РУСНАЧЕНКО: «Я была любимицей Турчина»

Экс-голкипер сборной СССР и киевского «Спартака» приняла австрийское гражданство и 5 раз выиграла Лигу чемпионов

Метки
РУСНАЧЕНКО: «Я была любимицей Турчина»

В Украине она всегда желанный гость. Впрочем, называть гостем человека, который провел здесь свою молодость и сделал многое для популяризации страны, язык не поворачивается. Итак, сегодняшняя гостья «Болельщика» – Наталия Русначенко, подданная Австрии, обладательница Кубка чемпионов-87 в составе киевского «Спартака» и олимпийской бронзы Сеула под красным флагом СССР, пятикратная победительница Лиги чемпионов в составе австрийского «Хипо». Она до сих пор является основным вратарем сборной Австрии. Сейчас эта команда не блещет, но ее вратарь впечатляет надежностью – что на Кубке Турчина, что на проходящем сейчас во Франции чемпионате мира.

«УКРАИНСКАЯ КУХНЯ ДЛЯ АВСТРИЙСКИХ ВЕГЕТАРИАНОК»
– Наталия, вы часто бываете в Киеве?

– По возможности. Получается два раза в год – со сборной приезжаем на Кубок Турчина, второй раз во время летних каникул. У моих детей здесь бабушки. Хотелось бы, чтобы они знали, откуда их корни. Муж у меня ведь тоже из Киева. Дома, в Австрии, мы говорим по-русски. И, признаться, детям очень нравится ездить в Украину.

– Что сделали в первую очередь, когда приехали в этот раз?
– Вложила в телефон украинскую карточку и написала сообщения всем близким людям, что я здесь и мне можно звонить по этому номеру. А вместе со сборной Австрии мы были в украинском ресторане «Первак», в центре Киева. Там все сделано в национальном интерьере, подаются только народные блюда. Причем заказывала все я сама с помощью своих украинских подруг. Когда австрийские девчонки открыли меню, то ничего не поняли. Я им сказала, что такого они точно не попробуют дома. Для девушек был шок, что у нас сначала подают еду, а потом напитки. В Австрии все наоборот. Пришлось просить официанта, чтобы он сначала принес чего-то попить. А уже потом мы кушали борщ с пампушками, вареники, разные солености, огурчики, помидорчики. Каждый заказал себе горячее. Я порекомендовала котлету по-киевски.

– Гостям понравилась украинская кухня?
– Знаете, когда я заказывала вареники, то сказала, чтобы подавали только с капустой и картошкой. У нас в команде две вегетарианки. В итоге даже они остались довольны. Они всегда ковыряются в тарелке, выбирают что-то, а здесь, смотрю, скушали все. А это значит, что ужин понравился. Мужчинам к тому же понравились официантки с откровенными декольте. Жаль, конечно, что по Киеву не удалось нормально прогуляться. Единственное, побывали на майдане Незалежности. Австрийцы знают, что здесь была революция.

– Если не ошибаюсь, за сборную Австрии вы уже выступаете 16 лет?
– Когда в 1991 году выезжала выступать за норвежский клуб, даже мысли не возникало, что поменяю гражданство. Австрийцы сами вышли на меня и предложили выступать за них. Приняла предложение, потому что у нас тогда был нестабильный период. Тогда ведь политическая ситуация была такая, что людям было не до спорта. Сборная СССР уже распалась, а Украина самостоятельно выступать еще не могла. Мне в возрасте 21 года хотелось играть.

«НОВОЕ ПОКОЛЕНИЕ ВОСПРИНИМАЛО ТУРЧИНА БЕЗ ФАНАТИЗМА»
– Но ведь разница между гандболом нашим и австрийским и сейчас большая…

– Согласна. Сборная Австрии своих наивысших успехов достигла благодаря натурализации советских игроков. Основное отличие в том, что наши детские тренеры более профессиональны, они заканчивают институты и являются одновременно педагогами. В Австрии занятия спортом воспринимаются как физкультура, хобби. Тренера исключительно из числа тех, кто играл сам или пытался это делать. У них нет специального образования. Там на первом месте учеба и работа, а спорт так, для души. Спортивные секции там платные. Родители вносят за ребенка годовую сумму порядка 100 евро. Хотя за выезды на соревнования нужно доплачивать. У нас же я вспоминаю своего детского тренера. Он взял команду после института и привел нас к десятому классу. Он в нас вложил мастерство и душу. Вот благодаря таким людям в Украине при любых условиях появляются сильные игроки, а в Австрии их как не было, так и нет до сих пор.

