Денис ЛАХТЕР: «Мы продолжаем упиваться героями прошлого»

Известный агент не считает футболистов российской сборной достойными уважения

Денис ЛАХТЕР: «Мы продолжаем упиваться героями прошлого»
© Денис Лахтер

Известный бескомпромиссными суждениями агент рассказал, почему на российских игроков нет спроса за рубежом, реален ли приезд Фабио Капелло в Россию и почему не считает футболистов российской сборной достойными уважения.

Дзагоеву самое время в Европу

— Как чемпионат Европы изменил спрос на российских футболистов за рубежом?
— Такого понятия, как спрос на российских футболистов, в Европе просто не существует. Этот спрос актуален только для внутреннего рынка России.

— Неужели никто из нашей сборной не интересен клубам из ведущих чемпионатов?
— Что вообще такое интерес? Допустим, «Ювентус» готов купить российского игрока за 5 миллионов. Но клуб, которому принадлежит этот футболист, говорит: «Нет, он стоит 20». А потом еще выясняется, какая у того в России зарплата, что с ним надо возиться и помогать в решении каких-то вопросов. И в итоге интерес остается лишь гипотетическим — до намерения купить или по-настоящему вступать в переговоры не доходит. Кроме того, и сами российские игроки прекрасно чувствуют себя в России. Посмотрев же на то, как «удачно» в английские клубы съездили старшие товарищи, могут и вообще не рваться за границу. Они наверняка рассуждают примерно так: «Если у Павлюченко с Аршавиным не получилось там закрепиться, то куда уж мне». Амбиции и понты у них есть, но чаще всего к реалиям сегодняшнего футбола они не готовы.

— Что-то стоит за слухами об интересе «Арсенала» к Дзагоеву?
— Не готов сейчас это комментировать.

— Способен ли Алан заиграть в европейском топ-клубе?
— Об этом надо спрашивать Дзагоева, а не Лахтера. Мое мнение: если у него получается удачно выступать в еврокубках за ЦСКА и выходить на ведущие позиции в сборной, то попробовать себя в таком клубе самое время. Вопрос — нужно ли это самому Дзагоеву.

— То есть?
— Вы поймите, Алан — российский футболист. Уже посмотревший, что получилось в той же Англии у других российских футболистов. Можно ведь спокойно поигрывать в ЦСКА, каждые 2–3 года переподписывать контракт на улучшенных условиях, ходить в фаворитах и упиваться своим величием. Многое зависит именно от амбиций футболиста. Кроме того, важна еще и позиция клуба — за какую цену он готов отпустить футболиста. Часто можно слышать разговоры об адекватной стоимости, но что это такое?

— Что?
— Точно не то, что думаем все мы — журналисты, болельщики, агенты. Адекватная цена — это сумма, которую готов заплатить за игрока кон­кретный клуб. Если же возвращаться именно к Дзагоеву, то надо учесть ситуацию в его клубе. Вагнер ушел, вполне возможно, скоро уйдет Думбия, возрастных игроков в команде очень много — Березуцкие, Игнашевич, Шемберас, Алдонин, Рахимич… А Дзагоев — ключевая фигура. Еще и ее лишиться… Не знаю. С другой стороны, есть и пример Акинфеева. Если бы Игорь настоял на своем отъезде, то заиграл бы в Европе.

— Об этом приходится говорить в прошедшем времени?
— Надо оценивать ситуацию с разных сторон — он уже дважды рвал крестообразные связки, перестал быть первым номером в сборной да и вообще вернулся в ворота после травмы только недавно. Заинтересуется ли им еще кто-нибудь? В футболе, как, впрочем, и в жизни вообще, очень важен фактор «тайминга» — своевременности какого-то шага. Футболисты — товар скоропортящийся, и для спроса на них определяющими являются именно сегодняшние достижения. Можете не сомневаться — о трех голах Дзагоева на Евро через месяц все забудут. И если он не уедет в это трансферное окно, то для привлечения внимания европейских клубов придется снова что-то очень выдающееся показывать или в Лиге Европы, или в матчах за сборную. Рассчитывать на феерию в чемпионате России бессмысленно. Это не показатель.

