Другие новости
| Обновлено 15 апреля 2016, 02:34
8701
7

Михаил МЕТРЕВЕЛИ: «Сборной Украины нужен креативный игрок»

В гостях у Sport.ua побывал футбольный менеджер

| Обновлено 15 апреля 2016, 02:34
8701
7
Михаил МЕТРЕВЕЛИ: «Сборной Украины нужен креативный игрок»
sport.ua
В среду, 13 апреля, гостем редакции Sport.ua стал футбольный менеджер Михаил МЕТРЕВЕЛИ. Он рассказал о своей нынешней работе, о телевизионной деятельности, о молодых и перспективных футболистах и многом другом.
 
— В чем заключается Ваша менеджерская деятельность? Насколько Вы успешны в ней?
— В профессиональной менеджерской деятельности я делаю первые шаги. До этого я на протяжении последних десяти лет очень активно был приобщен к этому. Совместно обсуждаем интересные стратегии, решения с некоторыми украинскими клубами. Ни для кого не секрет, что у меня очень хорошие, тесные отношения с футбольным клубом «Шахтер» где-то с 2002 года, когда у донецкого клуба еще не было ни одного титула чемпиона Украины. Тогда мы с президентом клуба много общались, дискутировали по поводу того, как мы видим донецкий «Шахтер», его стиль. Помню, он меня тогда спросил: «Как ты видишь вообще стиль «Шахтера», как мы должны играть?». Это было в отеле «Донбасс Палас» в 2001 или 2002 году. Я сказал, что хотел бы видеть защиту киевского «Динамо», а нападение и среднюю линию тбилисского «Динамо», то есть техничные, креативные игроки. Вот такую модель я предложил. Думаю, такой футбол был бы очень интересным и «вкусным». В итоге «Шахтер» выбрал такую стратегию, что защитники украинцы, мобильные, мощные, быстрые, на флангах легионеры Дарио Срна , Исмаили. А в средней линии, поскольку в Грузии на тот момент не было такой плеяды сильных футболистов, акцент был сделан на бразильцев. Хотя мы долго думали — бразильцы это должны быть или аргентинцы. Но в итоге клуб принял стратегическое решение, что это должны быть бразильцы.
 
— Почему?
— Тогда мы сравнивали, игроки какой национальности и где показывают лучшие результаты. В испанском футболе были команды, которые делали акцент на бразильских игроков. Были команды, которые делали акцент на аргентинских футболистов. Проанализировали успешность аргентинцев и бразильцев, я думаю, это была одна из причин, почему «Шахтер» выбрал бразильцев. Хотя недавно появился первый аргентинец — нападающий Факундо Феррейра, который заиграл и начинает приносить пользу и результат.
В такие истории я был вовлечен еще с давних времен, потому что сам играл в футбол. У меня есть свое видение футбола, свой вкус, свой стиль того, как играют команды. С тех времен я был вовлечен даже в процессы «строительства» донецкого «Шахтера», сыграл свою роль в этом. Еще я был инициатором того, что Леша Гай вернулся из «Ильичевца» в «Шахтер». Были и другие достижения, но это была не профессиональная моя деятельность. Тот же Торнике Окриашвили, которого мне рекомендовали и который мне очень понравился как игрок - я его также рекомендовал президенту «Шахтера» — и он за пять минут принял решение о его покупке. Несмотря на то, что Окриашвили не сыграл ни одной минуты в «Шахтере», его клуб продал дороже, чем купил — это тоже очень важный результат.
 
— Таргамадзе — тоже ваш протеже?
— Таргамадзе - нет. Хотя насчет него мы тоже советовались, обсуждали. Мне нравился этот игрок, он скоростной. Но не я был инициатором его прихода в «Шахтер».
Мы привезли Георгия Арабидзе — талантливый 18-летний футболист. Это была трудная сделка, около восьми месяцев я вел борьбу за него, потому что он был востребован. Это была серьезная борьба, учитывая еще и политическую ситуацию в стране, было очень сложно привезти игрока, к которому был интерес со стороны западных клубов. Это была большая работа. Я надеюсь, что Георгий в самое ближайшее время поможет команде.
 
