Антонио Карлос ЗАГО: «Главное решение всегда за Луческу»

Ассистент главного тренера «Шахтера» рассказал о своей работе в донецком клубе

Антонио Карлос ЗАГО: «Главное решение всегда за Луческу»
© shakhtar.com

Человек слова

– Как вы предпочитаете, чтобы к вам обращались, – Антонио или Заго?
– И в футболе, и дома меня чаще называют Антонио. Но Заго тоже нормально. Меня такое обращение никогда не расстраивало. Когда я перешел в Италию, на футболке уже было нанесено «Заго». И подумал: «Что ж, пусть так и остается».

– Каковы ваши функции в «Шахтере»?
– Я попал в «Шахтер» в такой период, когда игры проходят каждые среду и воскресенье. Поэтому футболистам нужно больше помощи в подготовке. Этим я и занимаюсь. Моя главная функция? Наверное, общение с Мистером. Мне нужно советоваться с ним, может быть, излагать собственное мнение и тем самым помогать. Но главное решение всегда остается за Луческу. Я просто помощник. Слава Богу, в моей жизни случилось так, что я провел довольно неплохую карьеру в роли защитника. И сейчас одна из главных задач –давать советы игрокам касательно обороны. Возможно, как-то усилить эти позиции. Чаще всего контактирую с бразильцами! В последнее время «Шахтер» очень много в них инвестирует. И если сейчас, например, приедет кто-то еще из Бразилии, ему будет приятно, что тут есть не просто коллега, а тренер, говорящий с ним на одном языке. Тренер, который родом из его страны, который знает традиции и обычаи. Думаю, так легче сдружиться и донести какие-то знания о футболе, подсказки.

– Вы совсем недавно завершили карьеру футболиста. Не возникает желания иногда выбежать на поле самому?
– Как говорил великий Зико, футболист умирает два раза. Первый – когда заканчивается его карьера, второй – когда он умирает физически. Я согласен с этим. Конечно, у любого бывшего футболиста – и у меня тоже – есть желание выйти на поле и сыграть на глазах 50–60 тысяч болельщиков. Эти эмоции просто невозможно передать. Но я постарался забыть свое прошлое. Хочу стать хорошим тренером.

– То есть ваша тренерская карьера начинается в «Шахтере»?
– Прежде всего, хочу поблагодарить Мирчу Луческу за то, что он дал мне возможность работать с ним. В Бразилии говорят: «Слово значит намного больше, чем контракт». С Мирчей мы все обговорили давно. Я дал ему обещание и в любом случае выбрал бы «Шахтер».

– Предложение от «Шахтера» – единственное, которое вы получили? Или были другие варианты?
– Мне предлагали быть главным тренером в двух командах Бразилии, в Турции. Но я выбрал «Шахтер». Есть несколько причин тому. Во-первых, это большая дружба с Мирчей Луческу. Во-вторых, очень хорошо знаю тренера по физпоготовке Карло Николини. В последнее время я много следил за «Шахтером», изучал матчи. Мне хотелось здесь работать. Да и Донецк в последнее время улучшился – по сравнению с тем, что я видел тут шесть лет назад, когда приезжал в гости.

– Почему из всех тренеров, с которыми вы работали, именно Мирча Луческу является для вас самым авторитетным?
– Наша дружба началась, когда он меня принимал на работу в Италии. Потом я не хотел ехать в Турцию. Не знаю почему, но мне не нравилась эта страна. Мистер настоял. Мы поехали туда буквально на несколько дней, чтобы просто посмотреть. Прошло четыре дня – и, знаете, за это время мы сильно сдружились. Общались, Луческу показывал мне достопримечательности Стамбула, ведь он хорошо знает этот город. А потом начали работать вместе.

– В вашу бытность футболистом Мистер часто вас ругал?
– На поле случалось такое, что он кричал на меня, матерился. Да, мы ругались, но все равно разделяли футбол и обычную жизнь. Мы дружили, наши жены дружили. Я очень хорошо знаю сына Мирчи. У нас замечательные отношения.

