения! Ответом удовлетворён.
    Александр, а вам спортом бы заняться. Помню вас в совсем иных кондициях.
    filarettt
      filarettt, 16.09.2016 21:45
    0
    Комментарий свернут. Показать
    Спасибо, что поставили мой вопрос и отдельное спасибо Юрию за разъяснения! Ответом удовлетворён.
    Александр, а вам спортом бы заняться. Помню вас в совсем иных кондициях.
Вы не авторизованы.
Если вы хотите оставлять комментарии, пожалуйста, авторизуйтесь.
Если вы не имеете учётной записи, вы должны зарегистрироваться.
Продолжая просматривать SPORT.UA, Вы подтверждаете, что ознакомились с Политикой конфиденциальности