— У кого увели Арабидзе?
— В 15 или 16 лет он даже прошел медосмотр в «Зальцбурге». Он был в «Хоффенхайме», во многих клубах. В 10 лет он был в «Барселоне». Все европейские клубы ждали, когда ему исполнится 18 лет, потому что практически невозможно привезти 17-летнего футболиста в другую страну, по нормам и регламенту ФИФА и УЕФА это было невозможно. Нам повезло, что его родители, когда я впервые увидел Георгия, как раз планировали переезд в Украину, они получили хорошее предложение по работе. В Грузии трудно с работой, большая безработица, несмотря на все достижения в этой стране. И они как раз собирались переезжать в Киев на работу, получили приглашение. Это нам очень помогло — и в итоге мы получили разрешение, заявили футболиста. Даже если бы мы не получили разрешение, он все равно находился бы в команде, тренировался, но был бы без игр.
Отдельная часть моей жизни — бельгийский футбол. Моя нынешняя деятельность связана с тем, чтобы больше узнавать, изучать, помогать, консультировать. Нас бельгийцы уже просят об определенной помощи, потому что увидели, что в Украине есть сильные, качественные игроки, которые могут усилить клубы. Там играют несколько наших представителей.
 
— То есть Вы работаете больше как скаут?
— Мне близка эта роль, не агент, а именно скаут — то есть увидеть талант. Меня интересуют молодые талантливые ребята. Моя функция, моя задача — помочь им вырасти и добиться определенных результатов. Я вижу свою цель, главную миссию в этой деятельности. Я хотел бы, чтобы игроки, которых мы нашли и открыли, выигрывали Лигу чемпионов. Игроки и команды, потому что интерес все равно в управлении футбольным клубом, интерес именно в футбольном бизнесе, который, к сожалению, в Украине хромает.
 
— Вы ввозите игроков из Украины в Бельгию, Голландию?
— Мы не ввозим, а советуем, рекомендуем. Допустим, нам звонят из клуба и говорят, что им нужен такой-то нападающий — и мы свою сеть поднимаем. У нас есть сеть, мы сотрудничаем с партнерами по всему миру. И таким образом находим игроков, рекомендуем клубам. Дальше они принимают решение, приглашать или нет. А потом мы им помогаем с реализацией этих сделок.
 
— Успехом пользуются игроки донецкого «Шахтера»?
— Донецкий «Шахтер» первый начал активную работу на западном рынке. Мы сейчас не берем топ-продажи: Виллиан, Фернандиньо, Дуглас Коста. Это топы, которые играли в первой команде. А у «Шахтера» и других больших клубов много игроков, которые находятся в аренде, выпускники академий, которые находятся на контрактах. Они перспективные, но им еще рано в основной состав из-за высокой конкуренции. Потерять их клубы тоже не хотят, потому что инвестированы деньги на уровне подготовки, академия несет затраты. На контрактах бывает по 40-50 человек. Если правильно управлять этим потенциалом, активом, то из этих игроков могут вырасти сильные, качественные игроки. Им просто нужна обкатка, игровая практика. Кто-то в Украине трудоустраивается. Но их такое большое количество, что Украина не может всех трудоустроить. 20-30 человек киевского «Динамо», 20-30 человек «Шахтера» — и на Украину 60 человек. И то половина состава в «Говерле», в «Ильичевце», в «Олимпике», еще где-то играют в арендах. Но все равно их очень много. Мы увидели, что есть такая возможность — и мы предложили клубам создать такую систему, чтобы они могли обкатывать, наигрывать этих игроков. «Челси» тоже работает по такой системе. Если кто-то наберется опыта выступлений в европейских зарубежных клубах, они могут потом уже усилить основные составы. А кто не достигнет такого уровня, может быть продан. Тогда академии действительно начнут эффективно работать и зарабатывать деньги.
 
— Вы пока больше работаете с академией донецкого «Шахтера»?
— На сегодня в Украине - да. Это не потому, что только донецкий «Шахтер»...
 