– Как думаете, почему Мистер выбрал именно вас?
– Наверное, потому что у него есть только один сын, и он тоже тренер. Поэтому Мирча взял опекунство надо мной, хочет обучить меня как второго сына, также тренера! Ему нравилось видеть какой-то огонек в моих глазах. Лично я доволен. Я всегда хотел работать, учиться чему-то новому, учить кого-нибудь еще. И, когда мы с ним встретились, мне пришлось как бы вернуться на два шага назад в своей карьере и начать все заново, по другой методике. Думаю, он это видел, ему нравилось, он потихоньку изучал меня, а я – его. И вот так завязалась наша дружба.

Итальянский дедушка

– Самое тяжелое испытание в вашей футбольной карьере?
– За несколько дней до чемпионата мира 1994 года я получил травму. Мне наложили четыре шва под глазом – и я не смог выйти на поле.

– Вы играли в разных странах. Кем себя сейчас ощущаете – европейцем, турком или все-таки бразильцем?
– Я из итальянской семьи, мой дедушка – итальянец.

– Отсюда и имя?
– Моего дедушку тоже звали Антонио! Вообще я чувствую себя гражданином мира. Нельзя сказать, что я принадлежу какой-то определенной стране. Я играл в Испании, Турции, Японии. Совсем неважно, откуда ты родом. Сейчас я в Украине и вот уже несколько недель считаю себя украинцем! Самое главное – чтобы было здоровье и возможность работать. Для меня футбол – это все. Каждое утро я благодарю Бога за то, что у меня есть, за то, что я здоров, что могу выйти на поле, показать свою работу. Без разницы, в какой стране. У меня никогда не было проблем с адаптацией. Я привыкаю достаточно быстро. Повторюсь, самое главное – это работа, которую я могу выполнять.

– Ваш дедушка – итальянец. А как же вы оказались в Бразилии?
– Мой дедушка родился в Италии и иммигрировал в Бразилию во время Второй мировой войны. Там он женился на бразильянке, у него родилось четверо детей, в том числе мой отец. Я благодарен родителям за то, что они меня очень хорошо воспитали. Всегда были рядом. Они, наверное, вселили в меня вот это желание бороться. Мать у меня очень сильная женщина. Я был женат, у меня трое детей:14-летний сын и две дочери. Одна из них уже замужем. С бывшей супругой поддерживаем дружеские отношения.
Мы адекватные люди. Конечно, скучаю по детям. Хочу привезти их в Украину на рождественские и новогодние каникулы, чтобы они побыли со мной, посмотрели, где работает их папа. В Донецке ведь будет очень жарко в январе, вот и привезу их! (Смеется.)

– Вы поработали в разных странах с разными культурами. Что вас больше всего поразило в Украине по сравнению с Европой, Азией?
– Украина растет и активно развивается в последнее время. В принципе, как и Россия – для меня эти страны похожи. Какие-то особенные традиции, нюансы политики, поговорки – этого я пока не знаю. Хочу побыстрее выучить русский язык, чтобы можно было общаться с людьми. Потому что это прекрасно, когда ты не стоишь, хлопая глазами, как дурачок, а можешь все объяснить.

– Какие языки знаете, кроме португальского?
– Испанский и английский.

– Учитель русского языка уже есть?
– Да.

Об ирокезах и попугаях

– Вы человек мягкий или жесткий?
– Мягкий, в быту очень расслабленный.

– Откуда у жесткого футболиста мягкость?
– У меня две жизни, которые нельзя смешивать: профессиональная и личная. Если на работе какие-то проблемы, я никогда не буду срывать зло на домашних. Это закон. Кстати, очень многие задают мне этот вопрос – о мягкости и жесткости. (Смеется.)

– Звездные футболисты нередко страдают манией величия. Но, судя по всему, у вас такого нет. А был такой момент, когда у вас начали расти крылья?
– Во время моей молодости, когда я только начинал карьеру, добивался первых хороших результатов, конечно, вокруг были хорошие бразильские футболисты. Но я не могу сказать, что кто-то из них болел какой-то звездной болезнью. Со временем что-то немного изменилось. Но не в моем случае. Или, например, Зико, о котором я говорил: суперфутболист, просто легенда. И при этом отличный человек, спокойный, не строит из себя звезду. А Неймар? Я знаю его еще с тех пор, когда он был маленьким. Если на него посмотреть со стороны, кажется, что у него есть эта звездная болезнь. Но это не так! Неймар – спокойный, классный парень, никаких проблем с ним. Я считаю, что в этой жизни мы все одинаковы и имеем одинаковые права. Все должны уважать друг друга.

