Андрей ПЯТОВ: «Шахтер - это моя судьба»

Голкипер «Шахтера» - об успехах клуба и сборной Украины

Андрей ПЯТОВ: «Шахтер - это моя судьба»

Для вратаря самое главное — стабильность. Гол­кипер донецкого «Шахтера» и сборной Украины Андрей Пятов по праву мог бы гордиться этим ка­чеством, но он этого не делает. Скромно выходит на поле и скромно ловит мячи. С некоторыми ошибками, но без провалов. Последний поединок национальной команды лишний раз подтвердил, кто теперь в нашей стране вратарь номер один!

Мы договаривались об интервью в воскресе­нье вечером, когда бы­ли сплошные эмоции, но на следующий день после мат­ча в указанное время один из главных героев двух послед­них поединков сборной под­нял трубку и сказал: «Внима­тельно тебя слушаю». Я за­дал свой первый вопрос, а сам вспомнил слова одного авторитетного наставника, как-то сказавшего о том, что самые ответственные люди — это вратари...

— Андрей, как тебе спа­лось после такого матча?
— Отлично (улыбается). Когда выигрываешь, настрое­ние всегда хорошее.

— На кровать, наверное, упал без задних ног — рабо­ты было много.
— Так это ведь хорошо, ког­да голкипер все время нахо­дится в тонусе. Бывает, ударят раз по твоим воротам — и жди неприятностей.

— Полевые игроки после напряженных поединков долго не могут уснуть. Киперов это тоже касается?
— Конечно. Чем мы от них отличаемся? Мы устаем точно также, при этом эмоциональ­ная усталость у вратарей, на­верное, выше. Все время сохра­няешь внимание.

— Сколько страж ворот теряет килограммов за игру?
— Я точно не знаю. Где-то читал, но на себе такие экспе­рименты не проводил. Знаю, сколько мы пробегаем — в «Шахтере» такой учет ведется.

— Какая у тебя норма?
— В среднем — пять кило­метров.

— В воскресенье ты, на­верное, превзошел этот по­казатель?
— Не думаю. Это только так кажется.

— Когда твоя команда атакует, ты все время в дви­жении...
— Стараюсь разбегаться, держать себя в тонусе. В последних матчах еще разминаю боль­ное плечо.

— Что случилось?
— Ничего особенного — получил повреждение на трени­ровке. Немного болит, но тер­пимо. Для полного восстановле­ния нужна пауза, а ее мы полу­чим уже в декабре. Потерплю.

— Как ты оцениваешь по­следнюю игру сборной?
— Счет — на табло. Забей мы пенальти или реализуй еще какой-то момент, которых хва­тало, не было бы такого нервно­го второго тайма. Все бы пошло по-другому. Но мы не жалуемся. Победили, сыграли на ноль.

— Двумя последними пое­динками вы реабилитирова­лись за поражение от Слова­кии. Не так ли?
— Посмотрим в конце отборочного турнира. Осечки бывают у всех команд, и начало ны­нешней квалификации это под­тверждает. Тут важно сделать правильные выводы, не опу­скать голову и идти дальше. Мы старались таки поступить.

— Словаки нарушили твою семейную традицию, согласно которой к рожде­нию своих дочерей ты игра­ешь на ноль...
— Да, раньше как-то так по­лучалось, а тут пришлось не­много перенести эту традицию. Но это не самое главное.

— Стартовый матч отбо­ра мог стать для тебя истори­ческим. Долго прокручивал тот гол, который не засчитал арбитр?
— Конечно, я смотрел этот момент в записи, читал мнения экспертов и пришел к выводу, что ситуация была — 50 на 50. В пылу борьбы я судил по реакции соперников, никто из которых даже не возмущался, поэтому сразу после игры был уверен, что гол — чистый.

— В последнее время ты начал часто подключаться к стандартам на последних се­кундах...
— Начнем с того, что для вра­таря это крайняя мера. Лучше бы таких ситуаций не было. Ко­да счет устраивает твою коман­ду, вперед ведь не побежишь. Ну а если надо, так надо. Почему бы не побороться за верховой мяч? С моим-то ростом.