— Вы обращались в «Динамо», «Днепр»?
— Как я уже сказал, мы делаем первые шаги в профессиональной карьере. Мы только начали, нам необходимы достижения, победы на пути. У нас есть большая цель, но мы ставим перед собой маленькие цели на пути к большой. Сейчас у нас Воловик отыграл сезон в Лёвене (в клубе высшего бельгийского дивизиона «Ауд-Хеверле Лёвен» - ред.), и мы небольшими шагами двигаемся вперед. Кроме того, мы серьезного изучаем структуру и систему работы бельгийских клубов в их среде, нам очень интересен этот опыт, они достигли в футболе очень больших результатов. У них хороший футбольный бизнес, я считаю, за исключением трансферных продаж. Сейчас мы немножко внедряемся в Голландию, идем во Францию, там нарабатываем связи, контакты. В плане футбольного менеджмента, футбольного бизнеса это наша главная цель.
 
— То есть пока все-таки больше обучение?
— Пока и обучение. Но мы уже четыре года в этом процессе, начиная с покупки клуба «Беерсхот» в 2011 году и заканчивая нынешними партнерскими отношениями с ФК «Ауд-Хеверле Лёвен», с другими клубами, с которыми мы сейчас ведем консультации. В итоге им что нужно? Бельгийским клубам нужно усиление, потому что все хотят играть в плей-офф Лиги Жюпиле (после окончания регулярного сезона в Бельгии проводятся матчи плей-офф за чемпионство и за место в Лиге Европы - ред.). Что нужно клубам, у которых есть много качественных игроков на контракте, которые не попадают в основной состав? Футболистам необходимо дать игровую практику. В итоге, когда мы знаем, что необходимо одним и другим — мы доставляем ценность и одним, и другим, это наша миссия. От этого выигрывают футболист, клуб, владелец и клуб, который принимает игрока.

— Недавно «Шахтер» играл с «Андерлехтом», в Бельгии не такой уж и большой ажиотаж был. Говорили, что это не такая уж «вкусная» команда...
— Не согласен с этим. Бельгийцы — очень амбициозные люди, амбициозные болельщики. «Андерлехт» приучил их к большим победам. После того, как они первую игру проиграли 3:1, они понимали, что «Шахтер» — гранд, шансов пройти дальше мало. Но все равно интерес был большой, всем было интересно посмотреть на «Шахтер». Они не пошли на трибуны, потому что были недовольны тем, как их команда сыграла в первой игре, но рейтинги просмотра этого матча по телевидению были очень хорошие, топовые. Все смотрели у экранов телевизоров.
 
— Как оценивают игроков-украинцев, которые сейчас в Бельгии: Сережу Болбата, Руслана Малиновского, Воловика?
— Бельгийский чемпионат — специфический. Он чем-то похож на украинский футбол, тоже силовой, атлетический, но там все команды — от первой до последней — играют в атакующий футбол. Даже аутсайдер играет с «Брюгге», с «Андерлехтом» или со «Стандардом», атакуя. У них цель игры — забить и победить. Это прекрасно. Поэтому получается классное зрелище, «вкусный» продукт, а в итоге хороший телевизионные деньги — это то, что футбольный бизнес делает бизнесом. Скоро уже 70 миллионов будут стоить телевизионные права в бельгийском чемпионате. Это страна, в которой 11 миллионов жителей. У нас — 40 миллионов. Если проанализировать стоимость голландского, французского, бельгийского чемпионатов, если брать по размеру страны и по рейтингу УЕФА, то у нас права должны стоить минимум 100 миллионов евро. А у нас максимум в лучшие годы клуб до миллиона долларов зарабатывал, когда у нас было два пула, это всего лишь 14 миллионов было, в лучшее время. А сейчас — вообще не хочется говорить, это не те деньги, на которых делается футбольный бизнес.
Что касается Болбата, Малиновского и Воловика. Болбат начал хорошо на эмоциях. Как только он перешел в европейский чемпионат, на эмоциях он сработал, первые матчи он провел неплохо, забил. Но потом включился процесс адаптации, все минусы этого процесса. Все-таки это страна с другой культурой, с другой едой, все по-другому. Футболистам, особенно когда ты не знаешь хорошо язык, нужно определенное время, чтобы понять все связи, как все функционирует, понять принципы игры, требования тренера. Какое-то время он выходил на замены, немножечко потерялся. Но сейчас начался плей-офф-2 (за место в Лиге Европы - ред.), он уже провел все 90 минут на поле. У него практика хорошая, он играет много, но не по 90 минут. Все видят, что у него есть качества, но генеральный директор «Локерена» сказал: «Мы, конечно же, ждали и ждем он него большего. Мы надеемся, что в плей-офф он еще раскроется и покажет себя». Что касается Малиновского, у него хорошая пресса. Несмотря на то, что его часто меняют в конце матча, все видят, что это футболист высокого класса. Перспективы очень хорошие у обоих футболистов. Что касается Воловика, у него долгое время вообще не было практики в «Шахтере». Он там сыграл 14 матчей, у него была серьезная травма в начале, много пропустил. Он тоже высоко оценивается как футболист, как профессионал, он на хорошем счету.
 