На иностранца тоже могут попытаться надавить

— Что, на ваш взгляд, ждет Аршавина в «Арсенале»?
— Все, кто мне звонит, обязательно спрашивают о нем. Учитывая наши отношения, я предпочту воздержаться от обсуждения Аршавина. Не хочу ни защищать, ни изобличать его, просто давайте обойдем эту тему.

— Как же ее обойдешь, если упорно ходят разговоры о нефутбольном влиянии капитана сборной на ­команду вплоть до участия в определении состава. Если это хотя бы в какой-то степени правда, стоит ли ожидать, что новый тренер пойдет на резкие и непопулярные шаги?
— Все зависит от того, что это будет за тренер, и от его оценки Аршавина именно как футболиста. Нельзя думать, что придет независимый иностранец, увидит какие-то нездоровые вещи в команде и сразу избавится от лидеров. Если он игрока будет видеть в своей схеме, а тот нормально закроет позицию, то наставнику будет абсолютно все равно, что об этом футболисте говорят, что он сказал болельщикам и вообще морально-этические аспекты. И наоборот — если кого-то тренер из-за рубежа в сборной не видит, оказать на него давление сложнее. В то же время не надо думать, что в таком случае заинтересованные люди не смогут воздействовать на главного тренера сборной.

— Почему?
— Допустим, приедет известный титулованный иностранец. Например, тот же Капелло. Конечно, напрямую на него никто надавить не сможет. Только ведь для итальянца многие вещи в нашем футболе — темный лес, и ему в любом случае придется внимательно слушать помощников. Скажем, тех, кто раньше играл в Италии, — например, Симутенкова, Колыванова, Шалимова. А вот на этих ребят уже проще воздействовать, пусть даже и хотя бы пожеланиями из высоких инстанций — мол, мы, конечно, понимаем, что такой-то футболист как человек гниловат. Но все равно — если его возьмут в сборную, будет очень хорошо. Таким образом, не ручным, а опосредованным способом можно пытаться управлять процессами в национальной команде. Впрочем, даже несмотря на это, иностранцу проще добиться и необходимых условий для работы команды, и исполнения его требований, в том числе и дисциплинарных. За границей тренеры не привыкли к вещам, которые типичны для России.

— Например?
— Там наставники не привыкли обсуждать с руководством вопросы в стиле: «Как же так, я оштрафовал игрока, сделал это в интересах ­команды, а вы почему-то мое решение отменили?» К тому же среди российских специалистов я просто не вижу человека, который бы не только обладал четким видением футбола, понятной программой развития, но и был бы полностью независимым.

— А как же Бышовец?
— Я отношусь к Бышовцу с большим уважением, в том числе и за результаты, которых он добивался со своими командами. Но да простят меня тренеры старшего поколения, кандидатуры многих из них вызывают скепсис. Потому что порой очень сильно у них доминирует желание обязательно выпрыгнуть из себя и доказать всем, на что они способны. Это часто мешает делу. В том числе и напоминания о том, что вот они-то в свое время что-то выигрывали, а без них команды много лет ничего добиться не могут. Второй момент — общая тенденция мирового футбола. Посмотрите на возраст тренеров, которые завоевывают что-то значительное со своими командами.

В России тренерам мешает мания величия

— Дель Боске только что в 61 год привел к победе Испанию на чемпионате Европы.
— И дель Боске, и до него Арагонес с Рехагелем скорее исключение из правила, чем закономерность. Современный футбол — очень динамичен, он развивается высочайшими темпами. А степень обучаемости и восприятия нового с годами изменяется не в лучшую сторону, это простая физиология, и ее не обманешь. Например, мой трехлетний сын моментально запоминает такие стихотворения, которые сорокалетний человек может целый день пытаться воспроизвести и так этого и не сделать. Поэтому, когда я от кого-то слышу, что для него в футболе нет ничего нового, мне таких людей жаль. Точно так же можно сказать, что я все знаю и умею. Особенно тяжело воспринимать новое и что-то менять в своей работе опытным тренерам, которые когда-то давно что-то выигрывали. Или даже не так давно.