— Тогда, поворотам слова­ков, ты, наверное, нанес свой первый удар в карьере. Если выпадет возможность про­бить пенальти, подойдешь к точке?
— Нет, это точно не ко мне (улыбается). Я ведь не Рожерио Сени, который забил во всех турнирах, кажется, 120 голов. Считаю, что каждый должен за­ниматься своим делом, хотя ес­ли голкипер уверен в себе, а тренер и команда ему доверяют, то почему бы и нет?

— Вернемся ко встрече с Македонией. Ключевым мо­ментом для тебя стал сейв по­сле удара Адиса Яховича?
— Не для меня, а для всей на­шей команды. Хотя я бы не стал преувеличивать: там не столько я мяч отбил, сколько нападаю­щий мне в руку попал. Повезло (улыбается).

— Чего ты так скромнича­ешь? Нужно ведь было угол обстрела сократить, правиль­ную позицию выбрать и так далее...
— Я не люблю себя хвалить, а если кто-то хвалит меня, то сразу краснею. Лучше ко всему относиться критически. Дашь слабинку — сразу съедят.

— Яхович, кстати, «Шах­тер» уже огорчал. Запомнили его по выступлениям в «Ворскле»?
— Конечно. Мы тогда проиграли в Полтаве, когда он забил. Противный форвард — в хоро­шем смысле этого слова. Мы с ним парой слов перебросились, он знает, что я тоже когда-то вы­ступал в «Ворскле».

— В клубе это для тебя в порядке вещей, нов сборной ты раньше не вводил мяч в атаку так быстро. Новые требования?
— Почему новые — старые! Все зависит от ситуации, нужно чувствовать момент, когда мо­жет пройти скоростная контра­така. Мы ведь и гол так забили: быстро выбили от ворот, потом пошел перевод на Коноплянку, Зозуля увел защитника на ближ­нюю штангу, и Женя простре­лил в штрафную.

— Правда, что Мирча Луческу тебя больше ругает не за пропущенные голы, а за дол­гие вводы мяча?
— Так и есть. У нас в клубе такие быстрые исполнители, что сразу после перехвата они и не думают брать паузу — мо­ментально открываются, рас­сыпаются по всему полю. Так что от вратаря тут действитель­но зависит многое. Особенно в команде с такой игровой фило­софией, как у «Шахтера».

— В Белоруссии у тебя тоже работы хватало. Со­гласен?
— Да работа есть в каждом матче! Просто иногда ты боль­ше подсказываешь, читаешь, а иногда — чаще вступаешь в игру. Такова наша доля.

— В последних двух поединках у твоих ворот было 30 стандартных положений! Что происходит с защитниками сборной?
— Все нормально — мы же в этих матчах не пропустили. А большое количество штрафных может свидетельствовать о степени настроя футболистов. Ребята самоотверженно оборонялись, агрессивно вступали в отбор, стелились в подкатах, шли на все перехваты, блокиро­вали подачи, выбивали мяч на угловой.

— Скоро в Борисов прие­дет «Шахтер». Как тебе стади­он и атмосфера на нем?
— Все просто замечательно. Когда там играла сборная, то нам казалось, что это домашний поединок — столько было на­ших болельщиков, и настолько рьяно они нас поддерживали. Думаю, что на поединок Лиги чемпионов приедет немало фа­натов «Шахтера». Главное, что­бы их пропустили, чтобы не было никаких конфликтов...

— Вы по своим поклонни­кам уже соскучились?
— Спрашиваешь! Тяжело передать словами, насколько сложно все время играть в го­стях, хотя в поединке с «Порту» у нас была замечательная под­держка. Хочу еще раз поблаго­дарить за это львовских болель­щиков. Низкий им поклон.

— С фанатами «Шахтера» часто общаешься?
— Бывает, встречаюсь с ни­ми в Киеве, разговариваем. Я человек открытый, хотя в раз­ных там социальных сетях ни с кем не общаюсь.