— У ребят есть шансы продолжить карьеру в Бельгии?
— У Воловика проблема — клуб покинул высшую лигу. Возможно, он получит какое-то предложение от другого бельгийского клуба. Мы, кстати, пообещали ему помогать. Посмотрим, как будет.
Малиновский, скорее всего, да. Сейчас заговорили о том, что бельгийцы хотят его выкупить, но дешевле, чем написано в контракте. Тоже посмотрим, чем это закончится.
У Малиновского и Болбата этими процессами занимаются агенты. Я надеюсь, что они найдут общий язык — и, возможно, ребята продолжат там выступать.
 
— Кто из ребят «Шахтера» сейчас интересен? Можете назвать по именам?
— В «Шахтере» много интересных футболистов, просто я не хотел бы кого-то обидеть. Но интерес практически ко всем игрокам, которые находятся на контракте у «Шахтера». Это и Соболь, и Чурко. Из первой команды, понятно, хотят все. Были предложения по Факундо Феррейре, когда он еще не попадал в состав в первой команде, и по Азеведо, и по Исмаили. Это когда они то появлялись, то не появлялись. Молодыми тоже многие интересуются. Очень хорошо бельгийцы знают команду U-19 «Шахтера», которая в полуфинале Лиги чемпионов их обыграла. Они обыграли «Андерлехт», а «Андерлехт» был фаворитом того сезона, там очень сильные, качественные игроки. «Шахтер» их обыграл и вышел в финал. Там достаточно хорошо и лестно отзываются, «Шахтер» для бельгийцев — топ, гранд. Я думаю, необходимо использовать возможности и идти навстречу друг другу. Мы хотим не только сделать тропинку из Украины в Бельгию, в Голландию, во Францию, а и оттуда сюда. Бельгийские футболисты сейчас как алмазы, я сравниваю бельгийский футбольный рынок с бразильским, там тоже много талантов. Их сборная где-то миллиард евро стоит, если посчитать стоимость их игроков. Фантастические результаты, буквально за последние пять-шесть лет они добились таких результатов. И там постоянно классные футболисты появляются.
 
— Вы верите в то, что Бельгия может выиграть Евро-2016? Или опыта пока маловато?
— Опыта мало, но уже пора. Все говорят, что Бельгия — молодая сборная. Думаю, на Евро-2016 или на чемпионате мира они должны показать результат. Там всем по 25-27 лет, они сейчас все на пике, они должны показать результат. Надеюсь, что покажут. Если не сборная Украины, то тогда сборная Бельгии.
 
— Верите ли Вы в то, что Украина выйдет из группы?
— Нет ничего невозможного в футболе. У нас тоже игроки опытные. Есть определенные проблемы, на мой взгляд, которые мы все видим. Мне бы хотелось, чтобы национальная сборная Украины была более креативной, мы бы нашли креативного игрока в центр поля, десятого номера.
 
— Руслан Малиновский, который играет в Бельгии...
— Возможно. Но почему-то его не приглашают. Да, примерно такого уровня игрок нужен: тонкий, который может средний, коротенький пас отдать, который как рыба в воде ориентируется вблизи штрафной площадки, который и сам может забить, и голевую передачу отдать. Вот такого игрока национальной сборной Украины не хватает. Но перспективы, шансы есть. Главное — Германии не проиграть.
 