– В бытность футболистом у вас наверняка было много всяких примет, ритуалов. Сейчас уже можно о них рассказать?
– Я всегда молился перед игрой. Просил Бога, знаете, о чем? Нет, не о победе! Потому что, если я прошу победы, мои партнеры просят победы и наши оппоненты просят победы, то будет ничья... А я просил, чтобы никто не пострадал на поле, не получил травм. Это самое главное. Потому что Бог не отвечает, когда мы просим чего-то суперхорошего. Нужно просить по минимуму и ждать ответа по максимуму. И еще на матчи я всегда брал все свои бутсы – у меня их было восемь пар! Просто раскладывал их в раздевалке перед игрой. Просил персонал, чтобы футболка всегда висела ровно, причем смотрела в одну сторону, а шорты в другую – все было точно. Еще в Бразилии считается, что красный цвет отгоняет нечисть и все плохое. Поэтому я носил красные трусы.

– Антонио, а татуировки? В футбольной среде это модно.
– Раньше такого не было: татуировок, сережек... Это началось лет десять назад. Я сделал татуировку, когда умер мой отец. Она и означает «отец». Считаю, что татуировки должны нести какой-то смысл для человека. А просто обрисоваться загогулинами? Я этого не понимаю, как и каких-то сумасшедших причесок-ирокезов. Может, кому-то это и нравится. Но часто на такое идут, чтобы получше запомниться. Когда ты не очень хорош в футболе, то делаешь из себя что-то вроде попугая.

– Дружбой с каким именитым футболистом гордитесь больше всего?
– У меня очень хорошие отношения с Роналдо, Алдаиром,Тотти. Конечно, Кафу. Мы с ним были партнерами. Это почти мой брат. Мы были вместе 10 лет. В сборной, в Риме. Где мы только не играли вместе! Прошли очень многое.

– Почему бразильский футбол считается особым?
– Не могу сказать, что бразильский футбол самый сильный, самый лучший. Но там есть свежий материал, там вырастает больше всего хороших игроков. В Бразилии люди более голодные до футбола. Да и места для него больше, чем в Европе. У нас играют в футбол на пляжах, на полях, в парках. Везде футбол! Первый подарок отца своему маленькому сыну – футбольный мяч. А еще в Бразилии много бедных семей. Люди хотят пробиться, зарабатывать деньги через футбол.

– Кроме «Шахтера», за какую команду болеете?
– «Коринтианс» и «Рома».

– Сколько времени планируете работать в Донецке?
– Как можно дольше! Мистер научит меня чему-то новому. Это прекрасный тренер с великим прошлым. Он мастер своего дела. Может быть, через 4–5 лет появится какая-то хорошая команда – в Турции, Испании, Италии… И я буду там. Но сейчас я хочу продержаться в «Шахтере» столько времени, сколько смогу!

Личное дело

Антонио Карлос Заго родился 18 мая 1969 года в Президенти-Пруденти, Бразилия.
Играл за «Сан-Паулу» (Бразилия), «Альбасете» (Испания), «Палмейрас» (Бразилия), «Касиву Рейсол» (Япония), «Коринтианс» (Бразилия), «Рому» (Италия), «Бешикташ» (Турция), «Сантос» (Бразилия), «Жувентуде» (Бразилия).

В составе сборной Бразилии провел 58 матчей, забил 3 гола.

Тренировал «Сан-Каэтано» (Бразилия), «Палмейрас» (Бразилия).
Работал ассистентом главного тренера в «Роме» (Италия).

Журнал «Шахтер», shakhtar.com

Подписывайся на наш канал в Telegram и узнавай все самые свежие новости первым!

Автор — Михаил Шаповалов, Sport.ua

(1 голос)

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Новости партнеров
Загрузка...
Комментарии
    Комментарии отсутствуют. Вы можете стать первым.
    Комментарии отсутствуют. Вы можете стать первым.
Вы не авторизованы.
Если вы хотите оставлять комментарии, пожалуйста, авторизуйтесь.
Если вы не имеете учётной записи, вы должны зарегистрироваться.
© 2003-2019 Sport.ua
Продолжая просматривать SPORT.UA, Вы подтверждаете, что ознакомились с Политикой конфиденциальности