– Скажите, тогда, в начале 90-х, когда людей еще пугали капиталистическим миром, не боялись ехать в такую даль?
– В Норвегию меня и Ольгу Семенову взял с собой Игорь Евдокимович Турчин. Рядом с тренером адаптироваться было намного проще. Да и норвежский гандбол тогда лишь отдаленно напоминал свой сегодняшний образец. Они как раз пребывали в стадии развития. Тогда скандинавские гандболистки мне казались слабыми, они не имели таких физических данных, как советские игроки. Но норвежки уже тогда поражали своей сыгранностью, командной игрой.

– Турчин включил вас в состав на Олимпиаду-88, взял с собой в Норвегию. Можно сказать, что вы были его любимицей?
– Наверное, да. В том плане, что у Игоря Евдокимовича всегда были игроки, в которых он видел перспективу, он хотел из них что-то сделать. Я была одной из таких, потому могу считать, что мне очень повезло. Да я и сама относилась к Турчину как к отцу, верила, что только он может мне помочь. Никто так, как он, не мог развивать в игроке его сильные качества.

– Но Турчина ведь называют тренером-диктатором…
– Он требовал от игроков, но от себя он требовал не меньше. Конечно, порой он становился деспотом, но он имел цель. Он выкладывался и думал о гандболе 24 часа в сутки. Возможно, чтобы достичь цели, нельзя быть хорошим, всем нравиться и угождать. Хотя когда мы выигрывали серьезные турниры, Игорь Евдокимович становился теплым, добродушным.

– Вы начали выступать в тот период, когда звездное поколение 70-х уже уходило из большого спорта. Тренер легко находил общий язык с молодежью?
– Это время было переломным не только для нас. Началась перестройка, изменения были во всех сферах. Люди измотались от политических и экономических проблем. Турчин пытался не обращать на это внимания и делал все то, что и раньше. Былые времена, наверное, додавали людям энтузиазма. Но поменялись игроки, к некоторым, возможно, нужен был иной подход. Наверное, к кому-то надо быть мягче. Если раньше все строились в шеренгу и говорили «да», то последующее поколение уже не воспринимало вещи с таким фанатизмом, с каким Турчина воспринимали раньше.

«ЖИВУ В ГОРОДЕ КУРОРТОВ И ПЕНСИОНЕРОВ»
– В Австрию вы выехали уже замужней. Получается, Турчин личной жизни подопечных не препятствовал?

– Нет, он, наоборот, всегда нас поддерживал. Если у кого-то появлялся друг, он иногда присматривался. Порой мог сказать: «Он мне не нравится». Но Турчин никогда не говорил, что запретит с этим человеком общаться. Мог только посоветовать: «Брось его». Правда, мой будущий муж Игорю Евдокимовичу понравился. Теперь вот, получается, мы в браке уже 22 года. Игорь занимается транспортом, сотрудничает с Министерством транспорта Украины. То, чем он занимается, связано с перевозками между Украиной и Австрией. Признаться, чувствую себя рядом с Игорем счастливой. Сейчас ведь я продолжаю выступления не потому, что мне это финансово необходимо, а в свое удовольствие. При желании могла бы закончить лет десять назад, потому что материальных трудностей у нашей семьи нет. У мужа высокий статус, мы живем за счет него. Хотя не скрою, когда мы только выехали в Австрию, нужно было на чем-то строить жизнь. И этим фундаментом был спорт, мои гандбольные заработки.