— Раньше каждый украин­ский футболист мечтал к сыграть на «Донбасс Арене». Теперь такая мечта — у игроков «Шахтера»...
— Мне тяжело говорить на эту тему (вздыхает). Для меня и моей семьи Донецк давно стал вторым домом. Там практически все, что у меня есть. Там частичка мое­го сердца. Конечно, мы меч­таем туда вернуться и играть на арене, где порой просто за­хватывало дух.

— Ты успел вывезти отту­да все свои призы и медали?
— Да. Футбольные награды мне очень дороги.

— В твоей индивидуаль­ной коллекции, если брать клубные достижения, не хватает только одной меда­ли — за победу в Лиге чем­пионов. В связи с нынеш­ней ситуацией президент «Шахтера» не сменил вы­бранный курс развития ко­манды, одним из пунктов которого как раз и является завоевание самого пре­стижного европейского трофея?

— Я такого нигде не слы­шал, но, насколько я знаю на­шего президента, он никогда не менял своих целей. Трудно­сти нас не пугают, а закаляют. Наша задача — жить от игры к игре, побеждать в каждом бли­жайшем матче. Сейчас на по­вестке дня — «Волынь».

— Потом будет БАТЭ. Все только и говорят: обыгры­вай дважды белорусов — и путевка в плей-офф, по су­ти, в кармане. Ты так не счи­таешь?
— Это на словах все так просто, а на поле свою силу нужно еще доказать. Конечно, мы постараемся взять макси­мальное количество очков, но не забывай, что у БАТЭ тоже опытная команда, которая обыграла испанский «Атлетик». Вы нас не расслабите (улыбается).

— В двух первых турах группового раунда Лиги чемпионов «Шахтер» сыграл вничью. «Порту» будет по­сильнее испанцев?
— По игре, думаю, да. Это фаворит нашей группы, хотя у нас были все шансы одержать над ним победу.

— В поединке с порту­гальцами ты отбил пенальти и чуть не отразил еще один удар сточки, хотя раньше говорил, что это — не твой ко­нек. Теперь твой?
— Не знаю. Может, это пришло с опытом, ноя не буду умничать-просто так получилось.

— У тебя есть какая-то специальная подготовка по части 11-метровых? На­пример, подходит тренер и говорит: «Такой-то игрок бьет в один угол на точ­ность, а такой-то — в другой насилу...»
— Безусловно, анализ при­сутствует — как же без него? Но это уже наши секреты (улы­бается). Внутренняя кухня — извини.

— В составе вашего бли­жайшего соперника, «Волы­ни», в последнее время пе­нальти штампует Эрик Бикфалви. Будешь изучать стиль его ударов?
-Я надеюсь, что в этом матче до такого не дойдет. Думаю, в обороне мы сыграем строго и надежно.

— В сборной ты часто от­бивал 11-метровые?
— Два раза, и оба — не так давно. Сначала — в поединке с Черногорией два года назад, а потом- в спарринге с Норвегией, когда Михаил Фоменко про­водил свой первый матч на по­сту главного тренера нацио­нальной команды (при нынеш­нем наставнике сборной Ан­дрей Пятов провел все 18 игр, в которых пропустил семь мячей и 13 раз отстоял на ноль. — Прим. авт.). Так что, как ви­дишь, я прав — не моя это спе­циализация (улыбается).

— А на юношеском уровне подобные подвиги были?
— Нечасто. Самый яркий пример — полуфинал моло­дежного чемпионата Европы 2006 года. Мы тогда с сербами играли, и за пару минут до окончания дополнительного времени Алексей Михайличенко меня заменил.

— Можно было немного расстроиться...
— Да нет, ты что! Я, нао­борот, почувствовал какую-то уверенность в команде, ведь знал, что Саша Рыбка в этом деле специалист. В ито­ге он ту серию пенальти и вытащил.

— Следишь за его карье­рой в «Динамо»?
— А как же! Рад, что Рыба нашел себя в родном клубе, он сейчас прогрессирует — и это после такой паузы. Я желаю ему удачи.