— Кажется, что это сверхнереальная задача...
— Почему? Недавно национальная сборная Грузии в Германии играла с немцами. С трудом Германия обыграла 2:1. Если бы Окриашвили реализовал два стопроцентных момента, которые у него были, они бы выиграли.
 
— Но вышла же расслабленная Германия...
— Я думаю, она такой же полураслабленной выйдет и в матче с Украиной во время чемпионата Европы. Такое тоже возможно.
 
— Вы давно общались с Ринатом Ахметовым?
— Как раз недавно обсуждали тему центрального нападающего. Но после этого разговора прилично заиграл Факундо, начал забивать важные мячи. Может быть, эта тема уже не актуальна.
 
— Кого Вы предлагали?
— Я предложил трех игроков из первого дивизиона французского чемпионата, двух центральных нападающих из бельгийского чемпионата: один бразилец, который играет в бельгийском клубе, другой — конголезец, игрок сборной U-20. Это молодые футболисты, 18-19 лет, но перспективные, толковые.
 
— «Шахтер» сейчас может позволить себе брать игроков на перспективу, воспитывать их пять лет?
— Есть две стратегии, на мой взгляд. Первая — можно за 10 миллионов купить одного-двух игроков, но более качественных, более готовых, и риск ошибиться меньше. Вторая мне больше нравится, особенно в нынешних условиях — эти 10 миллионов можно инвестировать в десятерых игроков по одному миллиону, но помоложе, которым 17-19 лет, оценив их качество, перспективу. Естественно, с ними надо работать, шлифовать. Тогда есть шанс, что через два-три года, а может и раньше, ты получишь игрока основного состава, купленного за миллион. Но для того, чтобы держать игроков в обойме такое количество, необходима система, чтобы эти игроки постоянно получали игровую практику, потому что в 18 лет важно постоянно играть в футбол высокого уровня.
 
— В украинском чемпионате никто, кроме «Шахтера», не может себе позволить такую роскошь — держать 50 человек на контракте...
— Почему? У киевского «Динамо» тоже много игроков. Даже в «Говерле» их шесть-семь человек играло. У них же работает академия. Ты ведешь игрока с восьми лет до выпуска, потом есть U-19, дубль, все растут — и бОльшая часть уходит. Но все равно самых талантливых хочешь оставить, потому что ты чувствуешь, что они могут через год-два заиграть, и поэтому держишь их у себя в обойме.
 
— Психология уже поменялась? Раньше молодые ребята сидели на лавке и чувствовали себя превосходно, даже не играя. Сейчас уже готовы уходить в Европу даже за маленькие деньги, но лишь бы играть?
— Да, там зарплаты намного меньше, чем у нас были раньше, это правда. Там футболистов не так балуют, как у нас баловали раньше. Сейчас у нас зарплаты сильно опустились. Я не знаю ни одного игрока, который счастлив сидеть на скамейке. Все хотят играть. А есть такие, для которых все враги, когда они на скамейке. То есть они хотят играть, и надо дать им такую возможность, либо отпускать на вольные хлеба, чтобы они сами устраивались.
 
— Почему закрылась программа «Футбол в лицах»? Готовы ли Вы сейчас вернуться на телевидение?
— Наверное, сейчас не готов. Если есть талантливая молодежь, которая хочет добиться результатов в футбольном телевидении, быть комментаторами, делать футбольные программы — я готов всем помогать, консультировать, предпринимать определенные шаги, чтобы у нас было как можно больше талантливой молодежи: журналистов и не журналистов, просто способных ребят, чтобы им помочь дальше совершенствоваться. На каналах «Футбол 1» и «Футбол 2» много ребят, которых я когда-то услышал, увидел, открыл, пригласил к себе — и сейчас они топы: Андрей Малиновский, Владик Романец. Сейчас Андрея Столярчука я порекомендовал на телеканалы «Футбол 1»/ «Футбол 2». Он там, насколько я знаю, очень успешно справляется с репортажами, с комментарием. Я сейчас вижу свою миссию в том, чтобы помогать, обучать. Если нужен опыт в телевидении, я готов его давать.
 