— Самооценка не позволяет?
— Даже не самооценка, а эго, которое застилает глаза и не позволяет адекватно оценивать свои возможности. У нас ведь полно специалистов, которые окончили ВШТ 20 лет назад, потом получили лицензию PRO, съездив на занятия один разок. Как они ее получили, думаю, вы догадываетесь. Мы же говорим о том, что футбол развивается и меняется очень быстро. То, во что сегодня играют «Барселона» и сборная Испании, 5 лет назад еще не просто не видели, а даже не знали о таком. У нас же знания многих тренеров остались на уровне двадцатилетней давности. Если к тому же удалось добиться редких для России успехов, то эго начинает зашкаливать. Выиграл тренер 7 лет назад Кубок УЕФА, вот он и рассуждает: «Что вы мне тут будете рассказывать, я же Кубок УЕФА выиграл».

— В других странах к большим успехам относятся спокойнее?
— Вы знаете, сколько праздновали в Испании победу сборной после прошедшего Евро? Когда ­команда, на всякий случай, выиграла трофей впервые за 44 года! За два-три дня там все эмоции схлынули. Мы же сами себя позиционируем маленькой футбольной страной — выиграли бронзу на прошлом чемпионате Европы, показали отличный футбол против Голландии, все прекрасно. Только не надо четыре года тот успех праздновать! Не говоря уже о том, что многие другие сборные такой результат просто бы не заметили. Мы же после поражений втаптываем всех в грязь или возносим до небес. Вот когда у нас все, в том числе и СМИ, будут объективно относиться к происходящему, тогда можно будет рассчитывать на стабильные успехи. А пока мы так и будем раз в два десятка лет выходить из группы на крупных турнирах.

«Сборники» даже себя не уважают

— Сразу после поражения от Греции стали появляться слухи, что якобы Аршавин убрал из сборной ее бывшего капитана — Сергея Семака. На ваш взгляд, это могло быть?
— Будь у меня достоверная информация по этому поводу, я бы порассуждал. Подхватывать же чьи-то домыслы, усиленные разочарованием от результата, смысла нет. Что касается Семака, то, думаю, он перекрестился и вздохнул с облегчением, что в этом позоре не участвовал.

— Под позором подразумеваете результат?
— Не только. Да и вообще результат здесь лишь повод. Проиграть может любая команда, та же Голландия вообще ни одного очка не набрала, хотя классом она повыше нашей сборной. Дело в поведении игроков после этого. Мало того что они продолжили традицию проигрывать решающие матчи, когда все в их руках и соперник вполне по силам. Так было в памятной игре с Израилем, потом со Словенией, теперь вот с Грецией. Но после поражения игроки в очередной раз показали, что остаются маленькими людьми. Их короткого ума, воспитания и даже уважения к самим себе не хватило, чтобы подойти к болельщикам, которые за них переживали, и поблагодарить за поддержку. Все последующее поведение, в том числе баррикадирование от журналистов, только подтвердило, что отвечать они способны, только находясь на белом коне. Когда приходит неудача, мужества у них нет.

Время Капелло ушло

— Какое все-таки будущее ждет сборную? Фабио Капелло — реальный вариант?
— Не знаю, стоит ли что-то за слухами о переговорах с ним, но я считаю, что сегодня приезд итальянца вполне возможен. Это десять лет назад его получить было нереально, пять лет назад тоже очень тяжело. Другое дело, что представляет из себя нынче Капелло.