– Там, на второй родине, чтите украинские традиции?
– Пытаемся. У нас в доме есть уголочек с православными иконами. Дети каждый день молятся. К сожалению, на русском языке. Хотя бабушка у нас из Западной Украины, она могла бы научить говорить по-украински. Времени не хватило. Кроме того, украинское телевидение мы смотрим даже чаще, чем местное. Муж ведь должен быть в курсе украинских событий. К слову, в особняк мы переселились где-то год назад, живем недалеко от Тани Логвин, в 20-ти минутах езды на машине. Жилье мы взяли в кредит. Находится оно в 20 километрах южнее Вены, знаменитый городок венских виноделов. Там уже считается курорт, туда приезжают со всей Австрии купаться в термальных водах и пить вкусное белое вино. Эта местность считается городом пенсионеров. Жизнь спокойная, размеренная. Чтобы повеселиться, садимся на машину и через полчаса приезжаем в Вену. Впрочем, с детьми особо не повеселишься.

– Знаменитую Венскую оперу посещали?
– Конечно! У меня там работает русская подруга. Она сама актриса, учится в местном театральном институте. Так вот она через студенческую группу достает нам билеты в оперу. Стоят они недешево – в районе 120 евро за спектакль. Конечно, на премьеры мы не попадаем. Зато потом, когда людей меньше, можем сидеть в специальной ложе.

«ДЕТИ ХОТЯТ ДОСТИЧЬ ТОГО, ЧТО И МАМА»
– Ваши дети спортом занимаются?
– Старший – 12-летний Алеша – занимается хоккеем. 10-летний Миша посещает гандбольную секцию. Сразу скажу, что мы пытаемся прививать им профессионализм. Если уж пропускать тренировку, то только в крайнем случае. Помню, они ходили на плавание, так начинали ныть: «Мы сегодня не хотим идти». Сначала пыталась заставить, но потом поняла, что индивидуальны виды – не их занятие. С гандболом и хоккеем таких проблем не было. Я говорю детям, что в спорте не всегда сладко, часто себя нужно переломить, проявить характер. Сразу предупреждаю сыновей, что спорт – это только сейчас праздник, а впереди еще поражения, после которых не хочется ничего. И нужно перенести это падение, чтобы игра опять приносила удовольствие.

– Кстати, дети знают, что вы призер Олимпиады?
– Безусловно. Они из-за этого в школе самые популярные. Потому что в Австрии меня все знают, знают, что я выигрывала. Когда я прихожу в школу, вокруг меня всегда много детей. А Леша и Миша говорят: «Хотим достичь того, что мама».

– Олимпийская медаль у вас в доме на видном месте?
– Не то чтобы на видном. В подвале у нас есть специальная комната, она у нас выступает раздевалкой. Там дети сушат свои спортивные вещи. Так вот, в этой комнате есть уголок, где мы выставили все мои кубки и остальные трофеи. А самые престижные медали находятся на верхнем этаже. Там мы оборудовали специальную витрину, где поместили две награды – «бронзу» Сеула и почетный в Австрии «Золотой крест», который правительство вручает спортсменам за выдающиеся успехи.

– Наверняка в Сеуле врученная медаль для вас была «только бронзой».
– Конечно. Тогда эта награда ничего не стояла. Когда мы ее получали, у всех на глазах были слезы. Но теперь, прожив 15 лет в Австрии, я поняла, что здесь олимпийская бронза от золота не отличается. Если бы удалось выиграть награду Игр сейчас, ходила бы повсюду и не снимала ее весь месяц. А тогда да, на вечернем собрании партруководители выстраивали все команды и говорили: «Волейболистки молодцы, выиграли золото. А гандболистки нас подвели». Очень обидно было такое слушать. У нас команда тогда действительно была сильной, наверное, сильнейшей в советской истории. Но так сложились обстоятельства. А можете представить, как обидно было Игорю Евдокимовичу, когда его уволили, да еще и обвинили в том, что он включил в команду свою старую жену? Хорошо, что те времена уже позади…

Тарас РОМАНЮК

Болельщик

Подписывайся на наш канал в Telegram и узнавай все самые свежие новости первым!

Источник — Sport.ua

(1 голос)

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Новости партнеров
Загрузка...
Комментарии
    Комментарии отсутствуют. Вы можете стать первым.
    Комментарии отсутствуют. Вы можете стать первым.
Вы не авторизованы.
Если вы хотите оставлять комментарии, пожалуйста, авторизуйтесь.
Если вы не имеете учётной записи, вы должны зарегистрироваться.
Продолжая просматривать SPORT.UA, Вы подтверждаете, что ознакомились с Политикой конфиденциальности