— Денисов звал Вас сейчас на канал в преддверии чемпионата Европы? У Вас есть опыт работы на больших чемпионатах...
— Мы с Денисовым большие друзья, давние. Мы сидели, еще в маленькие мониторы смотрели, сами монтировали, что-то делали. У него своя задача, у меня уже другая. Я почувствовал что-то другое. У меня в жизни всегда было две страсти — футбол и телевидение. Мой дядя — народный артист Грузинской ССР. Я чувствовал, что у меня есть гены. Я почему стал ведущим? Первое — в Донецке не было тогда ведущих, не было профессионалов. Маленький ТРК «Украина» из областного канала становился общннациональным. Я размышлял над тем, кто будет ведущим. Концепция была классная, все мне нравилось, но не было ведущего. Тогда у меня не было выбора, мне пришлось взять микрофон и самому вести. Я вышел, перекрестился перед первым эфиром. У меня не было опыта, я не был профессиональным журналистом. Я только знал, что у меня есть гены. Я попробовал, а каким я стал ведущим — успешным, не успешным — не мне оценивать, не мне судить. Конечно, когда я смотрю свои программы, я очень переживаю, мне очень не нравится. Я — перфекционист, мне всегда хочется лучше и лучше. Тем не менее семь лет проработал.
 
— Смотрите сейчас футбольные программы?
— Конечно. Иногда смотрю, не часто, потому что у меня в основном переезды, командировки.
 
— Хорошего друга Денисова можете набрать покритиковать?
— А за что его критиковать? Он очень сильно вырос. Он прекрасно видит свои ошибки, когда их допускает. Думаю, в критике нет необходимости. Он тоже совершенствуется, растет.

— Кто лучший комментатор Украины сейчас?
— Ох, не люблю этот вопрос, его часто задают. Я всех люблю: Витю Вацко, Андрея Столярчука. На телеканалах «Футбол 1» и «Футбол 2» много качественных комментаторов, на «2+2». Не хочу никого выделять. Есть интересные, качественные комментаторы.
 
— Последний матч с украинским комментатором Вы какой смотрели?
— Украина — Уэльс, Витя Вацко, он спец по национальной сборной. Он — самый яркий на сегодня комментатор. Но в нем есть вещи, которые мне не нравятся, и я могу ему об этом сказать. С эмоциями он иногда перебарщивает. До надрыва не надо, я бы ему посоветовал. Или же наработать такие эмоции, которые будут озвучены сильным голосом. А когда немножко не тот тембр, то начинаешь телевизор делать тише. Ему нужно чуть-чуть поработать в этом направлении. Витя мне говорил: «Миша, когда ты комментировал «Футбольную перекличку» на радио, я ехал в маршрутке и все мы слушали твои комментарии. Тогда «Шахтер» играл с «Цюрихом» в Кубке УЕФА. Это еще когда было... 1998 или 1999 год. Ты начал кричать: «Гол» — и водитель начал делать тише. А я ему говорю: «Стоп, не надо, сделайте громче». Тогда я разбудил всю маршрутку». Сейчас он будит всех.
 
— Какой самый неудачный Ваш проект, как Вам кажется?
— Не могу назвать самый неудачный. В каждом из проектов в зависимости от моего понимания, от наших возможностей, что мне удавалось делать, то и было. Я не считаю, что были провальные проекты, но мне никогда не нравилось на 100%, и даже на 70% то, что я делаю. Никогда.
 
— Много было не совсем приятных отзывов о программе «Африканские страсти», когда Савик Шустер комментировал...
— Но это не мой проект был, я к нему не имею никакого отношения. Я тогда только пришел на «Первый национальный», как раз был чемпионат мира. Это не мой проект был, я его не вел. Но, если сказать, хорош он или плох — я считаю, что это был новый формат на нашем телевидении, это был интересный опыт, оцениваю его в любом случае позитивно. Можно критиковать ведущих, какие-то приемы, но в целом идея была хорошей.
 
— Было ли Ваше решение покинуть «Первый национальный» лично Вашим?
— Конечно, лично мое. Меня никто не просил уйти. Наоборот — меня спросили: «Ты хочешь продолжать дальше? Чем ты хочешь заниматься?». Ко мне претензий никаких не было никогда.
 