— И что же?
— По моему мнению, от него в большей степени остался бренд, чем тренерский класс. Со сборной Англии он ничего выдающегося не добился, если вы заметили, после этого топ-клубы и ведущие сборные тоже его не приглашают. Повторяю, спортивный мир рождает новых героев каждый день, актуальны только настоящие достижения. А Капелло, на мой взгляд, свое время в футболе уже проехал. Мы же продолжаем приглашать героев прошлого. Кстати, встречный вопрос: готов ли будет Фабио «упасть» в своих финансовых притязаниях?

— То есть?
— Насколько я знаю, тренеру сборной больше двух с половиной — максимум трех миллионов у нас платить не собираются. А итальянец, хоть человек и небедный, наверняка рассчитывает на гораздо больший контракт. Но опять же — большего ему никто в другом месте не предлагает, поэтому финансовый вопрос здесь камнем преткновения вряд ли станет.

— Было объявлено, что в среду назовут фамилии всех кандидатов на должность главного тренера сборной. Кто вообще этим занимается и ведет переговоры в отсутствие президента РФС?
— Об этом мы можем только гадать, у меня нет ответа. В то же время удивляться не приходится — это обычная для нас картина. Кто ведет переговоры? У президента России есть советник по футболу. Как последний в футболе разбирается — большой вопрос. Но у него тоже есть свои заместители и консультанты. У тех — свои и так далее. Кто в итоге занимается практической работой и выбирает тренера — по­пробуй разбери.

Клубы не видят дальше своего носа

— К чему приведет ослабление лимита на легионеров в России?
— Это мы узнаем только со временем. Возможен любой вариант развития событий. Но учитывая ситуацию, возникшую в нашем футболе, усиление конкуренции со стороны иностранцев скорее во благо.

— Что вы имеете в виду под ситуацией в российском футболе?
— Главное — нездоровые зарплаты футболистов, особенно молодых. И получают они такие деньги не за высокий уровень мастерства, а просто за обладание российским паспортом.

— Смогут ли наши юные игроки без поддержки в виде лимита выдерживать конкуренцию со зрелыми мастерами?
— Поверьте, с молодежью у нас все в порядке. Просто большинство клубов не видит дальше третьего транспортного кольца. Но я-то знаю, что на периферии очень много хороших ребят, не избалованных большими деньгами и популярностью. Дело еще и в следующем — на молодежи ничего существенно не «распилить», не украсть. В том числе и поэтому ею неинтересно заниматься.

Балаган в РФС

— Московский «Спартак» сильно возмущался принятым на исполкоме решением. Для красно-белых, вкладывающих большие средства в свою академию, действительно так принципиально, чтобы лимит не ослабляли ни на одного человека, или это уже привычное сотрясание воздуха?
— Самое интересное, что Леонид Федун проголосовал на исполкоме за увеличение количества легионеров.

— Как-то это не вяжется с его соб­ственными словами и заявлениями Валерия Карпина.
— Я только что (беседа с Лахтером проходила в четверг. — «Спорт») встречался с Петром Авеном, который это подтвердил и рассказал, какой бардак творился на исполкоме. И он, как честный и принципиальный человек, решил выйти из состава исполкома, чтобы не участ­вовать в этом… балагане, цирке, театре — можно как угодно назвать происходящее.

— Цены на россиян теперь упадут?
— Мы говорить можем что угодно. Но реальная цена на конкретного игрока составляет ровно столько, сколько за него готовы заплатить. Если за условного Пупкина отдали 30 миллионов, значит, он столько и стоит. А уж отработал Пупкин эти деньги или нет — вопрос другой.

www.sportsdaily.ru

Подписывайся на наш канал в Telegram и узнавай все самые свежие новости первым!

Источник — Sport.ua

(1 голос)

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Новости партнеров
Комментарии
Вы не авторизованы.
Если вы хотите оставлять комментарии, пожалуйста, авторизуйтесь.
Если вы не имеете учётной записи, вы должны зарегистрироваться.
Продолжая просматривать SPORT.UA, Вы подтверждаете, что ознакомились с Политикой конфиденциальности