— Андрей, после трех мат­чей отбора сборная Украины набрала шесть очков. Два го­да назад было два. Значит, растем?
— Я бы сказал так: прибавля­ем от игры к игре. Постепенно, но набираем.

— Ты смотрел поединок Словакия — Испания?
— Видел только моменты — и, кстати, потратил на это немало времени. Что тут ска­жешь? Молодцы словаки, осо­бенно их вратарь. Испанцы, правда, нанесли 26 ударов, по­дали 19 угловых, но статисти­ка — это одно, а счет на табло — совсем другое.

— В нашей группе вырисовывается такая картина, что за прямые путевки на Евро-2016 будут бороться три сбор­ные. Не так ли?
— Не нужно спешить с выводами. Все будет видно на фини­ше. Ты же сам говоришь, что два года назад на этом этапе у нас было два очка, что не помешало нам занять второе место и от­стать от первого всего на один пункт. Надо решать задачи по мере их поступления. Выиграть в Люксембурге — и с нормаль­ным настроением уйти за зим­ний перерыв.

— Слышал мнение одного специалиста, который ска­зал, дескать, коль у Македо­нии было столько моментов, то что же будет в поединке с Испанией?
— Не слышал, но могу ска­зать, что матч на матч не прихо­дится. На каждого соперника мы готовимся индивидуально. Теории в штабе сборной уделя­ют много внимания, так что перед встречами с испанцами нам все подробно покажут и расскажут. Может, мы сыграем на контратаках, от обороны. Повторюсь, сейчас на повестке дня Люксембург.

— Подводя итог львовского поединка, можешь сказать, что он войдет в число твоих лучших матчей за национальную команду?
— Я не веду такой рейтинг. Лучший, не лучший... Знаю, что ошибок я все равно наделал достаточно. Какие именно, не все, может, увидели, но самое главное, что они известны мне. В общем, буду работать.

— С твоим опытом пере­ключаться со сборной на клубные дела уже не сложно?
— Конечно. Тут уже работа­ет коробка-автомат (улыбает­ся). В данный момент, напри­мер, как раз готовлюсь к тренировке «Шахтера».

— Твой клуб впервые за 10 лет проиграл два матча чем­пионата подряд. Спад?
— Мы сами виноваты в том, что произошло, хотя ничего страшного-то не случилось. Со всеми бывает. Вот выиграем один поединок — и все снова пойдет нормально.

— Мирча Луческу начал давать какие-то тревожные интервью. С вами он ведет се­бя также взволнованно?
— Нет. Мистер всегда уверен в своих силах и спокоен в работе с командой, которой все это пе­редается. Нам это всегда помо­гало.

— Тебя не обижает, что играть приходится, по сути, по очереди с Антоном Каниболоцким?
— Да какие обиды! Это моя работа-тренироваться, расти, доказывать. В «Шахтере» высо­кая конкуренция.

— Порой кажется, что с этим клубом у тебя пожизненный контракт. Так и юбилей можно отметить...
— Рано еще — только вось­мой год идет (улыбается). А ес­ли серьезно, то мое соглашение с «Шахтером» истекает уже че­рез год.

— Предложат новое под­пишешь?
— Такое желание у меня есть. Думаю, это большая честь для любого футболиста — играть в таком клубе и на таком уровне. Я счастлив, что стал ча­стью этой команды. Машины по завоеванию разных титулов. «Шахтер»-это моя судьба.

Газета КОМАНДА

Подписывайся на наш канал в Telegram и узнавай все самые свежие новости первым!

Источник — Sport.ua

(1 голос)

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Новости партнеров
Загрузка...
Комментарии
    Комментарии отсутствуют. Вы можете стать первым.
    Комментарии отсутствуют. Вы можете стать первым.
Вы не авторизованы.
Если вы хотите оставлять комментарии, пожалуйста, авторизуйтесь.
Если вы не имеете учётной записи, вы должны зарегистрироваться.
© 2003-2020 Sport.ua
Продолжая просматривать SPORT.UA, Вы подтверждаете, что ознакомились с Политикой конфиденциальности