— Это только потому, что у Вас появилась перспектива работы футбольным менеджером?
— Абсолютно верно. Я сейчас перешел на профессиональный футбольный менеджмент. Раньше я занимался этим на любительском уровне в свободное от основной работы время: советовал, консультировал, искал, показывал, предлагал варианты. Мне друзья долго говорили: «Миша, тебе пора прекращать заниматься этим, переходи в другую сферу».
 
— Просили остаться?
— Так, чтобы просили, наверное, вряд ли. Зураб Аласания спросил: «Чем ты хочешь заниматься?». У меня с ним прекрасные отношения, у нас не было никаких проблем.
 
— Что Вы считаете своими главными успехами в плане освещения спортивных событий на НТКУ?
— Евро-2012 — это главная моя задача. Я хотел уйти еще раньше, сразу после окончания Евро-2012. Это был, наверное, самый большой, серьезный и амбициозный мой проект на телевидении. Наверное, более серьезный и амбициозный, чем «Футбол в лицах», «Футбольный код» или еще что-то. Это прямые трансляции, комментаторы. Это долгий процесс (год-полтора) переговоров с УЕФА. Столько проблем нам приходилось решать, вы даже себе не представляете... Были на грани того, что вообще у нас не должно было быть телевизионной картинки. У нас не было денег на трансляции, должны были продать эти трансляции на коммерческие каналы, мы боролись за них. С трудом, но смогли отстоять 50%. Были серьезные финансовые проблемы в то время.
 
— А кроме финансовых проблем, какие еще были проблемные моменты?
— Были технические проблемы, база устаревшая, несовершенная. Но прекрасный коллектив, прекрасные люди. Если бы не люди на «Первом национальном», ничего бы у нас не получилось. Мне бы пришлось 24 часа в сутки работать, держать в зубах, в руках провода. У нас потрясающие люди на «Первом национальном» работают. На их плечах, на их силе воли и духа многие проблемы удалось решить. Поверьте, так каждый день происходит, не только при мне. Там большие профессионалы работают.
 
— К Евро не было возможности обновить устаревшую техническую базу?
— Тогда было необходимо обновить всю страну. Глобально было невозможно привести в порядок такой огромный канал, как «Первый национальный». На это не хватит ни жизни, ни денег. Очень сложно. Говорят, сложно сделать реконструкцию дома, легче его под ноль сносить и выстроить новое здание.
 

Продолжение интервью — здесь.

Беседовала Татьяна ЯЩУК, текстовая версия — Дария ОДАРЧЕНКО

Читайте также:
Источник Sport.ua
Оцените материал
(1)
Сообщить об ошибке

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

ВАС ЗАИНТЕРЕСУЕТ

Возвращение после венгерского плена. Почему Зубков выбрал Шахтер
Футбол | 07 августа 2022, 13:05 6
Возвращение после венгерского плена. Почему Зубков выбрал Шахтер

Обозреватель Sport.ua – о переходе в «Шахтер» хавбека сборной Украины

Самый дорогой игрок в истории Шахтера может перейти в ПАОК или Галатасарай
Футбол | 06 августа 2022, 22:57 0
Самый дорогой игрок в истории Шахтера может перейти в ПАОК или Галатасарай

Бернард готовится вернуться в европейский футбол

Комментарии 7
Введите комментарий
Вы не авторизованы
Если вы хотите оставлять комментарии, пожалуйста, авторизуйтесь.
M-E-S-S-E-R
Конечно нужен! ... и желательно не один...
mpa_dn
Михаил МЕТРЕВЕЛИ: «Сборной Украины нужен креативный игрок»
-----------------------
клёво задвинул, а где его взять?
solova63
Для противников натурализации - сразу ФАКТ:
На ЧМ-2014 со всех финалистов на сто процентов были укомплектованы уроженцами только своей страны ВСЕГО СЕМЬ СТРАН– Бразилия, Мексика, Колумбия, Эквадор, Корея, Гондурас и Россия.
Віталій Шевченко
Потрібна людина в центрі поля яка б роздавала передачі і цим гравцем міг бути Тайсон але......
Продолжая просматривать SPORT.UA, Вы подтверждаете, что ознакомились с Политикой конфиденциальности